Каждый год в детских садах, школах и детских поликлиниках детям делают пробу Манту, которая вызывает все больше вопросов у родителей. Почему "пуговка" увеличивается — или не увеличивается? Почему при "плохой" Манту ребенка непременно посылают к фтизиатру? На эти и другие вопросы в рамках VI Всероссийской научно-практической конференции "Актуальные вопросы профилактики, диагностики и лечения туберкулёза у детей и подростков" ответили ведущие детские фтизиатры страны.

Диагностика туберкулеза

Зачем вообще нужна реакция Манту, если всем детям в роддоме делают прививку от туберкулеза — БЦЖ?

Цель вакцины БЦЖ — не защитить от инфицирования туберкулезом, а отграничить туберкулезный процесс на уровне лимфатической системы, если инфицирование произойдет — а оно происходит в течение жизни примерно у 70-80% населения в нашей стране. Цель БЦЖ — не дать развиться тяжелым генерализованным формам туберкулеза, не дать микобактерии туберкулеза поразить мозг, костную систему.

Этим вакцина БЦЖ отличается от остальных, которые создают в организме иммунитет против той или иной инфекции. И делают ее на 3-5-й день в роддоме потому, что в это время новорожденный еще точно не инфицирован туберкулезом. Хотя, по последним данным, делают не всем — в среднем по стране прививаются около 80% новорожденных: одни имеют противопоказания по здоровью, других отказываются прививать родители.

Реакция Манту — не прививка, хотя при этом в организм и вводится вещество туберкулин — продукт жизнедеятельности микобактерий. Проба Манту — это скрининговый (с широким охватом) метод диагностики, непременный спутник вакцины БЦЖ. По размеру и качеству папулы ("пуговки") удается определить, сталкивался ли организм с микобактерией туберкулеза, что это было за столкновение — прививка БЦЖ или инфицирование туберкулезом, можно ли делать ребенку ревакцинацию БЦЖ в 7 лет или необходимо дальнейшее обследование на туберкулез.

Еще одна малоизвестная задача реакции Манту — выявление туберкулеза у взрослых. Именно для этого родителей и других родственников ребенка с "плохой" пробой Манту просят сделать флюорографию — скорее всего, он инфицирован от них. Так порой удается обнаружить туберкулез, например, у бабушки или дедушки ребенка, которые давно не проходили диспансеризацию, или у дальнего родственника, который приезжал погостить, — и таким образом остановить распространение туберкулеза.

Благодаря главному фтизиатру России и прессе мы теперь знаем, что мочить Манту можно. А откуда вообще пошла эта рекомендация, которую давали десятилетиями: не мочить Манту?

Эта рекомендация родом из тех времен, когда туберкулин вводился накожно — делалась так называемая проба Пирке. Капали капельку туберкулина, потом через эту капельку делалась насечка — верхний слой кожи, эпидермис, рассекали специальным ланцетом. Опасались, что если на раненый эпидермис попадает грязная вода, может случиться инфицирование этой ранки — гигиена в те времена оставляла желать лучшего.

После появления реакции Манту привычка "не мочить" сохранилась, хотя в ней уже не было необходимости, т.к. при постановке пробы Манту туберкулин вводится между эпидермисом и дермой, внутрикожно. И попадание чистой воды на кожу уже не играет никакой роли. Но вот травмировать — тереть, расчесывать — это место не нужно.

Почему одному моему ребенку в детском саду делают реакцию Манту, а его брату в школе — Диаскинтест?

Медицинские работники поступают в соответствии с приказом Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2017 г. № 124н "Об утверждении порядка и сроков проведения профилактических медицинских осмотров граждан в целях выявления туберкулеза". По этому документу детям от 1 года до 7 лет включительно диагностика туберкулеза проводится с помощью реакции Манту, у детей с 8 до 17 лет используется Диаскинтест.

Оба этих исследования относятся к туберкулинодиагностике, т.е. позволяют узнать, присутствует ли в организме туберкулин — токсин, выделяемый микобактериями. Но действующее вещество в пробе Манту — это целый "коктейль" белков, на которые многие дети сегодня дают аллергическую реакцию. Часто отличить ее от положительной реакции Манту, которая означает, что организм активно взаимодействует с возбудителем туберкулеза, может только врач-фтизиатр.

Диаскинтест — новый препарат, он появился благодаря тому, что был расшифрован геном микобактерии туберкулеза. В результате были обнаружены белки, которые отвечают именно за развитие туберкулеза и не реагируют на вакцину БЦЖ, — они и стали основой Диаскинтеста, аллергена туберкулезного рекомбинантного (это его медицинское название).

Диаскинтест — идеальный вариант с целью диагностики туберкулеза, раннего выявления детей группы риска: доступный, недорогой. Благодаря этому методу диагностики удалось снизить заболеваемость туберкулезом в последние годы. Но пока в Национальном календаре прививок присутствует ревакцинация БЦЖ в 7 лет, фтизиатры вынуждены до этого возраста делать ребенку реакцию Манту, смотреть на ее результаты от года к году и решать, нужна ему ревакцинация или нет. Только таким образом можно провести отбор детей на прививку.

Но фактически к 7 годам уже некого ревакцинировать БЦЖ: проба Манту у всех либо положительная, либо сомнительная — это подтвердило большое исследование, сделанное в Приморском крае. Такие дети не подлежат ревакцинации, и отныне им показан только Диаскинтест.

Туберкулез у детей

Как именно применение Диаскинтеста позволяет снижать заболеваемость туберкулезом?

Сначала несколько цифр о ситуации с туберкулезом в России. Благодаря государственным программам по борьбе с туберкулезом снижение заболеваемости и смертности сегодня идет такими темпами, которые не отмечаются ни в одной стране мира. С 2008 г. заболеваемость туберкулезом снизилась примерно на треть, смертность — более чем в 2,5 раза. За 2017 г. заболеваемость снизилась на 9,4%, а смертность — более чем на 17%.

В России разработан проект стратегии ликвидации туберкулеза к 2030 году как проблемы общественного здравоохранения. Он предполагает снижение количества больных туберкулезом до минимума, чтобы проблема перестала быть глобальной. Как этого добиться?

Туберкулез — воздушно-капельная инфекция, которая передается от взрослого к ребенку: дети, как правило, болеют бессимптомно, и их в любой стране всего 10% от всех больных туберкулезом.

Итак, туберкулезная палочка присутствует в воздухе. Она попадает в организм, происходит инфицирование, но в большинстве случаев организм справляется — вырабатывает иммунитет, и болезнь не развивается. Диаскинтест в этом случае будет отрицательным. А если он положительный, это значит, что туберкулезная палочка в организме живая, и с ней надо бороться с помощью профилактического лечения.

Если этого не сделать, может развиться туберкулезный процесс — и понадобится уже более серьезное лечение. Но в детском организме возможен и другой путь — самопроизвольное излечение, когда очаг туберкулеза отграничивается и образуется так называемый петрификат (другое название — кальцинат, т.к. вокруг пораженных тканей образуется капсула из солей кальция).

В чем опасность петрификатов? В том, что спящая микобактерия туберкулеза может проявить себя при неблагоприятных условиях — и разовьется вторичный туберкулез. Например, если ребенок заболеет какой-то другой инфекцией и его организм будет сильно ослаблен. Или во взрослом возрасте возникнет хроническое заболевание — например, язвенная болезнь, сахарный диабет. (Такие пациенты входят в группы риска по заболеванию туберкулезом и им проводят иммунодиагностику 2 раза в год.) Другие факторы риска — любое снижение иммунитета: гормональная терапия, ВИЧ-инфекция, асоциальный образ жизни.

Диаскинтест позволяет выявить живую микобактерию до того, как образуется петрификат. Свежий пример: в Ростовской области в последние несколько лет школьникам делали только Диаскинтест. Дети выросли и стали подростками — и у них не выявляют туберкулез. Всех детей из группы риска пролечили до подросткового возраста.

Возникает ощущение, что по результатам пробы Манту детей к фтизиатру направляют слишком часто. Нет ли здесь гипердиагностики?

Давайте рассмотрим весь алгоритм профилактики туберкулеза у детей в России и разберемся.

Если ребенку сделана прививка БЦЖ в роддоме, затем раз в год до 7 лет ему проводят пробу Манту. При положительной реакции Манту педиатр должен исключить аллергическую реакцию и сделать Диаскинтест. Если проба положительная, ребенка направляют к фтизиатру для дальнейшего обследования. Оно может включать: анализ крови Т-СПОТ.ТБ (также назначается вместо Диаскинтеста при аллергостатусе ребенка, ожирении), по его результатам — мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ) органов грудной клетки, которая позволяет выявить туберкулезный процесс в легких. МСКТ также проводится у детей старше 8 лет и подростков при положительном результате Диаскинтеста.

Если ребенок не привит в роддоме, ему в течение первого года жизни должны поставить пробу Манту, и если результат отрицательный, провести вакцинацию БЦЖ. Если реакция Манту положительная — значит, ребенок уже инфицирован туберкулезом, БЦЖ ему делать нельзя, и его наблюдают дальше, проводя Диаскинтест.

Наравне с кожными пробами (реакция Манту и Диаскинтест) для детей с медицинскими противопоказаниями к туберкулинодиагностике (и при отказе от нее родителей) правомочно исследование крови Т-СПОТ.ТБ.

Все эти диагностические исследования делаются при отсутствии клинических симптомов туберкулеза у детей.

Какие симптомы могут говорить о том, что у ребенка, возможно, развивается туберкулез? На что нужно обращать внимание?

Педиатры хорошо знают эти симптомы, перечислим их для родителей. Итак, надо исключить туберкулез с помощью дополнительных исследований (неважно, сколько времени прошло от предыдущей туберкулиновой пробы) в следующих случаях:

  • если ребенок получает адекватное лечение при ОРВИ, бронхите, фарингите, но улучшения не наступает в течение 7-10 дней;
  • если при лечении кашля он продолжается более 2-3 недель;
  • длительные проявления интоксикации: стойкое небольшое повышение температуры (субфебрильная температура), потливость ночью.

Далеко не всегда эти симптомы говорят о развитии туберкулеза, но в первую очередь надо думать о нем.

На вопросы родителей отвечали:

Валентина Александровна Аксенова, д.м.н., профессор, зав. лабораторией туберкулеза у детей и подростков ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний" Министерства здравоохранения Российской Федерации, главный детский фтизиатр;

Надежда Ивановна Клевно, д.м.н., профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории туберкулеза у детей и подростков ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний" Министерства здравоохранения Российской Федерации, главный внештатный специалист Центрального федерального округа по детской фтизиатрии;

Ирина Федоровна Довгалюк, д.м.н., профессор, руководитель отделения терапии легких у детей, профессор кафедры фтизиатрии МАПО, главный фтизиопедиатр Северо-Западного федерального округа;

Людмила Николаевна Мотанова, д.м.н., профессор, главный детский фтизиатр департамента здравоохранения Приморского края, профессор кафедры госпитальной терапии и инструментальной диагностики Тихоокеанского государственного медицинского университета;

Лада Анатольевна Барышникова, д.м.н., заместитель главного врача по медицинской части ГБУЗ "СОКПТД", главный детский фтизиатр Приволжского федерального округа;

Ольга Дмитриевна Баронова, к.м.н., заместитель главного врача по медицинской помощи в амбулаторных условиях ГБУЗ СК "Краевой клинический противотуберкулезный диспансер" Министерства здравоохранения Ставропольского края, главный детский фтизиатр Северо-Кавказского федерального округа;

Людмила Анатольевна Шовкун, д.м.н., профессор, зав. кафедрой туберкулеза Ростовского государственного медицинского университета, главный фтизиатр Южного федерального округа.

Подготовила Ирина Суховей