Реклама

Реклама

Я давно мечтала о рыжей кошке. Вообще, кошки и коты присутствовали в моей жизни всегда, с самого рождения. Сначала это были "семейные" животные, но как только я стала жить самостоятельной жизнью, завела себе собственного зверя. Сейчас "кошке моей жизни" пятнадцатый год.

Есть люди, которые платят большие деньги за породистых животных, для них это вопрос имиджа, наверное. А передо мной всегда стоял вопрос: кто позаботится о "дворянах" — кошках и собаках из ближайшей подворотни? Ведь им тоже нужен дом! Так у меня появилось Муся. Была приобретена она по дороге с работы за 10 рублей в переходе на станции метро "Гостиный двор" у какой-то неопрятной особы с целой коробкой копошащихся пушистых комочков.

Муся — изумительное животное, но сейчас скажу лишь, что она стандартного серо-белого полосатого окраса. А я давно хотела иметь рыженькую. Начала искать по объявлениям котенка, причем была я ограничена во времени. Связалась с Общественной организацией помощи бездомным кошкам. Сказали, сейчас котенка такого цвета нет, но есть годовалая рыжая кошечка. Нужно срочно пристроить — временно ее держат в подвале. Я засомневалась.

Все-таки взрослое животное, а у меня Муся с характером. Но мне прислали фотографию — с нее смотрела очень симпатичная мордашка. И я решилась. Тем более что по условиям договора между Обществом и будущим владельцем оговаривалась возможность возврата в течение месяца. Привезли красавицу домой и назвали Маркизой. К лотку была приучена, но обладала очень ранимой нервной системой: могла от страха описаться или обкакаться. Как нам сказали в Обществе, детство у Маркизы было тяжелое. Передавали ее с рук на руки, жила на улице. Была она очень худая, да еще срок подошел кастрировать, еще пару дней не ела после наркоза.

Кошечка оказалось очень трусливой. Первый месяц жила под кроватью. Выходила только ночью поесть и в туалет. Очень боялась большую кошку. И не без оснований. Та чувствовала себя старожилом и полной хозяйкой. Я уже позвонила в Общество, чтобы отдать ее обратно. Но меня уговорили еще подождать. На второй месяц Маркиза перебралась в шкаф и прожила там еще месяца 3-4. Дотрагиваться до себя категорически не давала, сразу кричала, шипела и кусалась. Выходила только ночью. Вообще, правильнее сказать, она не ходила, а передвигалась по квартире перебежками. Наметила себе траекторию движения от укрытия до укрытия: подползет к краю кровати, выглядывает оттуда, проверит, как обстановка. Если особых опасностей нет, добегает до стола. Потом оценивает обстановку оттуда, дальше пробежка на полусогнутых до кухни — там уже присмотрено потайное место. В кухонном гарнитуре есть маленькая боковая тумбочка с открытыми полками, так вот она присмотрела себе свободное местечко на нижней полке и пряталась там. Следующая остановка у кошки была под кухонным столом. Никогда не останавливалась на открытом месте.

На пятом месяце Маркиза стала вести себя так: уже можно было мне дотронуться до головы между ушами и сделать пару ласкательных движений, после этого вдруг кошка дергалась, шипела, пыталась укусить и стремительно убегала, прятаться. Но начала потихоньку играть. Иногда залезала на кровать и бегала за веревочкой, но при малейшем резком движении или непонятном звуке тут же пряталась. Очень боялась чужих людей и даже просто чужих голосов в коридоре.

Положительная динамика, конечно, наблюдалась, но очень медленно. А тут настало лето, время ехать на дачу. Опять стресс! Во-первых, сама езда в машине в течение 4-х часов — уже не для слабонервных, во-вторых на даче все новое, непонятное, незнакомое, а в-третьих, там еще добавился кот моей мамы и сама мама как совершенно незнакомое лицо. В общем, опять началась подкроватная жизнь. В течение месяца животное выбегало только ночью до лотка и до миски с едой и сразу обратно. Я уже хотела увезти ее обратно в город, там все-таки хотя бы по квартире гуляла. Решили дождаться выходных, приехать с инспекцией и лично посмотреть, как дела.

Прошла неделя, приехали, а мама говорит: "Маркиза уже выходит на порог. Когда никого поблизости нет, доползает по укрытиям до порога и стоит, смотрит, слушает, нюхает". Ну ладно, решили оставить на даче. На второй месяц дачной жизни кошка осмелела, стала выходить во двор и сидеть под домом. Правда, на домашних кошек шипела и старалась обойти подальше. Интересно, что, несмотря на категорическое отрицание тактильного контакта, хорошо реагировала на имя и всегда бежала домой, когда ее звала я или мама (у нас с ней очень похожие и голоса и интонации). На второй месяц стала самостоятельно гулять вокруг дома, ловить мышей. На кошек по-прежнему шипела, но на нее никто из них не обижался, жили мирно.

В конце сентября повезли Мусю и Маркизу домой. В этот раз даже обошлось без несанкционированного опорожнения пузыря и кишечника. Покричала для порядка и заснула.

Сейчас у нас заканчивается тринадцатый месяц совместной жизни. Итоги: уже дает себя гладить достаточно долго (но только в районе головы и шеи), мурлычет, поднимает голову, когда чешешь шею, зажмуривает глаза. Но до тела дотрагиваться категорически не дает. На руках начинает сразу стонать, если не отпускаешь, кричит громче и начинает вырываться. Еще остались "заскоки" в виде внезапного дергания и шипения. Кусается даже при поглаживании головы, но уже реже. Лицом можно прижиматься в любых местах, к этому она относится спокойно. Муся почти ее не обижает, иногда бывает, что разыграется, роняет на пол и начинает трепать. Но маленькая и сама ее подначивает: идет Муся неспешно по своим делам, а Маркиза ее сзади лапой по хвосту или ногам шлеп легонько. Ну и тут же получает сдачу.

Поделили ареалы обитания: старшая живет у нас с мужем в комнате, спит ночью в ногах, днем на спинке дивана или в кресле. Маркиза спит у дочки в комнате и уже как все нормальные кошки на кровати в ногах. Иногда Маркиза забирается на наш диван, но Муся ее часто сгоняет со своей территории. Первое время Маркиза не решалась есть в присутствии Муси. Сейчас едят уже спокойно рядом каждая из своей миски. В общем, спустя год Маркиза стала обычной домашней кошкой. Осталась только повышенная пугливость. Шарахается от каждого шороха, каждого непонятного звука или незнакомого человека. Но хорошо знает свое имя. Идет на зов. На кухне трется о ноги, бодает руку, дающую корм. Но по-прежнему нет-нет да и залезет поспать в шкаф. А так очень любопытное создание, любит играть, просто бегать. Строишь "козу", она подпрыгивает, говорит "Мур!" и убегает в другую комнату. Однако через минуту уже выглядывает из-за дверного косяка, где там "страшная коза", и все повторяем снова.

Для нормальной адаптации до каких-то среднестатистических показателей, нам потребовался год. Пишу для тех, кто столкнулся с похожей ситуацией недавно и не знает, что делать дальше. Мой совет: только ждать, рано или поздно все наладится.

P.S. Писала статью и думала о том, что адаптация животного во многом перекликается с адаптацией детей в приемных семьях. И дети, и животные — живые существа, и многие реакции у них схожи. Так что если уж кошке потребовался год, то, конечно, с детьми приемным родителям нужно запастись огромным терпением и надеждой. И, конечно, любовью!

Ver SSS, ver777@rambler.ru