К тому моменту, как у мамы рождается долгожданное чадушко, она уже наслышана о том, что прорезывание зубов — это тихий ужас. Бессонные ночи, безутешный плач, жар и боль, слюни до колен, малыш тянет в рот, что попало... Одним словом — Армагеддон.

Признаться, зубов своей дочки я ждала с особым трепетом. И морально готовилась к тому, что придется несладко. Настраивала себя, уговаривала, даже запаслась специальным обезболивающим гелем, чтобы мазать им воспаленные дочкины десны.

Когда до появления первого зубика (а все знают, что они вылезают где-то в полгода) осталось совсем мало времени, мне в руки попалась одна старая, давным-давно изданная книжка. Называлась она, кажется, "От рождения до школы". Автор — М. Дерюгина. Абсолютно советская книжка со "старорежимными" рекомендациями, но в ней было немало интересных фактов.

Как и положено таким книгам, там была глава про зубы. В ней писалось, что, действительно, у некоторых малышей прорезывание сопровождается излишней плаксивостью, беспокойством, иногда повышением температуры и даже рвотой. Но! Это все-таки исключение, а НЕ правило. Большинство детишек становятся зубастиками абсолютно безболезненно и порой родители даже не сразу замечают, что первый зуб уже вылез и надо бы это дело отметить.

Мадам Дерюгина меня сильно успокоила. Я перестала готовиться к худшему, философски предположив, что, может, нам повезет, и мы попадем в эту многочисленную категорию "большинства".

Так и получилось. У моих детей никаких проблем с прорезыванием не было. Поэтому я призываю всех молодых мам заранее не нервничать и надеяться на то, что ваши дети узнают про зубную боль только в зрелом возрасте.

Хотя и правда, бывают случаи, когда появление зубов нужно мужественно пережить. Главное — всегда помнить: резкое повышение температуры у малыша не обязательно свидетельствует о том, что он подцепил заразу, а рвота — это не всегда отравление. И в том, и другом случае причиной могут быть "банальные" зубы.

Еще нужно сказать о том, что в любой книге или пособии для молодых родителей можно прочитать, когда должны появиться первые резцы и клыки. Нижние — тогда-то, верхние — тогда-то. Для вычисления количества молочных зубов, которые должен иметь ребенок до двух лет, обычно рекомендуют от числа месяцев отнять 4.

И многие мамы, считая, что эти усредненные сроки и есть истина в последней инстанции, зорко следят, чтобы их дитятки укладывались в "норму". Не уложились, значит — ужас-ужас — отстаем в развитии. Я вам хочу сказать, что все эти сроки — не более, чем ориентир. И понятие "нормы" очень обширное. У кого-то первый зуб показался уже в четыре месяца, а кто-то в девять улыбается еще беззубым ртом. И ничего страшного! Это не повод, чтобы рвать на себе волосы и виновато выслушивать всезнающих родственников, качающих головами "ай-ай-ай, ребенку не хватает кальция". Главное, чтобы хоть один резец вылез к году. А там — процесс пойдет бойчее.

Поскольку у нас проблем с зубами никогда не было, я не уделяла им какого-то особого, пристального внимания. Мои дети познакомились с щеткой и пастой года в два, чистка челюстей у нас всегда была больше воспитательным, нежели профилактическим мероприятием. Но недавно я прочитала в Интернете одну душераздирающую историю, после которой стала стоять в ванной над своими детьми, как цербер, и следить, чтобы утром и вечером их зубы блестели как полированные.

В той истории мама двухлетней девочки писала, что из-за плохой наследственности и погрешностей в питании (много сладкого) ее дочка заработала себе глубокий кариес и четыре пульпита . Внешне это выглядело как желтовато-коричневый налет на передних зубах.

Они стали ездить по разным московским клиникам и слушать вердикты врачей. Врачи были неумолимы, их вердикты — одинаково категоричны: зубы надо срочно лечить — ставить коронки и пломбы. Но как это возможно? Двухлетняя малышка ни за что добровольно не усядется в кресло и не откроет рот для последующих ковыряний. В двух клиниках предлагали лечить "на живую", без какой-либо местной анестезии. Лечить "на живую" — это значит держать вырывающегося, захлебывающегося криком, соплями и слюнями ребенка, которому больно и страшно. Пойти на этот чистой воды садизм мама девочки не могла. В третьем заведении, суперсовременном и, понятное дело, супердорогом, посоветовали наркоз.

Вы знаете, что такое наркоз? И какая это нагрузка на детский организм? Взрослые-то еле-еле справляются, а тут — совсем кроха. А если начнется аллергия на препараты наркоза или — не дай Бог — анафилактический шок? Я лишь могу предположить, что творилось на душе у мамы, которой предстояло принять такое трудное решение.

Наркоз девочке все-таки сделали. Уговорить ее три раза вдохнуть через маску оказалось нереально — в итоге, держали, она рыдала, чуть не закатилась в обморок, но все же заснула.

Результат лечения — пять коронок, три пломбы.

От наркоза девчушка отходила нелегко. Маме врачи дали ЦУ: дать воды, только когда малышка окончательно проснется и откроет глаза. А она глаза не открывала, плакала, металась, кашляла и снова затихала. Родители вливали в нее воду, все выливалось обратно.

Очнулась она только дома. Поначалу вела себя по-разному: дремала, плакала, улыбалась, разговаривала... Потом встала и побежала играть. К вечеру вообще жизнь наладилась — спáла отечность, прошла синева десен. Только кушать и пить было еще больно. А через неделю ребенок, казалось, уже все забыл.

Описать всю ситуацию и выложить ее в Интернете маму девочки заставило желание крикнуть на весь мир: не повторяйте подобных ошибок, следите за своими малышами. И не допускайте, чтобы они страдали!

Ирина Чеснова, глава из книги "Первый год с малышом.
Как мы учились быть папой и мамой"