Землетрясение в Японии обеспокоило отечественную науку.

Землетрясение в Японии обеспокоило отечественную науку. "Не совсем ясно, как высотные здания себя поведут, если придет сейсмическая волна из Карпат. Дело в том, что эти волны аномально длиннопериодные, это такие медленные раскачивания, достаточно амплитудные. Какие-то из этих зданий могут попасть в резонанс", — поделился своими опасениями заместитель директора Института физики Земли имени Шмидта (ИФЗ) РАН Евгений Рогожин. И предложил "закончить" исследование Москвы на предмет сейсмоопасности.

Удивительное откровение, учитывая то, что москвичи даже не самого старшего поколения помнят, как раскачивались добротные столичные девятиэтажки во время румынского землетрясения 1977 года. Столь же разрушительным было землетрясение 1940 года. В обоих случаях эпицентр лежал в уезде Вранча в изгибе Карпат. В обоих случаях изосейсты были вытянуты в сторону Москвы. При мощности в 7,2-7,3 баллов в эпицентре, Москва ощутила 4 балла.

Понятно, все плохое к нам приходит из-за границы. Но на наш взгляд, главная опасность для Москвы у нас под ногами, всегда с нами.

Закатанные в асфальт московские почвы давно мертвы. Их не связывает ничто, кроме напластованных в разных направлениях слоев асфальта, каменных и деревянных фундаментов, старых и современных коммуникаций.

Когда уважаемый депутат Мосгордумы говорит, что в Москве могут быть опасны только первые 30 метров, а ниже лежат твердые породы, когда не менее уважаемый архитектор говорит, что глубину "закапывания" в землю стоит ограничить четырьмя ярусами, а семь уровней под Манежной площадью объясняются тем, что: "там мы были вынуждены так глубоко копать, чтобы было на что опереться", они (депутат и архитектор) немного лукавят.

В типичном московском случае эти 30 метров включают сверху вниз: техногенные отложения (старые фундаменты и коммуникации и другие следы деятельности человека), речные и ледниковые породы, главным образом пески плейстоцена (эпоха саблезубых кошек, гигантского носорога и т.п.) и относительно небольшой слой глины моря юрского периода (кто тогда жил, все знают). Но ниже лежат не скальные породы, не мрамор, гранит или базальт. Ниже, от 30 метров еще на 60-70 лежат известняки каменноугольного периода (эпоха папоротников-деревьев и двухметровых стрекоз).

Городские коммуникации изношены. Из-за постоянных утечек водонесущих коммуникаций, нарушения естественного стока подземных вод, ускоренного таяния снега как раз над плохо изолированными тепловыми коммуникациями происходит подтопление — подъем уровня грунтовых вод, что приводит к еще большему разрушению коммуникаций. О серьезности проблемы говорит то, что питание грунтовых вод в Москве в два-три раза выше, чем за пределами города.

Верхняя опасность — граница плейстоцена и юры. Когда сюда проникает вода (глина не пускает ее ниже), здесь могут образоваться плывуны. Сами по себе эти насыщенные водой рыхлые отложения не очень опасны: замкнутая вода поддерживает верхние слои не хуже других пород. Но если появляется "дырочка"... например, если слой плывуна рассекает котлован, тогда плывун переходит в текучее состояние, а то, что над ним — проваливается. Иногда в сотнях метрах от стройки.

Хуже с известняками. Ввиду постоянного движения пластов, а также растворения пород подземными водами в известняках образуется карст — пустоты: горизонтальные и вертикальные трещины, пещеры, каверны. Здесь две проблемы. Во-первых, карстовые пустоты подвержены суффозии — дальнейшему размыванию: хоть известняк и не песчаник, но вода и его неплохо растворяет и уносит мелкими частицами. Во-вторых, при проведении проектных работ до исследования этого слоя, как правило, не доходит: дороговато. Подробной карты карстов Москвы до сих пор нет. Некоторые утверждают, что есть, но засекречена. Карстовые провалы приводят к гораздо более серьезным последствиям, чем исходы плывунов. Иногда речь фактически идет о локальном землетрясении.

Чрезвычайно опасными зонами карстово-суффозионных процессов геологи называют Хорошево (в четырехугольнике: вся Карамышевская набережная, Октябрьское поле, Полежаевская), Воробьевы горы, Москворечье-Сабурово. Весьма опасны Москва-Сити, оба берега Яузы, Котельническая, Гончарная, Краснохолмская и Крутицкая набережные, районы Киевского вокзала, бывшей гостиницы "Россия", долина Сетуни и многие другие районы.

Цитаты:

"Карстовая опасность и обусловливаемый этой опасностью карстовый риск характерны для большей части территории г. Москвы".

"Наибольшая и постоянно увеличивающаяся во времени и пространстве карстовая опасность активизации карстовых и карстово-суффозионных процессов, приводящих к деформациям земной поверхности, зданий и сооружений, существует в настоящее время на территориях с нарушенным естественным режимом подземных вод в результате их откачки, а также утечек из водонесущих коммуникаций".

"Суффозионная опасность и суффозионный риск проявляются практически на всей территории Москвы. Повышенная вероятность реализации суффозионных деформаций и обусловленных ими потерь в настоящее время существует <...> например, в Замоскворечье, над трассами подземных водонесущих коммуникаций (особенно теплопроводных и (или) имеющих большой износ)".

"Оползневой опасности и риску подвержены примерно 25% береговых склонов рек Москвы и Сходни".

"Эрозионная опасность и риск от оврагообразования характерны для многих участков склонов долины р. Москвы и ее притоков (особенно для расположенных в южной и западной частях города, в пределах Теплостанской возвышенности) с нарушенным дерново-растительным покровом. В многоводные годы с большим количеством атмосферных осадков скорость оврагообразования может достигать 3-5 м/год".

"Опасность и риск от процесса техногенного подтопления муниципальных объектов хозяйства постоянно реализуются в настоящее время примерно на 40% территории г. Москвы. Развитие процесса подтопления возможно практически на всей территории г. Москвы и обусловлено в основном утечками из водонесущих коммуникаций, неконтролируемыми поливами зеленых насаждений и улиц, затрудненным стоком поверхностных и подземных вод, возникающим из-за нарушений в работе ливневой канализации, засыпки оврагов, барражного [заградительного — ред.] эффекта зданий и сооружений, которые приводят к подъему уровня природных подземных вод".

Извините за каскад цитат. Это не измышления "неграмотных с политизированным оттенком специалистов диггерного плана". Это выдержки из Приказа Москомархитектуры от 01.08.2002 № 141 "О введении в действие рекомендаций по оценке геологического риска на территории г. Москвы". И этот далеко не правозащитный документ говорит: "Москва проваливается".

Экологи не устают повторять простые и доказуемые вещи: на московских грунтах можно строить дома до 9 этажей. Опасно не только безудержное подземное строительство, но и наземное строительство, не учитывающее геологические особенности Москвы. Строительство торгового центра под Манежной площадью спровоцировало оседание геологических пластов в радиусе до 1,5 км. Сегодня центр Москвы местами оседает со скоростью более 60 мм в год. Многочисленные воронки сливаются в одну... Освоение подземного пространства абсолютно обязательно при любых видах строительства?

На заметку
Несколько адресов с картой геологических рисков Москвы (чрезвычайно опасно — карстово-суффозионные процессы; весьма опасно — потенциальные карстовые провалы; опасно — вероятны подтопления и мелкие оползни):
Крымский Вал — малоопасно и опасно (западнее, в начале Комсомольского проспекта — весьма опасно), Новый Арбат — малоопасно и опасно (в западной части), Сухаревская площадь — малоопасно, площадь Тверской Заставы — малоопасно, Триумфальная площадь — малоопасно, Тургеневская площадь — безопасно, Павелецкая площадь — опасно (южнее, от Шлюзовой и Дербеневской набережных клином к Дубининской улице — весьма опасно), площадь между гостиницами "Метрополь" и "Москва" — опасно, проспект Академика Сахарова — безопасно (внутри Садового кольца) и малоопасно, Водоотводный канал — безопасно (остров Болотный—Балчуг) и опасно (Якиманка, Замоскворечье), Пушкинская площадь — опасно, Старая площадь — опасно, подземное пространство Бульварного кольца — от "безопасно" до "чрезвычайно опасно".