Содержание:


Ни одна мать не хочет видеть своего маленького сына в будущем безвольным человеком без собственной семьи, с неинтересной работой и лишним весом в придачу. Но именно так будут развиваться события, если женщина даст волю материнской любви и привяжет к себе подрастающего мальчика слишком сильно. Если у вас не сложились отношения с мужем, нет любимого мужчины — вы и ваш сын в группе риска.

Отношения со взрослым сыном

Женщина жалуется на трудности в отношениях со взрослым сыном.

— Что для вас значит ваш сын?

— О, это трудно выразить словами. Это что-то большее, чем моя жизнь. Нет, я не могу этого объяснить.

Как и многие женщины, к пятой годовщине брака эта женщина несколько разочаровалась в своем муже. Пылкие ухаживания остались в прошлом, равно как и совместные интересы, мечты и то внимание, которое он ей уделял.

Мужа подолгу не бывало дома. Он работал, а выходные проводил в гараже или ездил на охоту, ему нужно было встречаться с друзьями. А ей? Она твердо усвоила: надо хранить домашний очаг. Чего ей хотелось? Душевной близости, внимания к себе, любви.

К пятому-седьмому году брака муж почти исчезает с портрета ее семьи. Физически он иногда бывает дома, а эмоционально... его нет. Образовавшуюся пустоту кто-то должен заполнить, и вот у моей клиентки появился сын.

Привязанность к нему столь сильна и продолжительна (это на всю жизнь!), что не сравнится с чувствами ни к одному мужчине. С сыном ей было комфортно, их душевная близость очевидна. Супруг этой близости как раз не жаждал. Для многих мужчин просто непонятно, как можно интересоваться внутренним миром жены и делиться своим собственным.

Утешение давал сын, он позволял строить с ним теплые и прочные отношения. Вот уж кому она всегда нужна, так это сыну. Попробуй отделись от матери! Не выйдет. Крепкая привязанность к сыну дает матери возможность ощутить себя женщиной. Это важная потребность — быть любимой, ценной, уважаемой.


К содержанию

Сын — это все, что у меня есть

Женщина, имеющая тесную привязанность к мужу и хорошие отношения с ним, подсознательно сообщит сыну, что ее отношение к нему естественно, наполнено радостью, а не является заменой чему-то, в чем она испытывает нужду. Сыну передается спокойное осознание своего места в мире.

Неудовлетворенная женщина привяжет к себе сына мощными цепями. Она просто не в состоянии перерезать пуповину. Почему? Он необходим ей для удовлетворения насущных нужд, для утверждения себя как женщины.

Женщина, несчастливая в браке с эмоционально недоступным мужем, чувствует себя примерно так: у меня нет мужчины, я нуждаюсь в мужчине как в дополнении своей женской слабости, поэтому я не могу позволить себе потерять сына. Сын — это все, что у меня есть. Она будет идеализировать, чрезмерно опекать его.

Частично ее поведение мотивируется страхом потерять сына, особенно в пользу другой женщины. Она будет подчеркивать чистоту своей любви в сравнении с коварством всех женщин, которые хотят завладеть им. В сущности, она сообщает ему, что не существует в мире большей любви, чем ее любовь. Теперь вы понимаете, почему маменькины сынки — плохие мужья?

В поисках себя, в поисках ответа на вопрос "Кто я такой?" сын обращается к отцу. И если мать принижает отца, насмехается над ним, сын не захочет быть похожим на него. А если сын "не узнает" в себе отца, начинается процесс, который психологи называют "демаскулинизацией". Да, мать лишает сына признаков мужественности.

Пока сын не отождествляет себя с отцом, он вынужден идентифицировать себя с матерью — воплощением реальной правящей силы в доме. Сын будет доказывать, что он не слабый человек, каким считается в доме отец. Но связанный прочной пуповиной с матерью, он не сможет стать самостоятельным.

С наступлением зрелого возраста внутренний конфликт сына может усилиться. Он одновременно отвергает мать и желает ее присутствия, ему ведь всегда комфортно с ней. Он не желает брать в жены женщину, напоминающую мать, но часто выбирает именно такую. Он хочет, чтобы другая женщина ухаживала за ним именно так, как это делала мама. В то же время он желает, чтобы забота жены была не столь удушающей.

Мать тоже испытывает противоречивые чувства. Она желает сыну взросления, роста и в то же время желает заботиться о нем, как о маленьком мальчике. Наслаждение от этого ни с чем не сравнить, и материнство не только жертвенно, но и эгоистично. В конце концов, у нее было так мало радостей в отношениях с мужем.

Она знает, что сын уйдет к другой женщине, и злится на эти импульсы, которые отторгнут от нее ее мальчика. Именно это чувство диктовало ей желание критиковать его девочек, не подзывать его к телефону, когда они ему звонили. А теперь она очень критически относится к его жене.

Как я перестала вмешиваться в жизнь сына

К содержанию

Почему "маменькины сынки" — плохие мужья

Татьяна вышла замуж за мужчину, который был и все еще остается центром вселенной для своей матери. Даже теперь, через 10 лет после свадьбы, Алексей срывается с места с радостным энтузиазмом, услышав звонок мамы. Все эти годы он сравнивает Татьяну с мамой — и, конечно же, не в пользу жены.

Алексей раз в неделю навещает маму и обедает у нее. Обед проходит под ее комментарии: "Пусть хотя бы раз в неделю мальчик прилично поест". Когда свекровь приезжает в семью сына, она заглядывает в шкафы и проверяет: лежат ли простыни с простынями, а скатерти со скатертями. Татьяна изредка жалуется мужу на беспардонное поведение его матери, но Алексей всегда говорит: "Этого не может быть, ты преувеличиваешь".

Когда Татьяна выходила замуж, то надеялась, что Алексей будет заботиться о ней. Он представлялся ей сильным, любящим, отзывчивым. Вскоре Таня обнаружила, что он сам от нее ждет заботы, причем как о ребенке. Все, что раньше делала для него мама, теперь должна делать жена — так он хочет. Таня не понимает, почему муж остается глухим к ее потребностям.

Алексею трудно. Он находится между двух огней. В воздухе витает вопрос мамы: "Кого ты больше любишь, ее или меня?".

Разумная мать знает, что, когда сын создает свою семью, его первейшая обязанность — заботиться о жене. Он взял на себя эти обязательства перед государством, когда расписывался в загсе, и перед Богом, когда венчался. Некоторые матери не хотят это признать, а их сыновья не хотят менять правила игры.

"Маменькины сынки" любят то радостное возбуждение, которое мать создает вокруг них. Что бы они ни сделали, они любимы. Сын получает безусловную любовь без всяких усилий, а часто еще и без какой-либо ответственности. Она необходима маленькому ребенку, но неуместна теперь.

Резкая критика в адрес сына может служить той же цели — подкреплению сильнейшей эмоциональной привязанности между ним и матерью.

Сын захотел устроиться на работу в компанию, которая находится далеко от дома. Что сделала его мама? Раскритиковала за это решение: "Ты и на этой работе хорошо зарабатываешь, оставайся с тем, что имеешь, не высовывайся и не рискуй, довольствуйся меньшим".

Но главное и тайное желание матери осталось не озвученным: будь при мне, нуждайся во мне, оставайся зависимым от меня. Объяснение простое: эта женщина давно в разводе с мужем.

Некоторые мужчины, воспитанные одинокими женщинами, не женятся совсем или женятся поздно. Они не могут решиться порвать с атмосферой восхищения, которую создала вокруг них мама.

Полина Ивановна, мать 40-летнего сына, на словах выражает желание, чтобы Юра женился. И тут же восхищается тем, какой он заботливый сын, еще ни разу не ездил в отпуск без мамы. Примечательно, что Юра страдает ожирением. Мать сделала его не мужчиной даже по форме тела. Она демаскулинизировала его, и слой жира как будто надежно защищает его от посягательств женщин.


К содержанию

Как я перестала вмешиваться в жизнь сына

Отношение матери к сыну носит характер сильной привязанности, и что-то изменить в таких отношениях очень трудно. Однако это возможно. У меня в группе была женщина, которая осознала свое болезненное отношение к сыну, и ей удалось в какой-то степени изменить себя. Вот как она сама об этом рассказывает:

— Сыну сейчас 27 лет. Когда он был юношей, я была к нему так сильно привязана, что не помню минуты, чтобы я о нем не думала. Если к 23 часам он не возвращался домой, я места себе не находила. Однажды он мне сказал: "Мам, я конечно, могу приходить домой даже в 22 часа, но неужели ты не понимаешь, что отравляешь мне жизнь?".

Эти слова потрясли меня, я долго над ними думала. Постепенно я начала осознавать, что любовь и моя чрезмерная привязанность — это не одно и то же. В психотерапевтической группе я окончательно убедилась, что мне нужно "отвязывать" себя от сына. Как ни мучительно это было для меня, я перерезала связывавшую нас пуповину и увидела, как он начал дышать самостоятельно.

Сейчас сын женат. Я запрещаю себе вмешиваться в его жизнь. Я напоминаю себе, что он не глупее меня и сам разберется, что ему лучше делать. И знаете, что я замечаю? Теперь мы стали намного ближе и роднее. И еще у меня появилось много сил, которые я трачу на свои дела. Я дала сыну свободу и неожиданно обрела свою собственную.

А вот взгляд с другой стороны. Этот рассказ я услышала от 29-летнего мужчины. Позвонила его мама и очень настойчиво просила срочно приехать к ней. Речь шла о какой-то мелочи, кажется, надо было прибить полку. А герой этой истории женат, его собственному сыну 5 лет, к тому же он занят на работе.

Я была потрясена тем, что он ответил матери:

— Мама, ты же знаешь, что я женат. И моя первая обязанность — заботиться о жене и своей семье, а вторая — заботиться о маме. Приеду в конце недели.

Мне показалось, что в этих словах сформулированы правила социальной гигиены — расстановки приоритетов в отношениях. Жена — на первом место, мать — на втором. Однако это отношение, конечно, не распространяется на особые ситуации — болезни, немощи матери.