Содержание:

Если вы считаете, что поездка в Египет — это вроде выезда на дальнюю дачу у теплого моря, куда хорошо отправиться зимой или осенью за глотком солнца, собираясь в круиз по Нилу, лучше избавиться от этого стереотипа, равно как и от растиражированного глянцевого образа Египта.

Все, кто, отдыхая на море в Египте, когда-либо отважился на утомительную экскурсию в Луксор или Каир, знают, как это происходит. Множество автобусов, толпы измученных туристов, вяло бредущие за гидами по жаре. Гиды, с шутками и прибаутками пересказывающие обязательный минимум, и лавки, где от безысходности вы покупаете какого-нибудь булыжникоподобного скарабея или духи "гораздо натуральнее настоящих". Однако есть иной способ соприкоснуться с великой древней цивилизацией Египта — это путешествие по Нилу на теплоходе.

К содержанию

Круизный флот

Круизы по Нилу когда-то были привилегией очень обеспеченных людей, но сегодня от Луксора до Асуана ходит флотилия, состоящая более чем из 300 судов. Стандартная программа путешествия на таком судне рассчитана на пять дней. Можно плыть вверх по Нилу из Луксора к Асуану, можно двигаться вниз, из Асуана до Луксора. Существует расширенный семидневный круиз, но его стоит рекомендовать только тем, кто действительно интересуется Древним Египтом. По пятизвездочным стандартам обслуживания на каждые шесть пассажиров полагается отдельный гид, говорящий на родном языке туристов и знакомый с египтологией.

Нам выпало путешествовать на самом красивом судне. Oberoi Philae — реплика колесного речного парохода, атмосфера которого позволяет взглянуть на Египет глазами восторженного путешественника минувшей эпохи. От пароходов, на которых путешествовали по Нилу до Второй мировой войны состоятельные европейцы и американцы, Oberoi Philae отличается только дизельным двигателем да деталями санузлов. В остальном — это великолепный образец колониального стиля, с паркетными полами, антикварной мебелью в салонах, надраенными до блеска медными табличками и перилами, дамасскими коврами, зеркалами, китайскими вазами и главное — с балкончиками, устроенными в каждой каюте.

Стиль общения персонала с пассажирами под стать обстановке. Стюарды церемонны, обходительны и уже на второй день знают привычки и предпочтения гостей. Управляющий теплоходом мистер Майкл лично следит за тем, чтобы вокруг гостей была создана атмосфера комфорта и восточной неги. Большое удовольствие возвращаться сюда после экскурсии. Находившихся по жаре путешественников встречают охлажденными влажными салфетками и бокалами с грейпфрутовым напитком.

Попутчики на Oberoi Philae очень приятные. Судно рассчитано всего на 112 пассажиров и популярно как прекрасное средство для свадебного путешествия. С нами в круизе были пять пар молодоженов: американцы, итальянцы, индийцы и ливанцы. Каждый вечер администрация вручала одной из парочек огромный свадебный торт, и бедолагам приходилось умолять соседей съесть хотя бы кусочек. Остальные пассажиры самого разного возраста и национальностей, от седовласых леди из Австралии до бодрых молодых людей из Германии. Дресс-код, принятый на судне, соблюдается свято. Если по телевизору в каюте, транслирующему программу дня, обращают внимание на то, что вечером будет black and white party, то можно не сомневаться: стопроцентная явка в черно-белых нарядах будет обеспечена.

К содержанию

Луксор — древние Фивы

В первый день пассажиры посещают Карнакский и Луксорский храмы. Карнак, посвященный богу Амону Ра, широко известен своей аллеей сфинксов с головами баранов и залом колонн (Гипостильным залом). Помимо этих двух достопримечательностей в огромном комплексе, строившемся не одну эпоху, есть масса интересных мест, которые стоит посмотреть, прогулка с компетентным гидом займет много времени. Обратно в Луксор путешественники попадают уже в сумерках, что дает возможность увидеть набережную и луксорский храм уже подсвеченными. Это действительно красиво.

Луксор — это те самые древние Фивы, столица фараонов Среднего, а потом и Нового царства, столь часто упоминаемые в греческих и римских описаниях. На этой земле существовало множество разных цивилизаций, но в Египте превыше всего ценят древнюю классику. По этой причине в Луксоре сейчас сносят особняки конца XIX — начала ХХ века, нередко возведенные архитекторами из Европы. Прекрасные дома разрушают потому, например, что под кварталом нашли аллею сфинксов. Луксорская общественность протестует и пишет гневные письма в газеты, но процесс, похоже, не остановить. Таким образом, от города, которым любовалась когда-то Агата Кристи, скоро ничего не останется. Хорошо еще, что роскошный отель Winter Palace, где останавливались знатные путешественники, управляемый ныне сетью Sofitel, незыблем. Туда нужно обязательно заглянуть, чтобы полюбоваться помпезной лестницей и громадной хрустальной люстрой. Со ступеней именно этой лестницы, ведущей в отель, знаменитый археолог Говард Картер в 1922 году объявил об открытии гробницы Тутанхамона. И в наши дни здесь невозможно получить номер менее чем за 500 евро.

Первую ночь теплоход стоит в Луксоре, а в 6 утра стартует экскурсия в Город мертвых — Долину царей, где когда-то раскопали знаменитую гробницу Тутанхамона, едва ли не единственную, которую не разграбили профессиональные расхитители. 6 утра, кстати, — прекрасное время для такой поездки. Долина царей представляет собой каменистую пустыню, окруженную горами, и тут немыслимо жарко уже с утра. Поэтому не стоит соблазняться на предложения проехаться к гробницам в экипаже или верхом на ослах. Мы наблюдали старт и финиш группы таких отважных наездников. Всеобщее веселье, снисходительные взгляды на слабаков, прячущихся в кондиционированных автобусах вначале; понурый вид и, по всей видимости, отбитые мягкие места в конце. В общем, берегите силы для осмотра гробниц.

Подземные гробницы выглядят весьма уютными и даже жизнерадостными сооружениями. Никаких ассоциаций с жуткими ловушками или ожившими мумиями не возникает. Теплые нежные краски росписей, где преобладают голубой и охряный оттенки, затейливые рисунки, повествующие о переселении фараона в другой мир. В этом уединенном месте правители Египта строили себе дома для новой жизни, которую считали явно лучше земной.

По поводу дальнейшей программы можно посоветоваться с гидом, потому что возможны варианты. Посещение Дер эль-Медины, храма царицы Хатшепсут, храма Рамзеса II, Колоссы Мемнона. В принципе, можно охватить все. На наш взгляд гигантский террасный храм царицы Хатшепсут, встроенный в природный скальный амфитеатр, наиболее впечатляющ. Он был восстановлен (и до сих пор восстанавливается) польскими археологами в XX столетии. Храм одновременно ассоциируется с плотиной гидроэлектростанции и Мавзолеем Ленина. При взгляде на него становится понятно, откуда взялась индустриальная архитектура функционализма. Скульптуры, которые ныне восстановлены, выглядят особенно драматично на фоне строгих вертикалей, которые и формируют храм.

Сама Хатшипсут, загадочная женщина-фараон, по всей видимости, была незаурядной правительницей и талантливой пиарщицей. Напрасно ее пасынок Тутмос III пытался уничтожить все изображения царицы, память о ней все еще жива.

К содержанию

От Луксора до Эссны

Размышлять о судьбе женщины-фараона будем уже в каюте, потому что к полудню нужно вернуться на судно. Пора отплывать. По дороге, конечно же, не обойдется без посещения так называемой Алебастровой фабрики. Это небольшой домик, до отказа набитый каменными богами, скарабеями и прочими изделиями местных умельцев. Уважаемого клиента встречает продавец, который дабы показать, что его продукция сработана из натурального материала, а не из крашеного гипса, берет двух кошек, каменную и гипсовую. Затем, подобно гусару, срубающему саблей горлышко бутылке шампанского, он сильно ударяет каменной кошкой по гипсовой и сносит несчастной голову. Кошку жалко...

Отплытие из Луксора — процесс массовый, большинство круизов стартуют по вторникам или субботам, поэтому суда идут даже не караваном, а флотилией, сигналя, обгоняя друг друга и совершая при этом весьма опасные на взгляд непосвященного маневры. Члены команд всех круизных судов на Ниле, включая капитанов, — уроженцы города Эльмения. Ни у кого из них нет специального образования. Секреты профессии передаются здесь из поколения в поколение. Были случаи, когда владельцы судов пытались разрушить монополию эльменийцев и нанимали дипломированных капитанов, но из этого ничего хорошего не получалось. Только речники из Эльмении умеют виртуозно водить корабли по Нилу. Так как все они земляки, члены команд разных судов приветствуют друг друга громкими криками, размахивают руками и вообще создают атмосферу радостного возбуждения.

Перед тем как пришвартоваться в Исне, судно проходит пороги через шлюз, построенный еще при хедиве Мухаммеде Али в 1834 году. Тогда было затоплено несчитанное количество памятников древности, на которые обращали внимание только, когда памятник годился для подарка какой-нибудь иностранной державе.

Перед тем как войти в шлюз, суда сбавляют ход, и тогда на них нападают торговцы на лодках. Oberoi Philae они ждут с особым энтузиазмом. Подплыв, выкрикивают цену, бросают товар на палубы и ждут, что сердобольные туристы, увидев их отчаянные и опасные маневры, что-нибудь купят. Балкончики нашего Oberoi Philae — удобная мишень. Своими воплями и метанием всяких сувениров торговцы будят задремавших на балконах туристов. Те спросонья пугаются и, памятуя наказы гидов ничего не брать из рук приставал, скидывают товар в воду. Торговцы с ругательствами вылавливают товар и тут же закидывают что-нибудь новенькое. Представители портовых властей, выезжающие на моторках якобы разгонять торговцев, оказываются бессильны, и те не отстают лишь в опасной близости от шлюза.

Ночует теплоход в Исне — городке, где некогда селились разбогатевшие торговцы фруктами. На набережной сохранилось несколько особняков в европейском стиле. Вечером можно полюбоваться набережной и променадом местных жителей, для которых прибытие судов — событие. А можно совершить пешую прогулку или нанять экипаж.

На следующий день Oberoi Philae делает две остановки: утром, чтобы путешественники увидели Храм Идфу, вечером — для посещения храма Ком-Омбо. В Ком-Омбо, куда мы приходим уже в сумерках, эффектно подсвеченный храм, построенный уже в эллинистическую эпоху, посвящен сразу двум богам. Левое святилище посвящено богу Хору с головой сокола, а правое — богу Себеку, которого древние египтяне изображали с головой крокодила. Рядом устроен Музей крокодилов, куда заходить необязательно, потому что главные его экспонаты — маловыразительные мумии этих земноводных.

К содержанию

Асуан — город советско-египетской дружбы

Строители храма в Ком-Омбо надеялись, что бог Себек приструнит нильских обитателей, и они перестанут нападать на людей и буйволов. Глядя на совершенно непрозрачную речную воду, будто бы созданную для того, чтобы сидеть на мелководье в засаде, легко представить, что местные рептилии добывали себе пищу без особых трудов. То, что не соблаговолил сделать бог Себек, свершили советские строители, возведя Асуанскую плотину. Все крокодилы, а также и бегемоты, к полному разочарованию туристов, ушли выше по течению Нила, в Судан и Эфиопию. Вода в Ниле в нижнем его течении не пригодна для жизни рептилий. Рассказывают, что три года назад один крокодил сбежал из частного зоопарка в Гизе и судьба его неизвестна.

В Асуане, куда теплоход приходит под вечер четвертого дня, пейзаж разительно меняется. Здесь наконец-то появляются те самые гранитные скалы, которые навевали мрачное настроение на героев книги Агаты Кристи "Смерть на Ниле". Вода в реке становится чище, сказывается близость фильтров, установленных перед плотиной Асуанской ГЭС. В этом городе все очень любят русских и жалеют, что они редко навещают Асуан. Нас спрашивали, почему прекращен экспорт автомобилей "Волга", которые хвалят местные старожилы.

Строительство плотины, осуществленное при помощи Советского Союза, превратило заштатный городок в благоустроенный по египетским меркам город, где проживает много людей с высшим образованием. Асуан с его многочисленными парками, набережными, зелеными островками на Ниле и либеральной атмосферой считается хорошим местом для жизни. Здесь покупают дома египетские звезды шоу-бизнеса, актеры и просто состоятельные люди. Единственный минус — тут гораздо жарче, чем в низовьях Нила.

Плотин в Асуане две: старая, законченная в 1902 году и потом несколько раз надстраивавшаяся, из-за которой тоже затопило изрядное количество памятников, и новая. Нельзя сказать, что знаменитая плотина очень впечатляюща, но асуанцы ее любят. Вокруг нее все засажено цветущими деревьями, устроены цветочные клумбы. Только под памятником советско-египетской дружбы почему-то пересох бассейн. Сам монумент красив и величествен. Архитекторы П. Павлов и Ю. Омельченко, чьи имена запечатлены на одной из стен, создали выразительное воплощение истории и современности Египта. По особой заявке можно подняться на специальном лифте на верхушку монумента и осмотреть открывающийся вид на Нил и озеро Насера, образовавшееся после строительства плотины.

Озеро тянется на 500 километров до самого Судана, и по нему тоже можно путешествовать на теплоходе Eugenie, который, так же как и Oberoi Philae, оформлен в колониальном стиле. По озеру можно добраться до Абу-Симбела, увидеть храмы Калабша, Вади Эль-Себуа и Амада. Все они были перенесены перед строительством плотины. До Абу-Симбела можно добраться и на автомобиле, поездка из Асуана и обратно займет целый день. За Асуаном начинается территория древней Нубии. Нубийцы, чья красота прославлена фотографиями Лени Рифеншталь, составляют отдельную этническую группу со своим языком и традициями. Во время строительства ГЭС нубийцы, как неблагонадежное и нецивилизованное племя, были насильно переселены из Асуана. Теперь это пытаются сгладить. В городе открыт Музей нубийской культуры (эффектный проект под опекой ЮНЕСКО), нубийцы могут поступать в университеты, селиться в Асуане и ниже по Нилу, к примеру, в Ком-Омбо. Но все равно они предпочитают вести замкнутый образ жизни, жениться и выходить замуж только внутри общины.

Увидеть, что такое перенесенный до последнего камешка храм, можно и в Асуане. Храм Филе, посвященный Исиде, в честь которого и названо наше судно, ныне с родного острова перенесен на другой симпатичный остров, тоже для простоты именуемый Филе. До него можно добраться на небольшой моторной лодке. Вообще если совершать прогулку по Нилу на лодке или парусной фелюге, то делать это нужно в Асуане. Живописные островки, самый крупный из которых, несомненно, — Элефантина, легко узнать по башне отеля Movenpick и уродливому бетонному недострою, находящемуся рядом. Ботанический сад, наконец, фешенебельный отель Old Cataract, в котором Агата Кристи писала роман "Смерть на Ниле", отлично смотрятся именно с воды. Сейчас отель на реконструкции, любопытствующий турист не имеет возможности посидеть на знаменитой "Слоновьей террасе" и побывать в ресторане "1902". До реконструкции Old Cataract был в 2005 году объявлен Conde Nast Traveler’s Gold List самым живописным отелем Африки и Среднего Востока.

В программу в Асуане также входит посещение гранитного карьера, где лежит стела, которую начали выпиливать из каменного массива, но потом из-за трещины бросили. Обелиск заказала та самая царица Хатшепсут, которая знала толк в пиаре. Поездка в каменоломни позволяет представить, сколько жизней было когда-то загублено при создании гранитных обелисков, украшающих ныне Париж и Рим. Тяжело даже просто стоять среди раскаленных камней. По легенде, именно сюда, в Сиену, как называли Асуан в древности, император Тиберий отправил в ссылку старого поэта-сатирика Ювенала, автора знаменитого афоризма "В здоровом теле — здоровый дух".

Последний день круиза — это прогулка по Ботаническому саду на острове Китченера, названному по имени не очень популярного английского губернатора Асуана, который собрал уникальную коллекцию растений. Прогулка здесь — прощание с Асуаном и Нилом, если, конечно, нет планов прокатиться до Абу-Симбела. С Нилом можно попрощаться, но его невозможно забыть. Величайшая река, которая и дала современное название этой стране (античные греки называли его Эгиптос), выражает саму суть Египта. Это понимали древние и это хорошо понимают и современные жители страны. У реки нет никаких прозвищ, никто не назовет ее "Нилом-батюшкой". Нил — это Нил, и ничего не нужно добавлять. Величественно это имя, и слишком много заключено в нем.

Добраться до Луксора можно несколькими способами. Во-первых, из Каира самолетом. Можно лететь из Санкт-Петербурга турецкими авиалиниями со стыковкой в Стамбуле. Или из московского Домодедово прямым рейсом компании Egyptian Air до Каира. Остановиться лучше в отеле Mena House, расположенном прямо у пирамид Гизы. Уже здесь к путешественникам может присоединиться гид, который будет сопровождать их и на судне. До Луксора из Каира тоже самолетом, также как и обратно, из Асуана в Каир.

В Луксоре набережная на несколько километров, вплоть до Нового моста, занята пришвартованными круизными судами. Как правило, это очень похожие друг на друга трехпалубные теплоходы, которые или носят гордое имя какого-нибудь фараона, или называются "Цветком Нила" (розой, бриллиантом, звездой, сапфиром и т. д.). Чтобы найти среди них свое, прибывающему в Луксор путешественнику необходимо знать точный адрес пристани. В противном случае вы рискуете заплутать и опоздать к началу экскурсионной программы.

Обычно регистрация пассажиров на теплоходы начинается в полдень. Остается час, чтобы устроиться в каютах. Затем ленч, Около трех часов пополудни — экскурсионная программа, которая в Луксоре самая насыщенная. Выбирая судно, стоит помнить, что экономить на удобствах в таком круизе неразумно. В районе Нила всегда жарко, в октябре, к примеру, температура может быть около + 40? С. Каюты с большими панорамными окнами нагреваются мгновенно, и плохая система кондиционирования может сделать поездку мучительной.

Наталья Сиверина

Статья предоставлена журналом "Всемирный следопыт"