Содержание:

К запрету выставлять отметки первоклассникам родители и учителя уже привыкли. Но учиться без оценок оказалось слишком сложно, причем как взрослым, так и детям. Почему так тяжело отказаться от оценок, каким бы способом они не выставлялись: в виде слов, штампиков разного цвета и достоинства, наклеек и тому подобного?

К содержанию

Мама – первое зеркало

Для малыша лет двух мама – основной источник информации и компас в непонятном и новом мире. Он все делает с оглядкой на мамино одобрение или негодование. Конечно, хорошо все время слышать "умничка!", "молодец!" и опосредованную похвалу в виде подслушанного телефонного разговора: "Представляешь, он сам снимает ботинки!". С критикой сложнее. Современные мамы иногда кидаются в крайности, начинают стыдить или язвительно вопрошать, или просто ругаются. "Ну почему ты такой растяпа?!" – по форме это вопрос, а по существу – утверждение, причем унизительное. На детской площадке порой такое услышишь – и от мам, и от деток... Так вот, все это – и похвала, и критика – оценки. Подразумевается, что взрослый обладает неким конечным знанием о том, что такое хорошо и что такое плохо. И транслирует это знание ребенку в виде сообщений: ты молодец или ты не-молодец.

Очень редко мамы могут хвалить в виде "Я-сообщения": "Мне понравилось, что ты сделал, я горжусь тобой, меня порадовало..." и т. д. Хотя, спасибо Юлии Борисовне Гиппенрейтер, ее книга "Общаться с ребенком. Как?" выполнила свою просветительскую функцию, родители стали внимательнее относиться к словам. Но все-таки чаще ребенок слышит именно оценку, "Ты-сообщение": "Ты такой-то и такой-то". И мы все (как бывшие дети) привыкаем к тому, что "зеркало" – снаружи. А должно быть – внутри.

Становясь старше, мы как будто присваиваем этот оценочный взгляд себе, проникаемся системой установок и правил наших родителей, это называется "совесть" и живет в душе каждого человека. Теперь уже мы сами оцениваем свои поступки и движения по тем критериям, что усвоили в раннем детстве. И выходим в большой мир, где нас ждет совсем неизвестная, новая система оценок. Школьные правила.

К содержанию

Сколько клеток?

"Ты не поверишь, – возбужденно пересказывает мне соседка, – мы полсобрания выясняли, сколько клеточек отступать снизу, сколько слева и сколько строчек должно быть между!". Это второй класс. Собрание начинается с того, что классная руководительница вслух зачитывает оценки детей по предметам, с комментариями. Когда я попыталась влезть со своим "это нарушение конфиденциальности", меня затоптали родители. "Мы же за этим и пришли", – сказали мне.

Дочка этой женщины – моя клиентка, я ее "лечу". Крошечная девочка, очень болезненная, которую зачем-то отдали в школу в шесть с половиной лет, да еще и школа английская, полного дня. Она болеет ангиной 8-10 раз в год, последние два раза ее клали в больницу. Уроки делает по три-четыре часа, в помощь ей взяли репетитора – спокойную и терпеливую десятиклассницу. Так вот, болеть ангинами она начала, после первой "единицы" в начале первого класса. Утром перед школой у нее сильно болит живот, но мама точно знает, что это от нежелания идти в школу... и отправляет Полину недрогнувшей рукой.

Я разговорилась с девочкой на площадке, она сидела очень печальная и глядела перед собой. А я-то помню, какой резвой и прыгучей она была в прошлом году. "Полин, что с тобой?" – "В школу не хочу, учительница говорит, что я тупая и дебилка. И двойки каждый день". Вот вам и "учительница первая моя". Я настоятельно рекомендовала маме забрать Полину из школы и пойти снова на следующий год, по возможности к другой учительнице. Девочка просто не готова к школе физически. Мама выслушала, покивала, – и все осталось как прежде.

Вы скажете: ну, плохая злая училка, надо поискать другую. Но других-то нет! Если посмотреть в конференциях по воспитанию детей, обнаружится то же самое: строжайшее преследование за неправильное количество клеточек между заданиями, огромные массивы бессмысленной домашней работы, дети боятся идти в школу, от живых, непосредственных выдумщиков к Новому году остается бледная тень. Которая твердо знает, что она – тупица, лентяйка, разгильдяйка, ни на что не годная.

Есть ведь и другие системы, действительно без оценок. Где достижения ребенка сравниваются прежде всего с его собственными вчерашними успехами. Где у учебы есть понятная, внятная цель: научиться писать, чтобы писать сочинения без темы; научиться читать, чтобы прочесть самому про Гарри Поттера, а не сдать "технику чтения"; выиграть соревнование по устному счету и получить за это приз, а не оценку.

Когда я пытаюсь разговаривать с учительницами начальных классов на эту тему, они, как правило, наперебой начинают меня убеждать, что детям приятно получать оценки, что они очень ждут, когда им, наконец, начнут их выставлять, как они гордятся первыми пятерками. Я не спорю, приятно прийти домой с пятеркой в новеньком дневнике. Но тогда исчезает весь смысл учебы. Детей приучают работать за оценку, ориентироваться на мнение других, никто не задает им вопрос: "Как ты думаешь, это качественная работа?" К пятому-шестому классу мы получаем или закоренелых циников, которым все равно, или зашуганных и запуганных детей, для которых оценка – мерило всего в жизни.

К содержанию

Давайте говорить друг другу комплименты

Даже мы, взрослые образованные люди, привыкли жить с оглядкой на оценку извне. Ухаживать за собой – чтобы получить комплимент от мужчины, выкладываться на работе – чтобы попасть на "доску почета" в современном исполнении, участвовать в каком-нибудь безумном конкурсе – чтобы получить свою "минуту славы". Но вдруг замечаешь, что тебя коробит от двусмысленного комплимента, что корпорация просто использует тебя, и даже похвала свекрови не радует, а задевает. Что это со мной? А это ты выросла, деточка. И чужие оценки задевают, и оскорбителен взгляд сверху вниз. А тут как раз детеныш подходит, со сделанной домашней работой. Ну как тут не похвалить, он ведь так старался, солнышко: "Умничка, молодец!" И он счастлив. Пока.

Катерина Дёмина,
психолог.
katryn_demina@mail.ru.