Реклама

О том, что я беременна, я узнала на море 18 июня 2008 г. Мы с мужем были очень рады этой перемене в нашей жизни. Беременность шла хорошо. Ни токсикоз, ни что-либо ещё меня не мучило. 11 сентября 2008 г. я впервые почувствовала движения моего малыша.

Наш малыш рос. Было 23 недели беременности, очередное УЗИ показало, что всё нормально, но терапевт отправила на УЗИ почек, т.к. один анализ мочи был плохой.

1 ноября 2008г. я пошла на УЗИ почек с мужем. Узистка меня тщательно смотрела сначала на одном аппарате, потом на другом, а потом совершенно спокойно сказала: «У тебя беда, и беда в том, что ты беременна, т.к. тебе надо удалять почку». Что!? Ноги у меня стали ватные, всё окаменело. Я как мумия вышла из кабинета, а в коридоре у меня началась истерика, муж не мог ничего понять, в чём дело. Так началась наша с малышом борьба за жизнь.

УЗИ показало опухоль правой почки, размер её 8 см!

Муж возил меня по всем врачам города, собирали несколько консилиумов, но вердикт один: срочное прерывание беременности и операция по удалению почки, т.к. опухоль по всем признакам 99,9% раковая!

На работе я взяла больничный, т.к. от продавца с опухшими от слез глазами толку мало.

Каждый день мы с мужем просыпались и ехали к ещё новым врачам, только лишь с одной надеждой, что он скажет другое, но... Я не могла понять, как они стоящей перед ними беременной девушке с уже достаточно большим животом говорят фактически: «Вашего ребенка надо убить!» Как это можно сделать?!

Так в слезах и мучениях прошел ноябрь. Однажды утром меня муж опять разбудил — нужно ехать к главному хирургу области, сил уже не было никаких и надежд тоже. Хирург сказал то же, что и все предыдущие врачи. Как обычно, я не могла сказать ни слова от слез, а муж спрашивал о том, есть ли шанс оставить ребенка. Но, как и все, он говорил, что я, может, в ближайшее время умру, надо думать о спасении меня, а не о ребенке. Но видя наши сомнения, направил нас к главному врачу областного перинатального центра. Шла туда, не видя надежды уже ни на что, при этом малыш очень давил на низ. Главврач направила нас к доценту кафедры, а она мне так оптимистично говорит: «Так, будем ждать до 32-х недель, потом кесарево, а потом урологи будут тобой заниматься» Неужели! Я так долго ждала этих слов, вот она, святая женщина. Спасибо, спасибо, спасибо!!

Сделали УЗИ плода, срок 27 недель, головку не видно, очень низко опустилась, есть угроза. Положили на сохранение. Пролежала полнедели, это были полнедели счастья, т.к. мне никто не говорил, что я и мой ребенок умрем. Заведующая повезла меня на консультацию к урологам, в результате на УЗИ почки увидели, что опухоль выросла на 1 см. И тут опять началось, только теперь и та «святая женщина», что дала надежду и ...муж, все. «Надо прерывать беременность, пока ты будешь ходить, опухоль вырастет, пойдут метастазы, могут заблокироваться сосуды». Как убить своего ребенка? Да пусть лучше я умру! И тут я взяла себя в руки и приняла решение. Я буду рожать!! И отстаньте все от меня! На следующий день меня выписали, сказав, чтоб через несколько недель я приходила рожать.

Дома было хорошо, целый месяц я жила спокойно. Мы встретили Новый год, и пора было ложиться в больницу. Опять апатия и страх меня одолели, только причина была в другом: теперь я не хотела рожать раньше, боялась, что мой малыш родится нездоровым и т.п.

Легла в больницу 9 января 2009 г., 11-го собрали очередной консилиум, его результат: шейка мягкая, раскрытие 2 см, может зарожать сама, будем ждать неделю. Т.е. кесарево отменяется! Пролежала неделю, но не зарожала. Пришла врач, говорит: «Выбирай любой день на следующей неделе». Выбрали 20 января.

20 января 2009 г. Началась 36 неделя беременности.

В 7-00 утра мне прокололи пузырь. В 10-00 ничего не началось, поставили капельницу. В 11-00 начались схватки

12-00 схватки идут. Хочу писать. Жду, когда закончится капельница, чтобы сходить в туалет. Предлагают обезболить, но боль терпимая, отказываюсь. В перерывах между схватками болтаю по телефону с мужем и мамой.

В 13-15 акушер смотрит и говорит, что в течение часа пойдем в родзал. Как? Уже? А в туалет? А где невыносимые боли, которые я так ждала?

В 13-45 идем в родзал. «Тужься! Не так!» В общем, тужилась не так, сделали надрез.

В 14-00 родзал наполнился криками. Он родился! Мальчик, 2740 гр., 49 см, здоровый, полноценный ребенок! Вот он лежит у меня на груди! Мы сделали это!

Недельку мы с моим Ангелом пролежали в больнице. Я от счастья просто светилась и не хотела даже думать о том, что это ещё не всё... Я полностью погрузилась в заботы материнства. 27 января 2009 г. нас выписала из роддома. Все были рады, но на следующий день я услышала разговор мужа по телефону с врачом: на следующей неделе ложиться в больницу! Нет! Я не хочу, я хочу быть с сыном!

Потом была больница (с сыном была моя мама), исследования на всех аппаратах, что есть в областной больнице. Результат тот же: опухоль правый почки 8 см, 99,9% раковая!

10 февраля 2009 г. мне сделали операцию по удалению почки. Потом были 10 дней адских болей в больнице, но я боролось с болью, вставала, ходила по коридору, а главное — перед ординаторской, чтобы врачи видели, что у меня всё отлично, и выписали побыстрее к моему сынуле!

Через неделю после операции пришли результаты исследования опухоли, которые поразили всех. Опухоль доброкачественная, очень редкая, такая раз в 10 лет развивается на почке. В общем, я оказалась уникумом! И все мучения, которым подвергали меня и мою семью в течение 3,5 месяцев, были просто перестраховкой врачей...

Сейчас моему Алёше уже 4,5 месяца. И у меня, и у него всё хорошо. Мы живы и счастливы вместе!!

Алешина мама, Znamnv@yandex.ru