Содержание:


Выбирая вуз для поступления, абитуриенты и их родители, конечно, задумываются о том, чтобы будущая специальность была востребованной и в дальнейшем удалось найти высокооплачиваемую работу. Но что делать, если выбор вуза оказался не совсем верным? Учиться через силу или бросать? Автор книги "Как мечтать, чтобы сбывалось" Ольга Лукинская считает, что никакое образование не бывает лишним — и на своем примере показывает, что любые знания можно применить с пользой, если у тебя есть главное — цель в жизни.

Из врача — в переводчики

У меня за спиной школа, два университета в России, два постдипломных образования в разных странах, диплом MBA, не меньше сотни профессиональных тренингов, а ещё несколько языковых курсов и даже две автошколы (в России и Испании). И я не жалею ни о потраченном времени, ни о вложенных деньгах, ведь знания никогда не пропадают. Если честно, я считаю, что есть две вещи, на которые никогда не нужно жалеть сил, денег и времени, — это образование и путешествия.

К содержанию

Из врача — в переводчики

Первое высшее я получила по специальности "врач-стоматолог". В отличие от некоторых стран, где дантисты не изучают общие вопросы медицины и заболевания разных систем организма, в России стоматолог — в первую очередь врач. Это значит, что мы получаем полноценное медицинское образование, а уж потом начинаем специализироваться на органах головы и шеи, на полости рта. Анатомия, гистология, патофизиология, биохимия — все эти науки дают множество фундаментальных знаний о том, как устроен организм человека.

Пригодятся ли эти знания, если потом не работать по специальности? Для меня ответ очевиден. Да, пригодятся, потому что это знания в первую очередь о себе, о собственном организме и происходящих в нём процессах.

В моём случае высшее медицинское образование не только дало мне важные знания, но и определило моё профессиональное развитие, хотя и не связанное со специальностью напрямую. Когда я окончила университет и поступила в интернатуру, где работала детским стоматологом в муниципальной поликлинике, в профессиональной газете мне попалось объявление о поиске переводчиков. Переводить нужно было книгу для врачей-стоматологов.

Я не была вполне уверена в своём уровне английского, но решила посоветоваться с мамой, зная, что она уговорит меня попробовать. Так и получилось; мама сказала: "Возьмись, у тебя получится". Я связалась с компанией, разместившей объявление, и получила свой первый заказ на перевод. Это было в 2003 году. На сегодняшний день я переводчик с почти 15-летним опытом.

Последние несколько лет это моя основная работа. Ни одна из предлагаемых мне позиций старшего специалиста по клиническим исследованиям с полной (на 40 часов в неделю) занятостью не дотягивает по уровню заработка даже до половины того, что приносят переводы. А ещё я всегда в курсе новейших фармацевтических разработок. Я люблю своё дело, потому что мне интересно им заниматься. К тому же я не привязана к офису, работаю дома и даже на прогулках, а в условный обеденный перерыв могу сходить в спортзал или переделать мелкие домашние дела и время, сэкономленное на дороге в офис, потратить на развлечения.

К содержанию

Зачем учиться в мединституте?

Чему ещё учит учёба в мединституте? Рано вставать и далеко ездить. Быть вне дома целый день. Спать в любых условиях. Представьте себе: с утра физкультура в Измайловском парке, потом гистология на "Третьяковке" и наконец анатомия на Соколиной Горе. На первом курсе я просыпалась и утыкалась в анатомический атлас; не отрываясь от него, умывалась, одевалась, завтракала, садилась в маршрутку, а потом в метро. По пути домой засыпала стоя, держась за поручень.

В 18 лет я получила права и с третьего курса начала ездить в институт на машине. Я изучила половину московских дорог благодаря поездкам на разные кафедры и в бесконечные больницы. Учёба в институте, здания которого разбросаны по всему городу, — крутой опыт уже только из-за одних этих поездок.

Зачем учиться в мединституте?

Что ещё? Клиническое мышление. Способность анализировать вводные данные (симптомы), исключать незначимое, делать выводы (ставить диагноз), принимать решения (как лечить). В общем, несмотря на то, что врачом я проработала всего два года, я ни секунды не жалела о высшем медицинском образовании. Скорее наоборот, мне было бы обидно заниматься исключительно узкой практикой, не воспользовавшись широчайшими возможностями моих знаний. Можно было развивать карьеру, но я предпочла развиваться сама.

К содержанию

Если хочется офиса, с костюмами и командировками

В 2005 году я ушла из практической медицины и продолжила работать переводчиком. Потом мне захотелось понять, как нужно делать это правильно, и я поступила на второе высшее на лингвистический факультет МЭЛИ. Как и в любом институте, попадались неинтересные предметы и скучные преподаватели, но это тоже был хороший опыт.

Я не могу сказать, что получила много знаний, которые подняли качество переводов на новый уровень, — именно на занятиях по переводу выяснилось, что благодаря хорошему чувству языка я использую так называемые переводческие приёмы интуитивно. Зато за время учёбы я существенно подтянула английский и получила опыт написания дипломной работы (ведь в мединституте такой практики нет).

И хотя второе высшее не увеличило число заказов, я получила диплом с отличием по специальности "лингвист-переводчик", который нужен при выполнении переводов официальных документов, когда требуется подтвердить мою квалификацию.

Поняв, что смогу заниматься переводами в любой момент, я решила сменить обстановку. У меня был опыт работы врачом в государственной и частной клиниках и опыт работы переводчиком из дома, но мне захотелось ездить в офис, летать в командировки, носить костюмы, вести деловую переписку и участвовать в совещаниях. Я поискала информацию, поняла, что хочу попасть в фармацевтический бизнес и начала устраиваться на работу.

Мне повезло: на первом собеседовании сотрудница кадрового агентства поняла, что я толком не знаю, чего ищу, и разложила мне все возможности по полочкам. Довольно скоро на очередном интервью мне сказали, что пару дней подумают. Через два дня, не дождавшись звонка, я позвонила директору сама и убедила её взять меня на работу.

К содержанию

Из переводчика — в фармацевта

Начался новый этап. Я стала специалистом по клиническим исследованиям. Сбылось всё, о чём я мечтала на тот момент: красивый офис, профессиональные тренинги, командировки, отели и аэропорты. Интереснейшие проекты. Общение с лучшими врачами страны, специалистами в пульмонологии, неврологии и так далее.

Мне довелось поработать в отличных международных командах, слаженных и действующих как одно целое. Представьте: локальный менеджер проекта — в Петербурге, главный менеджер — в Лондоне, лаборатория в Швейцарии, врачи-исследователи — в Новосибирске, Челябинске, Самаре, Казани и, например, Барнауле, а я, связующее звено между всеми ними, в Москве. И вопросы приходилось решать самые разные, вплоть до случайного размораживания пробирок с кровью пациента из Сибири в самолёте, который должен был доставить их на анализ в Швейцарию.

Стоит ли говорить, что без высшего медицинского образования я не попала бы в эту компанию, не поработала бы в доказательной медицине, не объездила бы полстраны? До сих пор поддерживаю отношения с бывшими коллегами и, бывая в Москве, заезжаю в офис, прихватив коробку конфет.

Из переводчика — в фармацевта

К содержанию

Хочу в Испанию! МВА в Барселоне

Дальнейшие события связаны даже не цепочкой, а сложной сетью. Для переезда в Испанию — это было моей мечтой, которую я начала поэтапно осуществлять, — проще всего было воспользоваться получением учебной визы. Я стала искать курс для учёбы и выбрала программу в Университете Барселоны, MBA в фармацевтической индустрии. Для поступления понадобился диплом врача!

Сама программа оказалась не совсем тем, чего я ожидала. Очень много финансов, инвестиции, бухгалтерский учёт... Это было вне сферы моих интересов, но зато первая учёба в другой стране и на иностранном языке дала потрясающий опыт. Я увидела, как сильно различаются системы образования в Испании и России.

В Испании учиться (именно учиться) намного труднее, требования к сдаче экзаменов и письменным работам строже. Зато вся инфраструктура работает на тебя: кафе, библиотеки (открытые до часу ночи), чистые туалеты... Только учись, а все условия для этого созданы.


Какой контраст с главным стоматологическим вузом страны, где в начале 2000-х приходилось писать карандашом, потому что ручки замерзали, где не было ни одного нормального туалета или буфета (зато был обмен валюты в здании ректората — привет лихим девяностым!).

Чему научил меня этот двухгодичный курс? В первую очередь справляться с новыми проблемами самостоятельно. Поток делился на группы по четыре-пять человек, и большинство заданий нужно было выполнять группами, в том числе делать финальный проект (что-то вроде дипломного). И вот я столкнулась с попытками командной работы в Университете Барселоны.

Первые два или три "собрания" группы прошли одинаково. В течение часа или полутора мы обсуждали, как нам запланировать следующую встречу, на которой мы обсудим план следующих встреч, и как нам обсуждать планы так, чтобы работать эффективно. Когда прозвучал чей-то робкий вопрос: "А может быть, мы просто возьмём и поработаем?" — все удивились. В результате финальный проект и все остальные работы я делала самостоятельно.

Меня не раз спрашивали, трудно ли было учиться на испанском языке. Нет, именно учиться было нетрудно, лектор обычно осознает, что в аудитории есть иностранцы, и старается говорить внятно и размеренно. Сложности возникали в ситуациях вроде очереди за кофе в буфете, когда студенты о чём-то перекрикиваются между собой, а ты ничегошеньки не понимаешь. Или когда твою новую стрижку с энтузиазмом называют каким-то словом, а ты мучительно пытаешься сообразить, "классно" это или "стрёмно".

Хочу в Испанию! МВА в Барселоне

К содержанию

Первая работа в Испании

Но, конечно, важнейшее, что я получила от этой учёбы, — возможность поработать на позиции старшего специалиста по клиническим исследованиям в Барселоне.

Всё было не так уж просто: студенческая виза права на трудоустройство не даёт. Моя учебная программа включала практику, и устроиться на неё должен был помочь университет. Мне предложили несколько вариантов, но они меня не заинтересовали, ведь с опытом старшего специалиста идти на позиции "с нуля" совсем не хотелось, да к тому же интересно было заняться именно привычными клиническими исследованиями.

Кроме того, предлагавшаяся университетом практика оплачивалась на уровне 400 евро в месяц, мои накопления должны были скоро подойти к концу, и мне требовалось полноценное трудоустройство. Немного амбициозно для человека без разрешения на работу, да?

И я стала искать место привычным для меня способом: рассматривать объявления о вакансиях, рассылать резюме, ходить на собеседования. Довольно быстро нашлась компания, которая всерьёз мною заинтересовалась, и тогда я объяснила, что договор со мной лично заключить нельзя, но можно подписать соглашение с университетом. Это выгодно всем: я получаю работу, компания получает опытного сотрудника, за которого можно платить меньше налогов, чем обычно, а университет снимает с себя бремя устройства меня на практику.

Так и вышло, и 14 месяцев я работала старшим специалистом по клиническим исследованиям, с полной нагрузкой, большой ответственностью, командировками, полноценной зарплатой и с дополнительными 1000 евро в месяц на такси и рестораны. Я облетела почти всю Испанию, включая Канары и Балеары, побывала во множестве больниц, пообщалась с крутыми трансплантологами и неврологами; было очень много приятного, но и многие иллюзии довольно быстро развеялись.

Эта работа стала для меня бесценным опытом, позволила очень многое понять, в частности, изменились мои взгляды на карьеру. Я вновь пришла к выводу, что важно развивать не карьеру, а себя. Ведь этой работы не было бы, если бы не было учёбы в Университете Барселоны, а её, в свою очередь, не было бы без высшего медицинского образования.

Первая работа в Испании

К содержанию

И еще немного учебы для жизни

На следующий курс мне пришлось поступить, когда я уже, честно говоря, устала учиться. Но так устроена визовая система: студенческий вид на жительство (ВНЖ) нужно было продлить, и я поступила на постдипломный курс "Физическая активность и здоровье", посвящённый тому, какие нагрузки и упражнения нужны и возможны при разных заболеваниях и состояниях. В результате я не только продлила ВНЖ на девять месяцев, но и узнала многое, что пригодилось мне в дальнейшем. Через несколько лет после этого, когда я ждала ребёнка и приняла решение тренироваться до самых родов, эти знания мне очень помогли.

А ещё в Барселоне мне пришлось повторно учиться в автошколе. Когда получаешь испанский ВНЖ с правом на работу, российскими правами можно пользоваться не дольше шести месяцев, а дальше обязательно нужно получить европейские.

С опытом вождения 14 лет я пришла в автошколу и... не пожалела! За эти годы многое изменилось: например, в моей первой автошколе ничего не рассказывали о таких штуках, как ABS, потому что они ещё не были актуальными. Или, скажем, у меня была привычка, посмотрев в зеркала заднего вида, крутить во все стороны головой, потому что на "Жигулях", с которых я начинала, "слепые зоны" были огромными...

Многие водительские привычки пришлось изменить, что-то, показавшееся более логичным и важным для безопасности, освоить. Требование заново учиться вождению может показаться абсурдным, но фактически это не повторение пройденного, а обучение новому. И я думаю, было бы здорово, если бы все водители раз в 10–15 лет проходили освежающий курс теории и практики и получали знания о новых технологиях или изменениях, внесённых в правила дорожного движения.