Мне 24. Ему 28. Деток на тот момент не планировали. Всем известные отговорки: не готовы морально и материально. Но, похоже, ребенку виднее, когда приходить в этот мир (и, как потом оказывается, этот момент и является самым лучшим и удобным для всех).

Еще до задержки я стала чувствовать какие-то странные недомогания. Появилась общая слабость, сонливость, поднялась температура (37,1-37,4) - простуда, решила я. Мои догадки укрепил муж: "Да, у меня те же симптомы (!). Наверное, "подхватили" кукую-то бациллу. Будем вместе болеть". Потом меня стало подташнивать, причем не утром, а вечером. Ну, думаю, желудок протестует. (Хотя все указанные симптомы (и субфебрильная температура!) говорят о беременности.) Низ живота периодически "потягивало", как обычно перед месячными – и я спокойно их ждала. Но в свой срок они не начались.

А спустя неделю меня затошнило с такой силой, что я не могла подняться с кровати. Все вокруг казалось отвратительным: цвета, звуки, запахи. Кстати, в плане остроты обоняния на тот момент я вполне дала бы фору известному персонажу романа "Парфюмер". Живя на 5 этаже, я чувствовала запахи проходящих под окнами людей. К моему горю, большинство из них были немытыми, курящими и пьяными любителями лука и чеснока.

И только моя утренняя тошнота стала, наконец, наводить меня на правильные мысли о моем состоянии. Муж, видя мое состояние, побежал в аптеку за тестом на беременность. Результат теста был молниеносным: две жирные полоски проявились моментально.

Решили сходить к врачу в этот же день. Врач после осмотра и УЗИ сказал, что все хорошо. Беременность 3 недели (в тот момент я почему-то так удивилась, что я могу быть беременной, что во мне растет человечек)!

В этот же период я устраивалась на работу и, соответственно, проходила медкомиссию. Результаты анализов были показаны врачу. И тут она так спокойно говорит: "Девушка, вы прошли флюорографию. Значит, будем прерывать беременность. На ранних сроках это однозначное показание. Ребенок будет неполноценным, возможны уродства". И тут мне стало так обидно, так жалко эту крошечку – кто, если не мама ее защитит?

Мы решили подумать, а не принимать такое решение скоропалительно. На наше счастье, нашелся другой более прогрессивный доктор – знакомая моей свекрови, Мария Михайловна. Она разубедила нас, сказав, что при флюорографии облучению подвергается только грудная клетка, а матка не затрагивается.

Я была в панике. "Перерыла" всю информацию в Интернете по данной тематике. И вынесла оттуда главный тезис: "Если на ранних сроках беременности зародыш подвергается серьезным патологическим изменениям, то беременность прерывается сама. Если же она дальше развивается нормально, то с плодом все в порядке." Принцип "все или ничего"!

Кроме того, однажды, читая информацию о своей проблеме, я вдруг услышала голос своего еще не родившегося малыша: "Мама со мной все хорошо. Не переживай!". И ему-то я поверила сразу и успокоилась. Интуиция беременной женщины обостряется во много раз – это также очень важный момент!!! Прежде всего, слушать свое сердце и своего малыша!

С этого момента потекла моя беремчатая жизнь. Тогда мне казалось, медленно, а сейчас, спустя 5 месяцев после родов, кажется, пронеслась очень быстро. Это волшебное состояние, такое возвышенное и мистическое. Мне казалось, что я стала волшебницей. Идя по улицам, я (в уме) желала встречным людям огромного счастья и добра.

Однако в физическом плане начиналось все не столь радужно. До 4 месяца меня мучил ужасный токсикоз. Тошнило круглые сутки. Только во сне я немного отдыхала от дурноты. Спасибо моему мужу, он взял на себя уход за мной: готовил, убирал, кормил меня буквально с ложечки (заходить на кухню, а уж тем более открывать холодильник было для меня страшной пыткой – казалось, что там все так воняет!!!). Ела я тогда не правильную пищу для беременных, а то, что могла проглотить и удержать в себе. Утром я представляла, что я смогу съесть (конкретный сорт паштета, сыра, именно желтые яблоки и т.д.). А муж искал это в магазинах. И я просто терпела и считала дни до "золотого" второго триместра. Где-то прочитала, что беременность, начавшаяся токсикозом, реже прерывается раньше положенного срока – и это меня успокаивало.

На учет я встала в обычную ЖК, но по рекомендации все той же дорогой моему сердцу Марии Михайловны. Там практически не было очередей, всё было рядом (специалисты, лаборатория, диагностические кабинеты и даже роддом). Мне очень нравилось ходить на прием (это было раз в 2 недели, в последний месяц раз в неделю). Меня вела замечательная женщина – заведующая ЖК Наталья Васильевна. Никогда не пугала, не ругала, все спокойно разъясняла. После первого приема было дано множество направлений на анализы. Я их благополучно сдала и узнала, что все у меня хорошо. Конечно, ужасно неприятно то, что анализы крови сдаются утром натощак – при жутком токсикозе мука еще та. Но я была примерной пациенткой и сдавала все во время, каждый раз радуясь хорошим результатам.

Меня подводил анализ мочи. Периодически в нем обнаруживался белок (0,033 - 0,066). Все остальные показатели были в норме. И терапевт написала мне в обменке: хронический пиелонифрит и почечная недостаточность. Хотя до беременности, как, впрочем, и после, белка никогда не было. И я считаю, что просто моим почкам было тяжеловато работать за двоих. Мне был назначен Канефрон, который не помог. Зато сразу помог Фитолизин (достаточно противный, но главное, действенный). Ещё я стояла в коленно-локтевой позе по 10 минут 3-4 раза в день. Эта поза дает почкам "свободу", почечные лоханки распрямляются (матка как бы отвисает), и отходы организма легко протекают по своим путям к выходу, не застаиваясь и не давая возможности развиться инфекции. Белок пропал.

Так же примерно с 24 недели стал понижаться гемоглобин. В начале беременности - 140. В 24 недели - 115. Назначили Сорбифер Дурулес, гемоглобин упал до 109. Далее 10 дней пила Тотему - раствор железа в ампулах. Гемоглобин отреагировал повышением до 128. И больше не падал. Кроме того, перед родами так же 10 дней для профилактики пила Тотему, так у меня гемоглобин на 40 неделе был 140 (врач просил посоветовать соседкам по палате, как я добилась таких результатов).

На протяжении всей беременности я пила витамины Витрум Пренатал Форте.

Самым неприятным было повышение артериального давления. Причем у меня явно прослеживался "эффект белого халата". Дома давление не поднималось выше 126/86 (это тоже не мало!). В консультации 149/99! Спасибо моему доктору, она не стала меня укладывать в больницу (уже поняла, что я человек ужасно мнительный и эмоциональный), а предложила пить перед посещением валериану или Новопассит. Кроме того, она рекомендовала мне пить настой шиповника – 1/3 стакана настоя 3 раза в день. Таким образом, я меньше волновалась, и давление почти всегда было в норме.

Я была просвещенной беременной и прекрасно понимала, что высокое давление и белок в моче – самые главные признаки позднего токсикоза, поэтому значительно сократила количество соли в своем рационе и пила не больше 3 стаканов жидкости (800 мл). Хотя видимых отеков у меня не было, я следила за весом (поскольку отеки могут быть и скрытыми). С весом по большому счету все было в порядке, набирала положенные 300 г в неделю. Только праздники давали знать о себе увеличенной прибавкой. И Наталья Васильевна журила меня за лишние граммы.

До беременности я весила 59,5 кг при росте 167 см. После токсикоза потеряла 4,5кг и стала весить 55 кг. На девятом месяце поправилась до 68 кг (+13кг). Перед родами ушло 2 кг = 66 кг.

Измеряя живот, врач всегда говорила, что малыш крупненький. А на 30-й неделе вдруг говорит, что ребенок маленький – едва 3 кг к 40 неделе наберет, а то и меньше, ну уж никак 4 кг не будет (ха-ха, пишу я сейчас, а на тот момент жалела своего мелкого малышика). На очередном УЗИ мне наоборот пишут, что плод соответствует 33 неделям (на 2 недели опережает). Т.е. наоборот крупный. Я была в полном замешательстве: кому верить?

Направили на Допплер. Было выявлено изменение кровотока в левой маточной артерии (нарушение гемодинамики, степень 1А). Не страшно, но неприятно, что малышу может не хватать питания. Пила Курантил и Витамин Е. От Курантила у меня ужасно болела голова, било в жар. Я думала, что так нужно (сосуды расширяются, лучше снабжается питательными веществами малыш). И только после отмены лекарства я поняла, как же замечательно быть беременной. Мне стало так хорошо и легко.

Животик у меня был довольно большой. И для его переноски я использовала бандаж (в виде широкого пояса на липучке, что очень удобно – расслабить или снять можно в любой момент). Купила его, находясь на 6 месяце, когда длительные прогулки приводили к тянущим ощущениям в животе (как объяснила врач, связки растягиваются). Ходить с ним было значительно легче, он давал необходимую поддержку животу. А под него очень удобно было одевать специальные трусы для беременных, которые закрывают живот (высокие, из натуральных мягких тканей). Вид у них был, конечно, впечатляющий (огромные, белые паруса), но зато как удобно!!! Также были приобретены специальные штаны для беременных: очень удобные (с вставками на животе) и хорошо смотрящиеся. Ну и наверх, соответственно, различные туники и трикотажные кофточки.

Касательно пола ребенка мы не зацикливались. В самом начале беременности я была уверена на 100%, что у нас будет мальчик. В этом мне вторили свекровь, муж и мой гинеколог. Она говорила, что у меня точно мальчик (ей подсказывал многолетний опыт и интуиция). По всем народным приметам тоже выходил мужичок: я похорошела, не было никаких пигментных пятен, есть хотелось в основном мяса, был острый животик и на нем появился пушок. Только моя мама считала, что обязательно будет девочка. В 21 неделю на УЗИ я попросила сказать кто там у меня. Врач так задумалась и неуверенно говорит, что, скорее всего, девочка (я ей не поверила).

В 31 неделю "узист" уверенно ответил: "Маруська!". Я так обрадовалась!!! Наконец меня осенило: "Господи, да конечно же доченька!!! Как это я по-другому могла думать?!". Муж от этой новости прослезился. Еще мне сказали, что малышка во время УЗИ-исследования и улыбалась, и зевала, и даже повернулась на звук открывающейся двери! Врач тогда предположил, что девчушка будет очень активной, любознательной и с отменным слухом (так и вышло). С этого момента я стала обращаться к моей малышке не иначе как Маруся (не потому что так хотела ее назвать, а просто так мне, да и ей тоже нравилось).

Во время беременности я проходила через различные исследования и диагностику. По крови делала тест на пороки развития (по уровню гормонов АПФ, ХГЧ и ТБГ) - все гормоны в идеальных нормативных рамках!

Раз в месяц ходила на ДУГ (данный аппарат определяет сократительную активность матки - угрозу прерывания или преждевременных родов в зависимости от срока беременности): всегда были ровные полосочки без "всплесков" (которые означают опасные сокращения матки). Детке эта процедура явно не нравилась, она все время пыталась сдвинуть датчик, прикрепленный к животу, и сильно била по нему (даже в 16 недель!).

Четыре раза делала УЗИ: 1-е - с целью определения маточной беременности; 2-е в 12 недель; 3-е в 21 неделю и 4-е в 31неделю. Только одно УЗИ доставило мне беспокойство. В 21 неделю, когда я, улыбаясь, спросила по поводу пола ребенка - мне сурово ответили: "Что ты спрашиваешь, у тебя вообще сильная угроза прерывания - неизвестно, будет ли?! Живот сильно болит? Часто спазмы бывают?"

Я в шоке от таких грубых слов (непонятно откуда у некоторых докторов столько злости). И живот у меня вообще не болел!!! Я вся в слезах иду к своему гинекологу (благо все рядом расположено). Она меня успокоила. Сказала, что у "узистки" проблемы с мужем - вот она и срывается на пациентов!!! Да, действительно, беременные женщины - идеальные жертвы для срывов! Отвела на ДУГ. Он-то и доказал мои слова о том, что у меня ничего не болит. Наталья Васильевна, посмотрев результаты ДУГа, сильно удивилась: откуда "узист" взял, что у меня сильная угроза. И я спокойно без всяких назначений пошла домой. И поняла очень важную вещь (странно, что я еще не усвоила это в начале беременности): нельзя расстраиваться, услышав приговор одного врача, обязательно спроси мнение другого и, кроме того, послушай свою интуицию!

Все остальные УЗИ показывали, что мы хорошо растем, правильно развиваемся и наш "домик" - плацента и воды тоже в норме!

На 32 неделе я прошла допплерографическое исследование (когда встал вопрос о фетоплацентарной недостаточности и малом весе плода). Это тоже УЗИ, только со звуком (звук пульсации сосудов и артерий).

С 30-й недели я ходила на КТГ. В моей ЖК аппарат был старого образца. Для прохождения этого исследования нужно было 40 (!!!) минут лежать на спине (что на поздних сроках беременности почти нереально из-за давления матки на органы и сосуды). Только в первое исследование я смогла пролежать на спине все положенные 40 минут. Во второй раз уже через 10 минут в глазах все поплыло (к тому же я была одна в кабинете) и последнее, что я успела сделать перед отключкой – постучать в стену. Очнулась оттого, что меня поливали водой. Ужасно тошнило, и кружилась голова. Но решили попробовать еще раз – эффект тот же.

С тех пор я ходила на КТГ в соседний роддом. Там исследование проводилось сидя и за 15 минут. И тут всегда все было хорошо, доктор писал расшифровку: "Гипоксии плода не выявлено. Сократительной активности матки нет". Да я и сама видела, что сердечко крохи билось хорошо (140 ударов), и она пинала меня очень даже прилично. Даже на 41 неделе в роддоме мои КТГ были показательными (их делали 40 минут и исследовали по различным параметрам): ставили 9-10 баллов.

Я вообще только на 9 месяце стала чувствовать себя просто идеально. Связки все растянулись, к животу привыкла, не тошнило, давление в норме. И самое главное украшение беременной женщины – весна!!!

На 38 неделе после осмотра на кресле мне сказали, что раскрытие 1 палец, но шейка длинная. Пропила Но-шпу – дело не сдвинулось. И тогда 28 мая мне было велено сдаться в роддом.

По поводу предварительной даты родов (ПДР) у меня с врачом были расхождения. Я знала точно, когда произошло зачатие. Кроме того, у меня длинный цикл: 34 дня. Но она рассчитывала ПДР по дате последних месячных и ставила срок 31 мая. По моим расчетам и счетчику в Интернете выходила дата – 7 июня. И если в начале беременности я все считала недели и очень боялась родить раньше срока (вот уже 33, 34, 37 недель – совсем хорошо...), то под конец ясно поняла, что раньше времени не рожу точно. Но когда наступило 1, затем 2-3 июня, я уж было решила, что так и останусь кораблем. Но... хронических беременностей не бывает.

Я легла в роддом и стала ждать родов. В палатах в основном лежали девочки с какими-либо проблемами и заболеваниями. И мне казалось, что я никак не вписываюсь в их ряды. Я была очень активной, бегала по этажам вверх-вниз (отделение патологии беременных находилось на 4 этаже), мои анализы тоже были хорошими. И меня прозвали "летучий голландец".

Только при поступлении я, как обычно, понервничала, и мое давление на это отреагировало. Придя в палату, я успокоилась, давление нормализовалось. Но указ доктора из приемного отделения об уколе дибазола (снижает давление) был дан. Мне всадили укол, и я "поплыла", вся обмякла и рухнула: мое давление очень сильно снизилось. Врачи испугались и теперь измеряли мое давление непосредственно перед уколом. Слава Богу, давление всегда было в норме.

Кроме того, в это же утро мне сделали еще 3 укола: но-шпа (расслабляет шейку матки), синестрол и глюкозу + витамин С в вену (я резко почувствовала себя больной и слабой). Вот тут я сразу поняла смысл поговорки: раз легла в больницу – лечись. Действительно, чего койку зря занимать.

То, что я легла в больницу до родов, имеет и плюсы и минусы. Плохо то, что тебя в любом случае будут лечить, и то, что ты видишь разные плачевные случаи, переживаешь. Но, с другой стороны, там у всех общий интерес! Можно познакомиться с такими же будущими мамочками. Я до сих пор помню всех девчонок, с некоторыми до сих пор созваниваюсь. Мы с девочками очень много общались, шутили, и время пролетало незаметно. Кроме того, можно, наконец, настроиться на роды, развить в сознании родовую доминанту (что очень важно).

Также с соседками по палате мы ходили к боксам, где находились уже мамочки с детками. Нам так нравилось смотреть на них и мечтать (как же им, наверное, надоели эти умилительно улыбающиеся пузатики, заглядывающие в палату). Мне эти женщины казались, по меньшей мере, героинями, которые столько вытерпели! А, глядя на младенчиков, я никак не могла представить, что очень скоро тоже буду обнимать своего ребенка. И ждала с великим нетерпением – ну когда же начнется???

В ночь на 5-е июня я стала чувствовать особо сильные (не похожие на обычные сокращения Брекстона-Хигса) схватки, которые имели периодичность. Ночью толком поспать не удалось и не столько от боли, сколько от предвкушения, что вот оно уже скоро свершится главное событие в моей жизни – рождение моего сокровища!

Странно, но именно на 5-е число я загадывала свои роды. В этот день дежурила моя знакомая Мария Михайловна и моя соседка по палате Наташа тоже хотела 5-го рожать у своего врача (у неё срок был 12 июня). Вот мы хотели вместе переживать схватки и подбадривать друг друга. Но на утреннем осмотре доктор сказал мне, что это совсем не роды, а тренировочные схватки, и открытие всего 2 пальца. И если не надумаю рожать до 7 июня, то меня простимулируют (сделают амниотомию – проткнут пузырь).

Мне очень не хотелось рожать через стимуляцию, я мечтала, чтобы малыш самостоятельно выбрал свой день рождения. Так как меня малышок не слушал, я попросила мужа поговорить с ним и попросить скорее родиться. В это же утро муж мило пообщался с деткой, сказал, что пора уже выходить, что мы очень ждем его и хотим скорее обнять наше чудо.

Видно папина речь и вправду оказалась убедительной – придя в палату, я стала чувствовать уже хорошо ощутимые схватки. Я тут же побежала к врачу на осмотр (думала, что уже с первых же ощутимых схваток сразу станет понятно, что у меня начинаются роды). Но она даже смотреть не стала и сказала, что 2 часа назад осмотрела меня, и я точно сегодня не начну рожать!

Мне вкололи какой-то обезболивающий укол, после которого захотелось спать (что при истинных, а не тренировочных, схватках нереально), и резко "помутнилось" сознание. Ходить я не могла, дышать собачкой тоже не получалось, и я валялась на кровати и ждала, когда же закончится действие этого дурманящего укола.

В этот момент зашла медсестра и сказала, что я сама виновата - побежала жаловаться врачу на болезненные схватки (а я не жаловаться побежала, я хотела услышать, что я действительно рожаю и порадоваться, что скоро увижу свою крохотулю), а нужно было терпеть до последнего, тогда и укол противный не вкололи бы. (После наставлений медсестры и моего примера соседки по палате старались терпеть подольше и не ходить на осмотр по собственной инициативе - так одна чуть не родила прямо в палате.)

Как только смогла, я стала ходить по коридору и засекать промежутки, памятуя о том, что при ходьбе головка ребенка давит на шейку матки, и она легче и быстрее раскрывается. Боль была вполне терпимая. Для облегчения боли я дышала собачкой (глубоко и быстро) и терла низ живота – мне очень помогало. После 1,5 часов хождения, решила сходить в душ. И там я поняла, что такое рай!!! В душе переживать схватки оказалось намного легче. Когда схватка подступала, я направляла на живот струйки воды, дышала и гладила живот – очень помогало!!! И я застряла в душе надолго. Там же у меня отошла слизистая пробка – ее не спутаешь с обычными выделениями, она бурая и ее много (1-2 столовые ложки).

После обеда пришла новая смена врачей, и я снова пошла на осмотр, будучи в полной уверенности, что теперь-то моя дорогая шейка уже прилично открылась (схватки шли уже каждые 5 минут и в общей сложности 7 часов!). Но не тут-то было. Все те же 2 пальца, но края сглажены – вердикт врача: спускаем в родзал.

В приемном мне сделали клизму – ничего страшного в этой процедуре я не почувствовала. Но безумно обрадовалась, что меня отправили в душ, где схватки можно значительно обезболить! Потом прошла КТГ. Конечно, с сильными схватками лежать неподвижно на спине было сложно, но зато результат опять был отличным – 10 баллов (значит, с деткой все хорошо!).

Меня завели в родзал, дали ночнушку и сказали, чтобы я отдыхала. Наверное, пошутили. Лежа переживать схватки было неудобно, но ходить было еще больнее. И я старалась активно дышать – это хорошо отвлекало от боли. Вообще это особая боль. Мне она на тот момент представлялась укусом большого крокодила: вот схватка нарастает, и крокодил все сильнее сжимает свои челюсти у меня на животе (но в этот момент нужно умудриться расслабиться и не зажиматься, у меня это получалось, но с огромным трудом – а это уже не полное расслабление). Желание только одно – куда-нибудь выскочить из своего тела, только бы не чувствовать этой боли. Но схватка проходит, и можно вздохнуть и отдохнуть. Может быть, у меня пониженный болевой порок или у всех разные по силе схватки. Но некоторые говорят, что рожать совсем не больно, а кому-то даже нравится – поэтому не нужно заранее загадывать и бояться, у всех по-разному.

В родовой палате промежутки между схватками у меня сократились до 2 минут – я дышала уже не как собачка, а как огромный пес. Но врач, осмотрев меня, сказал, что шейка очень плохо открывается. Проколол мне пузырь (это совсем не больно и даже приятно, когда из тебя вытекает тепленькая водичка). Воды были чистые – значит, малыш себя чувствует хорошо. На животике стали отчетливо прослеживаться контуры ребеночка. Врач сказал, что плод приличный (в смысле размера). После амниотомии схватки стали еще интенсивнее. Я уже стояла в коленно-локтевой позе и как-то мычала. Но шейка опять плохо открывалась... В вену сделали укол но-шпы для обезболивания. Схватки чуточку стихли, но совсем не надолго (2-3 схватки были покороче, и больше никакого эффекта).

Через час врач меня осмотрел и сказал, что нужно ставить капельницу с окситоцином. И, он считает, что в моем случае, когда происходит родовая дискоординация (частые интенсивные схватки и слабое открытие шейки), нужна эпидуральная анестезия. Это позволит мне хоть немного отдохнуть, сохранив силы на главную работу в родах – потуги. Но я не сдавалась, решила потерпеть еще (хотя силы были на исходе). Было около 5 часов вечера.

Но, когда мне поставили капельницу, мой организм отреагировал на окситоцин усилением схваток и сокращением промежутков между ними (скорее схватки сменяли друг друга без перерывов). Самое ужасное, что ты обязан лежать (в руке капельница). Хотя очень хотелось довериться природной женской интуиции и выбрать более удобную позу, для переживания схваток. Я пыталась отключить голову, расслабиться по максимуму (т.к. боль – это ответ на страх и сжатие мышц, в то время, когда им нужно расслабляться и открываться). Не знаю, сколько я продержалась (я уже не только не следила за временем, но и смутно осознавала все происходящее). Помимо этого, довольно часто ко мне заходил врач, ведущий мои роды, и "подтягивал" (!!!) шейку вручную (это, наверное, самое неприятное). Моя выдержка покинула меня окончательно, и я стала звать анестезиолога.

Тут тоже было интересно. Для того чтобы ввести спинной катетер, мне нужно было сесть на край кровати и... максимально согнуться (это при моем животе не особо получилось), а также... не двигаться (сложность спокойного сидения на кровати в момент частых и сильных схваток поймет только тот, кто это испытал). Кроме того, у меня сколиоз, и врачу катетер ввести было очень сложно. И я, ругаясь и пыхтя, сидела как миленькая и почти не шевелилась (понятно, что иголка может повредить спинной мозг при движении). Потом мне сказали, что в моем сложном случае (большой живот и сколиоз) введение катетера заняло 25 минут! (И сейчас я думаю, если вытерпела 25 минут, может, вообще обошлась бы без обезболивания? Может, смалодушничала?)

Когда анестезия наконец была установлена, боль исчезла уже со следующей же схватки. Однако обезболилась только одна сторона тела. Т.о. для того, чтобы лекарство равномерно распределялось, нужно было переворачиваться с боку на бок, но это мелочи – все равно было намного легче. Я немного расслабилась, пришла в себя и стала всем звонить, писать SMS. На что мой врач меня отругал, сказав, что не для этого меня обезболивали, приказал поспать и отдохнуть.

Было 18.30. Через 30-40 минут лекарство перестало действовать. Пришел врач (осматривает, выясняет: сколько см открытие, и если небольшое – разрешает еще добавить обезболивание) и анестезиолог. Я уже не верила, что моя шейка откроется больше, чем на 2 пальца. На, это мне ответили, что окситоцин откроет все. К 21 часу дело сдвинулось – было 8 см открытия! Ура! Ура! Врач сказал, что открытию способствовал не только окситоцин, но и мое расслабление (конечно, после обезболивания легко расслабиться и не зажиматься). Но при таком открытии анестезию больше не вводили, и я опять "окунулась" в схватки.

К этому моменту я успела немного отдохнуть и уже намного легче переносила вновь появившуюся боль. Очень помогало громкое рычание. Только медперсонал перепугался, что со мной что-то не то. Я попросила прощения и сказала, что мне так легче. Они заулыбались и разрешили орать, как только мне заблагорассудится, только позвать, когда начнет подтуживать.

Часа через 2, к 11 вечера, появилось желание сходить в туалет – вот и потуги. Сначала были легкие потуги на фоне схваток. Потом схватки становились все слабее, а потуги усиливались. Врач уже не отходила от меня. Пришла моя знакомая – Мария Михайловна. (Я безумно благодарна ей за поддержку. Она подбадривала, жалела и всячески стимулировала меня на правильные действия в родах. Очень приятно, находясь в родах, чувствовать поддержку знакомого человека.)

Сначала я тужилась на кровати, обхватив ее руками. Мне казалось это положение ужасно неудобным, но малыш хорошо продвигался и меня хвалили. Когда головка опустилась, меня перевели на кресло. (До сих пор не пойму: почему нельзя тужиться и рожать в одном месте, никуда не переходя. Когда головка ребенка между ног – очень страшно ходить, да и еще залезать на кресло..) На нем тужиться совершенно неудобно. По-моему, намного удобнее тужиться вниз (задействуя земное притяжение), а не вперед. Кроме того, если я хваталась руками за поручни – таз опускался вниз, а если поднимала таз как нужно – не могла дотянуться до поручней (хотя я обычная среднестатистическая женщина). Было безумное желание слезть с этого кресла и потужиться на корточках.

Акушерка начинала злиться, что я плохо тужусь, и говорила, что я должна родить за три потуги (откуда такие нормы? Неужели все рожают за 5 минут?!). Как я ни старалась, за три у меня не получилось. Врач сказала, что ткани промежности хорошие, и я должна родить сама без разреза. На что акушерка ответила: "Что же мы будем мучить?". (Я не поняла, кого мучить – меня или ребенка? Скорее всего, она хотела быстрее от меня отделаться, т.к. в соседней палате тоже была роженица.) И на следующей потуге сделала эпизиотомию (прямой разрез от влагалища вниз) – я практически не почувствовала, только немного жгло.

Врач сказала: "Ну, давай изо всех сил! Смотри на живот! Не жалей себя! Выдави из себя эту боль!". Эта фраза на меня очень сильно подействовала – я потужилась изо всех сил (как потом оказалось не только в живот, но и в голову, отчего у меня было рябое лицо и кровавый белок глаза, который сходил около 2-х месяцев), и... моя малышка родилась вся сразу – выскользнула как рыбка! На часах было 0 часов 00 минут 6 июня 2006 года - вот так дата родов!

Мгновенно наступило огромное облегчение!!! Никакой боли. Огромное количество эндорфинов выбросилось в кровь – наступил апогей счастья! Состояние полного блаженства и радости! Потом попросили немного потужиться – так родилась плацента. Очень неприятный момент, когда акушерка надавливает на живот, что бы сократить матку и выдавить кровь (ее в родах достаточно много, но на нее не реагируешь).

Мою доченьку положили мне на живот. Начитавшись разной литературы до родов, я готова была увидеть не сладкого младенчика, а слегка опухшего красно-синего с непонятной формой черепа, всего в слизи и первородной смазке, ребеночка. Поэтому я даже растерялась от того, насколько прекрасной была моя доченька (как и любая мамочка)!!! Беленькая, мягкая с красивыми глазками (такими умными!!!), длинными ресничками и алыми губками!!! Именно такими я представляла ангелочков.

Мы родились 3870 г и 56 см и совсем не похожи были на мелкого ребенка (как обещала мой гинеколог: ошиблась всего на 1 кг). А акушерка сказала: "Хорошие окорочка!".

Потом меня стали осматривать. Оказалось, что я прилично порвалась. Около часа меня зашивали, причем без всякого обезболивания – вполне терпимо. Только от долгого лежания на кресле сильно свело разведенные ноги, они стали трястись. Мне хотелось только одного: чтобы скорее закончились все манипуляции, и мне дали мою красавицу.

Когда швы были наложены (такое ощущение, что все сильно стянуто – не очень приятно, но терпимо вполне), я перелезла на каталку, а потом на кровать и рядом со мной положили мое сокровище!!! Такое чудо!!! Мы стали всем звонить и сообщать о рождении – это такой трогательный момент, ты даришь счастье своим близким и родным, и от этого внутри все сжимается и клокочет!!!

Потом лежали и рассматривали друг друга – знакомились и наслаждались моментом встречи! Я благодарила свою доченьку за то, что она выбрала меня и Господа Бога за то, что я имею возможность быть матерью, и испытывать самые светлые, самые возвышенные чувства бесконечной, всепоглощающей, облагораживающей, истинной и первозданной любви!!!