Содержание:

Реклама

Как показало недавнее обсуждение на 7е, большинству детей приходится самим разогревать себе еду и проявлять другие признаки самостоятельности — и это радует. Потому что дети, за которых все делают взрослые, очень рискуют — и даже своим психическим здоровьем. Страшные случаи из жизни богатых семей, защищающих детей от суровой действительности, рассказывает психолог Марина Мелия. Нам с вами это вряд ли грозит — но заставляет задуматься, как и от чего ограждать ребенка.

Дети не осваивают бытовые навыки

Изолируя детей от "суровой действительности", мы действуем из лучших побуждений. Но человек — существо социальное, и любая длительная изоляция ему противопоказана — это приводит к личностным деформациям.

К содержанию

Дети не осваивают бытовые навыки

В семье, где нет наемного персонала, а родители работают, ребенок хочешь не хочешь постепенно постигает все житейские премудрости. По мере взросления к нему предъявляют все больше требований и делегируют все больше ответственности. Но если никаких обязательств по уходу за собой, за кем-то из близких или выполнению какой-то работы по дому нет ни в три года, ни в десять, ни в пятнадцать лет, значит, нет ни опыта, ни ответственности.

Дети, выросшие в детских домах, начиная жить самостоятельно, сталкиваются с массой проблем: они не могут приготовить себе еду, не знают, как заплатить за квартиру, как искать работу, как купить билет на электричку, — им негде было этому научиться. Чтобы помочь детдомовцам, созданы целые программы адаптации и постинтернатного сопровождения. К ним прикрепляют социальных работников, которые, по сути, выполняют роль родителей, учат детей элементарным вещам, которые все их "домашние" сверстники делают автоматически, не задумываясь.

К "золотым" детям соцработников не прикрепляют, хотя они тоже не способны сами себя обслужить. Домашний персонал активно поддерживает такую политику и с готовностью делает за ребенка все, что можно. Для него маленький неумеха — это гарантированный источник дохода: пока он остается беспомощным, у нянь и горничных всегда будет работа.

Няне легче самой застегнуть пуговицы на рубашке, чем учить этому неловкого малыша, проще взять его на руки, чем ждать, когда он сам поднимется по ступенькам. Водитель знает, когда надо выезжать из дома в школу, когда в спортивную секцию, он напомнит, поторопит, поможет собраться. Ребенок забыл положить в сумку ракетку или мяч — водитель съездит и привезет. И так во всем.

Мой коллега работал с мальчиком из обеспеченной семьи. Оказалось, тот никогда не видел, как заваривают чай. Когда психолог его научил, при каждой новой встрече ребенок с надеждой спрашивал: "А сегодня мы будем заваривать чай?".

Мы, родители, как правило, даже не задумываемся о том, в какое положение ставим своих детей. Мы-то выросли в других условиях и прекрасно умеем себя обслуживать. А с ребенком ведем себя так, будто он ни на что не способен.

К содержанию

Дети не видят реальной жизни

Ребенок, выросший за высоким забором загородного имения под опекой нянь и гувернанток, порой не знает элементарных вещей и совершенно искренне считает весь мир увеличенной копией своей резервации. Так, водитель десятилетней девочки по дороге из школы домой рассказывает ей о своем трехлетнем внуке. "Как зовут его няню?" — интересуется девочка. Водитель отвечает, что няни у мальчика нет и никогда не было. Девочка не верит: "Так не бывает! У всех есть няни!".

Владелец крупной компании рассказал мне, как его сын, увидев по телевизору людей в вагоне метро, спросил: "Папа, а кто говорит машинисту поезда, куда ехать?". Мальчик в 6 лет ни разу просто так не ходил по улицам и, конечно, не ездил на общественном транспорте. А ведь по планам папы сын должен будет в будущем взять на себя управление большим промышленным холдингом.

"Золотые дети" не знают, что значит жить на зарплату, не понимают, зачем ходить пешком, когда есть автомобили, зачем снимать крошечную квартиру, если можно купить коттедж, зачем добираться куда-то на метро или автобусе вместо того, чтобы вызвать такси. Иначе говоря, они слабо представляют, как живут люди вне их круга.

Реклама

К содержанию

Негде тренировать социальный интеллект

Успеха в жизни часто добиваются люди, от которых этого не ждали ни учителя, ни родители. Ребенок, большую часть времени проводивший во дворе, "хулиган, бездельник, троечник", вдруг оказывается гораздо успешнее своих одноклассников, которые все детство просидели за учебниками. Разгадка не в "случайной удаче" или "счастливой судьбе", а в социальном интеллекте.

Что такое социальный интеллект? Это, в том числе, понимание людей, мотивов их поведения, способность влиять на других, предвидеть реакцию на свои слова и поступки, чувствовать границы в общении.

Исследователи из Пенсильванского университета и университета Дюка в течение 20 лет наблюдали более 700 детей — от детсадовского возраста до 25 лет. Оказалось, что "социально компетентные" дети, способные легко общаться, помогать окружающим, понимать их чувства, как правило, получают высшее образование, полноценную работу и к 25 годам бывают гораздо успешнее своих сверстников.

В жизни обычного ребенка всегда присутствуют сверстники. Они могут быть друзьями или врагами, относиться доброжелательно или "строить козни", но с ними так или иначе приходится вступать во взаимодействие: в большом классе — отвоевывать себе "место под солнцем", во дворе — выбирать, кто друг, а кто нет. Жизнь ставит перед ребенком задачи, для выполнения которых необходимо чего-то добиваться от людей с разными взглядами, ценностями и характером.

В идеальном мире "золотого гетто" такие задачи перед детьми не стоят. В их поведенческом репертуаре всего два главных варианта общения — со "всемогущими" родителями и с зависимыми взрослыми. А вот общение с равными, которые от них никак не зависят и могут поступать, как им вздумается, становится проблемой. Прибавьте сюда неспособность понимать чувства других — ведь их этому не учили, — и станет ясно, почему они не могут полноценно взаимодействовать в школе, в спортивных секциях, на творческих занятиях.

Дети из состоятельных семей постоянно меняют школы — иногда по пять-десять раз за все время обучения — это уже тенденция. И везде одно и то же: учителя придираются, не ценят, не понимают, одноклассники тупые, грубые, приставучие, завистливые. Но, может быть, дело не в одноклассниках и учителях, а в самих детях, которым не хватает элементарных навыков общения и умения находить общий язык с разными людьми?

Негде тренировать социальный интеллект

К содержанию

Нет стимула взрослеть

Адекватная иерархия "взрослый — ребенок" предполагает своего рода "вертикаль власти", уважение к взрослому, соблюдение дистанции, границы во взаимодействии. У взрослого по определению больше прав, чем у ребенка, и больше ответственности. Он знает, как надо, как правильно, он задает ребенку систему координат, ставит определенные рамки, он может разрешить, а может и запретить.

Но в богатых семьях, где детей окружают зависимые взрослые, эта естественная иерархия зачастую упраздняется. Мы возлагаем на ребенка функции, совершенно ему не свойственные. Мы спрашиваем у него: "Ну как учительница, как она себя вела? Нормально? Ах, ты недоволен..." Когда ребенок оценивает старших, когда он грозит водителю, учителю или инструктору увольнением и человека действительно увольняют, его картина мира искажается.

Ребенок не понимает природу власти, не чувствует границ, которые нельзя переступать. Для него пропадает, размывается само понятие "взрослый" — оно перестает нести основную смысловую нагрузку и означает лишь возраст человека.

Если ребенок не слушается няню, водителя, то с чего он вдруг должен слушаться маму, папу, бабушку? Либо я слушаюсь всех взрослых, либо не слушаюсь никого. Вначале рушится авторитет людей, работающих в доме, а потом закономерно ставится под сомнение и родительский авторитет: если я могу перечить, грубить обслуживающему персоналу, то почему бы мне и маму с папой не уволить?

В такой ситуации ребенок не получает самого главного: стержня, направления дальнейшего развития. Как молодой вьюнок, у которого убрали вертикальную опору, он не может карабкаться вверх. Желание стать по-настоящему взрослым не возникает, когда нет внутреннего чувства "вот я вырасту, и мне тоже будет можно, я тоже должен буду..." Отсюда инфантилизация, о которой сейчас так много говорят.

Реклама

К содержанию

Иллюзии избранности и безнаказанности

Богатство и статус родителей создают у ребенка ощущение, что он не такой как все. Он быстро привыкает, что к нему относятся как к особенному человеку, и считает это совершенно естественным. А когда вдруг оказывается, что для окружающих он всего лишь "один из многих", это становится неприятным сюрпризом, вызывает бурю негативных эмоций — он требует, возмущается, обижается.

Мальчика десяти лет отправили в элитную школу в Англию. Сам факт, что ни ученикам, ни педагогам его фамилия ничего не говорила, стал для него настоящим шоком — для всех он был просто "мальчик из России, которому надо подтянуть английский". Никто не старался ему понравиться, услужить, угодить. Лишившись домашних привилегий и не обладая достаточным внутренним потенциалом, он не смог наладить отношения с одноклассниками. Начались слезы, капризы, истерики, и родителям пришлось забрать его из школы.

Избалованные "бриллиантовые" девочки и мальчики не могут себе представить, что существуют какие-то ограничения, не умеют прогнозировать последствия своих действий, в том числе и по отношению к другим. Они не готовы нести ответственность за свои поступки и уверены, что законы писаны не для них. Способность испытывать чувство вины у них нарушена либо отсутствует вовсе. И повзрослев, они остаются теми же избалованными детьми, не признающими запретов, не уважающими других людей, не считающимися с их правами.

За примерами далеко ходить не надо — все помнят громкие истории с богатыми наследниками и наследницами на дорогих машинах, нарушавшими ПДД и приговоренными к различным наказаниям. В моей практике таких клиентов еще больше — обычно из сложных ситуаций их "выручают" родители. Но вот замять дело о серьезном нарушении за границей семье моих клиентов не удалось — сын угодил в тюрьму, и уже никто ничего не смог сделать.

"Золотые" дети погружены в мир иллюзий. Это и иллюзия избранности — "мне можно все, ведь я особенный", и иллюзия существования некоего спасителя: если вдруг что-то случится, то кто-нибудь придет и все разрулит, все сделает, все за меня решит.

Почему юноши и девушки из богатых семей часто подвержены депрессиям? Потому что тот иллюзорный мир сплошных привилегий, в котором они росли, не соответствует реальному миру, в который они попадают, взрослея. Молодой человек продолжает думать, что ему по-прежнему все что-то должны, что он сможет и дальше жить, не прикладывая собственных усилий. И как только понимает, что все не так безоблачно, как казалось, что на самом деле никто не позаботится о нем, кроме него самого, это переживается очень тяжело.