Содержание:

Где бы мы ни находились, эти твари преследуют нас по пятам. Они сидят на дверных ручках, на компьютерных клавиатурах, на лестничных перилах и, не в последнюю очередь, на нашей коже. Имеются в виду возбудители болезней — бактерии, вирусы и грибки, бoльшая часть которых для нас не опасна благодаря иммунитету — врожденному и приобретенному. Как он работает и есть ли необходимость "повышать иммунитет"?

Как работает врожденный иммунитет

Стоит поблагодарить иммунную систему за то, что микробы не завоевывают весь наш организм, а некоторые из них даже сосуществуют с нами в некоем симбиозе. Именно иммунитет обеспечивает мирный паритет между нашими потребностями и потребностями этих крошечных попутчиков.

Если бы армия нашего тела — так без преувеличения можно назвать иммунную систему — не оказывала постоянного сопротивления всем возбудителям болезней, с которыми мы соприкасаемся, мы бы довольно быстро заработали воспаление сердечной мышцы или кучу других болезней.

Однако иммунная система работает не только против чуждых организму нарушителей спокойствия, но и против наших собственных клеток, если те вырождаются или становятся злокачественными. Разумеется, это всячески приветствуется: должен же кто-то в хозяйстве заботиться о порядке. Но иногда наша армия перегибает палку и атакует здоровые структуры — тогда говорят об аутоиммунных заболеваниях.

Различают два вида иммунитета — врожденный и приобретенный. Задача у них одна — защищать организм от распространения в нем возбудителей болезней, атакующих ткани и органы. Но в том, как они это делают, есть существенные отличия.


К содержанию

Как работает врожденный иммунитет

Врожденный иммунитет передается нам от матери при рождении, как явствует из самого названия. Пример врожденного иммунитета — кислотная мантия кожи, ведь на кислой поверхности возбудители болезней едва ли выживут. Или лизоцим в слюне — антибактериальный фермент, который встречает непрошеных гостей уже в полости рта.

Скользкие покровы слизистых оболочек, содержащие антибактериальные вещества, — тоже действенный инструмент обороны организма, относящийся к врожденному иммунитету. Кто же без специального снаряжения залезет на стену, покрытую слизью?

Армия иммунных клеток защищает нас изо дня в день. Как и в настоящем войске, в ней есть особые подразделения и воины, специализирующиеся на определенных задачах.

На передней линии фронта сражаются гранулоциты. Как и прочие иммунные клетки, они входят в число белых кровяных телец, или лейкоцитов. От своих красных собратьев последние отличаются тем, что у них есть клеточное ядро, но нет гемоглобина, удерживающего кислород.

Если во время "контрольного обхода" гранулоциты обнаруживают, что в организме завелись возбудители заболеваний, они тут же оповещают об этом сородичей, которые дружно выстраиваются цепью и беспощадно уничтожают каждого попадающегося на их пути захватчика с помощью отравляющих веществ.

Приобретенный иммунитет: что это такое?

С уцелевшими возбудителями моментальную расправу на месте учиняют огромные пожирающие клетки — макрофаги. В случае инфекции — то есть вторжения болезнетворных микробов в организм — к месту событий их направляют регуляторные белки, и макрофаги, не мешкая, поедают все лишнее, что находят. Если им требуется подкрепление, они в мгновение ока вызывают его с помощью хитроумной системы связи.

Эти механизмы вырабатывались в течение миллионов лет эволюции, но и сейчас они не перестают приспосабливаться к духу времени и к актуальным требованиям. У врожденного иммунитета есть свои "внутренние дознаватели" — их именуют природными клетками-убийцами. Неплохое звание, верно? В противоположность сотрудникам полиции они действуют весьма жестко, этакие Рэмбо.

Задача клеток-убийц — обнаружить и обезвредить больные клетки, тем самым еще на начальной стадии препятствуя их разрастанию в злокачественную опухоль. Для этого они безжалостно вынуждают дегенерировавшие или пораженные болезнетворными возбудителями клетки к самоубийству, что называется апоптозом.

Определенная часть клеток нашего организма постоянно готова мутировать, то есть изменять наследственную информацию. Тогда при следующем делении возникает поколение больных клеток. Если бы клетки-убийцы не распознавали и не обезвреживали их в кратчайшие сроки, это могло бы для нас очень плохо кончиться.

Армия иммунных клеток непрерывно пополняется новобранцами. Она находит их с помощью специальных нейромедиаторов — интерлейкинов, которые, помимо прочего, способствуют тому, чтобы белые кровяные тельца подрастали, созревали, делились и в конце концов активизировались.

Складывается впечатление, будто наша армия непобедима, но оно обманчиво. Да, врожденный иммунитет очень быстро реагирует на незваных гостей, но что касается методов борьбы с ними, то он скорее консерватор. Когда инфекцию вызывает один и тот же возбудитель — неважно, в первый или в сотый раз, — врожденный иммунитет неизменно реагирует одинаково. Если принятые им меры помогают, проблем нет, но если этого оказывается недостаточно — срочно нужна поддержка.


К содержанию

Приобретенный иммунитет: что это такое?

Вот мы и подошли к приобретенному иммунитету. Он значительно изобретательнее врожденного, потому что обладает способностью к обучению. Каждый завоеватель несет на себе характерные знаки отличия, и клетки приобретенного иммунитета могут их распознавать.

Уничтожить опасных микробов — это еще не все: тут клетки ведут себя как индейцы в вестернах — они не просто безжалостно расправляются с противником, а скальпируют его и выставляют скальп на всеобщее обозрение в качестве трофея. Так характерные признаки врага запечатлеваются в памяти других иммунных клеток минимум на пару лет.

Если клетки приобретенного иммунитета хотя бы раз сталкивались с конкретным возбудителем болезни, то потом обязательно об этом вспомнят. Иммунитет вырабатывает так называемые клетки памяти, которые при следующей встрече с тем же возбудителем мгновенно реагируют. Для этого они пользуются услугами В-лимфоцитов и Т-лимфоцитов.

Задача В-лимфоцитов состоит в целенаправленной защите организма от возбудителей болезней и других чуждых веществ. С этой целью они производят антитела, которые незамедлительно реагируют на типичные признаки известного микроба (вспомним о скальпе), привязываются к нему и тем самым обезвреживают. Как своего рода наручники.

Хотите немного подробнее? Хорошо. Когда неактивные В-лимфоциты, шныряя по крови, встречают чужеродное вещество — так называемый антиген, они не мешкая захватывают его, разделывают и выставляют фрагменты на своей поверхности. Это сигнал для другой формы лимфоцитов, хелперных Т-клеток, немедленно высвободить регуляторные протеины.

"Т" здесь, кстати, обозначает орган, в котором эти клетки созревают, — тимус, или вилочковую железу, расположенную за грудиной. Она важна для нас прежде всего в детстве и в подростковом возрасте. Позднее она меньше используется для созревания Т-клеток и постепенно атрофируется, пока не останется только крохотный и почти неактивный жировик.

Теперь протеины Т-клеток активируют В-лимфоциты, те незамедлительно отправляются в лимфатические узлы и селезенку, где стремительно делятся. В процессе они, руководствуясь девизом "больше — лучше", производят различные антитела до тех пор, пока не получится антитело, идеально подходящее для борьбы с поступившим возбудителем болезни. Небольшая часть этих В-лимфоцитов развивается дальше, превращаясь в упомянутые выше клетки памяти, которые надолго запомнят захватчика.

На последнем этапе созревания В-лимфоциты становятся наконец клетками плазмы. У них больше нет охоты размножаться, и с этих пор они производят только те самые антитела, подходящие для борьбы с определенным возбудителем. Почти как пожилой человек, который в солидном возрасте продолжает с удовольствием работать, но детей уже иметь не хочет.

Как видите, иммунная система устроена довольно сложно. Иммунитет должен уметь безошибочно отличать собственные клетки от чужеродных и моментально распознавать возбудителей болезней. Если бы оборонительная армия столь мастерски не сдерживала натиск врагов, которые постоянно угрожают нашим кровеносным сосудам, сердцу, другим органам и тканям, и не обезвреживала их, мы бы долго не прожили.