Есть профессия, которую сегодня выбирают с особенной осторожностью. Это профессия учителя. Кстати, по стране шагает Год учителя... Получается — и не шагает вовсе, а осторожно так ступает.

Раньше желающие стать учителями просто шли в педагогические вузы. Сегодня будущим педагогам предлагается другой вариант образования — классический университет. Над педвузами витает угроза закрытия либо превращения в филиал другого вуза, либо слияния двух педагогических университетов в один. В российском обществе часто относятся к абитуриентам педвузов свысока: и профессию, мол, они толком не выбрали, и к поступлению не особенно готовы, и в школу потом работать не идут. Да даже когда пойдут — всё равно авторитет учительской профессии, увы, невысок.

В этой ситуации, очевидно, нечего бояться лишь человеку, обоснованно уверенному в своем педагогическом призвании. А что делать остальным?

Наверное, у многих есть соблазн сказать себе: или я убежден в своем учительском даре и куда-нибудь да поступлю, или мне лучше и думать забыть о педагогическом образовании и обо всём, что связано с учителями.

Тем не менее, о последнем выгоднее помнить, причем всем абитуриентам, независимо от выбранной профессии.

Тому есть причина: талантливый учитель обладает особой властью — он умеет заинтересовать ученика доселе нелюбимым предметом. Это крайне важное умение. Каждому знакома история, когда вы, или ваши родители, или ваши друзья коренным образом меняли отношение к учебному предмету — а всё благодаря влиянию учителя. Большинство людей рассматривают такие истории как удивительные прецеденты своей биографии, но не как уроки себе самим. Сталкиваясь со сложной жизненной задачей, далеко не все пытаются отнестись к ней как к неожиданно интересному вызову. Как к чему-то доселе скучному и непостижимому — но вдруг объясненному любимым учителем. Как будто это только он способен увидеть занимательное в мире вокруг нас. А на самом деле это может каждый. Один, без учителей, будучи учителем самому себе. И это правда.

Проблема в том, что зависимость от учителя распространена очень широко. Вам может казаться, что ваши знания зависят от того, повезло ли вам учиться у такого человека; от того, есть ли подобные Макаренко и Януши Корчаки в вашей школе, в вашем районе, в вашем городе, в вашей стране. Если есть — это счастье, если никто не надел на вас волшебные очки интереса к предмету — такова уж судьба. Так что, мол, физика — это не ваше.

А между тем у этой проблемы целых два решения.

Можно искать Учителя самостоятельно. И можно с высокой степенью ответственности заниматься самообразованием.

Именно "и". Поскольку эту проблему лучше всего решать двумя способами одновременно.

Итак, перед вами список школьных дисциплин, добрая половина из которых вызывает у вас эмоциональную реакцию вроде "только не это!". Считайте, что это сигнал разузнать о людях, которые выдавали как раз противоположную реакцию и даже прославились впоследствии. Что такого они заметили в предмете, что им он интересен, а вам — пока нет?

Не нравится география, а нравится иностранный язык? Тем не менее, стоит изучить именно несколько биографий географов, начиная со Страбона: иностранный никуда не денется. Тем более что, живи все люди, вопреки географии, на одном пятачке, иностранные языки существовали бы разве только в конспиративных целях.

А когда вы уже знаете, чем привлекла нелюбимая наука хрестоматийных давно почивших классиков, наступает самое интересное. Кто увлекается этой наукой сегодня? Современность дозволяет быть с известными людьми на дружеской ноге. Узнав о том или ином ученом, уже на другой день вы можете стать его приятелем в Facebook, в Livejournal или послать ему письмо в зарубежный университет, благо адрес доступен на сайте вроде www.academia.edu (кстати, это прелюбопытнейшая сеть, где возможен поиск ученых по вузам всего мира в согласии с их научными приоритетами). Почему бы не признаться корифею, что вы хотите у него учиться, если это действительно так? Великие мастера когда-то были подмастерьями. Даже просто наблюдая за активной научной жизнью издалека, рано или поздно вы увидите, что у таких людей больше друзей, чем у вас, — и захочется хотя бы ради этого разбираться в предмете получше.

Побочный эффект подобного самостоятельного поиска учителя — расширение картины мира. Вы обнаружите, что вам подходит гораздо больше профессий, чем казалось ранее.

Конечно, не стоит гоняться за дружбой только с учеными знаменитостями. Фразу "Никто мне не друг, никто не враг, но каждый человек — учитель" любят многие, и это заслуженно. Умея разглядеть в любом человеке сознательное или невольное учительское начало, вы станете мудрее и внимательнее — и будете реалистично смотреть на мир.

Поиск Учителя похож на свободное плавание в море, а в самообразовании есть немало от подражания. В чем можно подражать учителю?

Во-первых, любимый учитель, пусть и по нелюбимому предмету — это еще и яркая личность. Как подражать? Надо стать личностью самому.

Во-вторых, хороший учитель знает, что у каждого ученика свои трудности. А тут в чем подражание? Вы научитесь прислушиваться к себе и будете меньше зависеть от оценки, данной вам окружающими.

В-третьих, учитель должен верить в то, что говорит, в отличие от сомневающегося во всём ученого. Чтобы поверить в какую-либо теорию, сначала нужно ею заинтересоваться...

В-четвертых, учитель формирует вокруг себя коллектив учеников. Разобравшись в том, как это делается, вы сможете окружить себя единомышленниками, интересующимися теми же вопросами, что и вы.

В-пятых, хороший учитель всегда готов ответить на вопрос любознательного ученика. Так, экспат Тимоти О’Коннор, год проработавший проректором по образованию в Национальном исследовательском технологическом университете МИСиС, в интервью сайту Slon.ru рассказал: "Американский преподаватель — это путеводитель, он дает советы, задает вопросы, или дает другую точку зрения... Когда я работаю, студенты имеют доступ ко мне в любой день, в любое время". Но ведь можно держать себя в исследовательском тонусе, задаваясь подобными вопросами самостоятельно!

Итак, подражая идеальным учителям, вы можете стать яркой личностью, знающей себя, с развитыми интересами, окруженной единомышленниками, исследующей жизнь и мир вокруг. Хорошо? Прекрасно! (Непохоже на среднего учителя? Неважно!)

Выходит, что дело не в том, хотели бы вы поступать в педагогический университет и видите ли вы себя работающим в школе. Проникнуться этой профессией полезно прежде всего для собственного профессионального роста. А профессионалам везде будут рады. И в школе — тоже.

Кстати, президент недавно поручал Министерству образования проработать механизм привлечения перспективных выпускников вузов к работе в школах. Возможно, для массового обеспечения школ выпускниками вузов этот механизм на самом деле нужен. Но коли вы уже "привлекли" себя к процессу развития собственной личности, механизма никакого не потребуется: если вы захотите работать в школе, у вас это получится.

Татьяна Карпеченко