Реклама

Реклама

Говорят, что воспоминания о родах сродни чем-то воспоминаниям воинов о прошедших битвах - чем больше воды утекло, тем красочнее становятся подробности... Моей дочери сейчас 5 лет. И я воспользуюсь представившейся возможностью, чтобы описать все, как есть, пока помню.

Еще до рождения Катька продемонстрировала хорошее чувство юмора - предвестники у меня начались аккурат 1-ого апреля. Друзья и знакомые обрывали мне телефон с сообщениями о говорящих кошках и срочных вызовах в деканат, а я, рассеянно отвечая "Да-да, конечно...", в это время напряженно смотрела на часы - схватки становились все чаще. Однако стоило мне решить, что еще один раз - и все, вызываю "скорую", как схватки прекратились. Это повторилось и на следующий день. И днем позже. Наконец, 6-ого апреля, мои нервы не выдержали постоянного надувательства, и я вызвала "скорую".

В роддоме мы с Катькой задумчиво полежали на столе, после чего с соответствующими комментариями были доставлены в палату предродового отделения. Там, за леденящими кровь пересказами историй мам, бабушек и подруг, мы и коротали последние оставшиеся перед родами дни. Замечу, что предвестники моментально прекратились: видимо, ребенок почувствовал, что находится в надежных руках профессионалов. Между тем, роддом должен быть закрыт на профилактику, а все, кто не успеет родить к понедельнику, будут перевезены в другие районы. В пятницу утром нам об этом сообщила медсестра, а вечером всех, кому позволял режим, отпустили по домам... В субботу утром у меня ужасно ныла поясница. Сначала я решила, что, видимо, спала в неудачной позе. Но боль все усиливалась, постепенно приобретая пульсирующий характер, и я забеспокоилась. Вызывать "скорую" второй раз показалось мне неудобным. Поэтому мы с мужем добирались до роддома общественным транспортом. От дома свекрови, где я была, до роддома было около 2-х часов езды автобусом - до сих пор помню это автобус, огромный и неповоротливый, с "гармошкой" посередине, останавливающийся на каждой остановке... Когда мы доехали, не показывать своих страданий окружающим стоило мне уже значительных усилий. Потом почти остановку пришлось идти пешком. Потом - пешком же на 5-й этаж. Поясница болела уже так, что меня периодически перегибало пополам... В предродовом отделении было пусто и тихо, только старенькая медсестра сидела и читала книжку. Весь ее озабоченный вид не располагал к глупым вопросам... Однако помучившись еще минут 10, я все-таки решилась:

- Скажите, пожалуйста, а бывают схватки, чтобы не живот болел, а поясницу ломило?
- Да они почти всегда так и бывают...
- Ой, тогда я, наверно, рожаю...
- А часто у тебя так болит?
- Каждые... 30 секунд...

Медсестра тихо ойкнула и куда-то умчалась, через пару минут прибежала взъерошенная дежурная врач, быстро меня осмотрела, привезли каталку... В огромном окне родового бокса бесновалась совершенно февральская метель, я по команде тужилась, дышала, тужилась, дышала, тужилась...

Потом мне показалось, что из меня достали все-все внутренности, оставив только пустую оболочку. Акушерки суетились вокруг маленького темного комочка, я изо всех сил пыталась рассмотреть, что же они там делают. Мне показалось, прошла целая вечность, прежде чем я услышала недовольное "Мяу!" Я, как мне казалось, закричала, а на самом деле еле слышно пропищала: "Покажите, покажите!" И мне показали самое замечательное на свете человеческое существо, которое я когда-либо видела... Оно было все в белой смазке, длинные темные космы свисали на лобик, а огромные темно-синие глазищи задумчиво озирали окрестности: "Девочка?" - "Девочка! 3 500, 50 сантиметров"... Все вокруг вдруг показались мне ужасно милыми. Особенно - длинный усатый дядечка, который подошел ко мне с какой странной штучкой.

- Девочка! - гордо сказала я ему. - Назову Катенькой! 3 500 и 50 сантиметров!
- Девочка, - согласился он, надевая мне на лицо маску, - а теперь считаем: раз, два...

Когда я открыла глаза, было уже темно. "Вечер", - догадалась я.

- Вечер, - подтвердил мне кто-то. "Девочка! Катенька!" - вспомнила я.
- Девочка! Катенька! - сказал голос. "Кто здесь?" - удивилась я. Голос повторил.

Постепенно отойдя от наркоза, я поняла, что лежу в том же боксе и почему-то повторяю свои мысли вслух, совершенно не чувствуя движения губ. Спустя некоторое время меня отвезли в палату, где лежали еще две молодые мамочки.

- В какой день-то родила: 12 апреля - День Космонавтики! - сказала одна.
- В Вербное воскресенье! - сказала другая...

Надежда, esperanza@hotbox.ru.