Реклама

Реклама

Забеременела я в сентябре где-то от моего любимого парня, с котором прожила 2 года в чужом городе, в Санкт-Петербурге. Во время сожительства были угрозы и оскорбления, и даже избиение за очень плохие действия. Терпела, потому что не хотела домой и очень любила моего так называемого мужа.

В день рождения, наверное, я и забеременела. Мне было 19 лет, а Леше — 26. Его родители меня не любили, пытались вмешаться и рассорить нас, выгнать меня обратно в свой город.

Мне было плохо в октябре очень, но я не знала, беременна я или нет. Леша мечтал о ребенке, мы говорили об этом часто. А я очень боялась, что это правда, потому что у обоих не очень хорошо с постоянной работой, с жильем. Мы жили в съемной квартире и недалеко от его работы.

Стимуляция родов

Меня стало тошнить, и постоянно рвать, и диарея. Я была внутри истощена. Казалось, я заболела. А Лешин брат двоюродный, которому было ближе к 40, хороший, добрый ко мне, предсказал, что беременна, наверное. Но мы не поверили. А я этого боялась. И в душе еще была маленькая.

Когда этот ужас закончился, через месяц, в ноябре, позвонил мой папа и сказал, что умерла бабушка, его мама. Впервые я заплакала по поводу бабушки: она меня никогда не любила и говорила, когда я была еще в утробе, чтоб родилась больной. Так и случилось.

Приехала в свой город, и мне стало плохо на похоронах: в их квартиру меня дух не пускал. Ребенок чувствовал это, и мне начало крутить голову. Все родственники не понимали, что со мной, да и сама я еще ничего не знала.

Мама с папой тоже предположили, что я беременна, и чтоб не покупать эти тесты, я пошла к своему гинекологу и выяснилось, что идет 11-я неделя беременности. Через неделю должна сказать, рожаю или нет. Или аборт. Само слово и знание про аборт пугали. Как же так -убить живое во мне.

Оставили мы ребеночка. Леша звонил мне, узнав о ребенке, сразу начал меня унижать. Всю беременность сложную я сдавала кровь, лежала в больницах и многое другое. Перед родами я лежала в городском роддоме 2 недели. Для меня это был стресс — все одно и то же.

Как я узнала, что беременн

Потом врач сказала мне: или ты рожаешь, или умрешь с малышом раньше времени. Был очень тяжелый выбор. Потому что везде проблемы и любимый предал меня. Я сделала главный выбор в своей жизни, согласилась, и 1 июня, в День защиты детей у меня начали уколами стимулировать роды.

10 часов невозможной боли, проверка рукой врача раскрытия — что все-таки не могу родить — подтолкнули к кесарево, и я согласилась.

Все-таки был для меня кайф в этой операции. Я заснула с удовольствием и проснулась уже одна, без сына. После двух дней в реанимации мне показали кроху. Назвали Максимом, но во время беременности очень хотела назвать Димой.

Сейчас моему сынуле уже 5 лет, я мать-одиночка и не жалею, что послала его надолго, этого папашу. Ему благодарна за сыночка, за два гола серьезных отношений, никогда не забуду.

Было тяжело, но я справилась и счастлива, независимо ни от чего.