Каждая московская школа раз в пять лет обязана пройти лицензирование: педколлектив должен подтвердить свою квалификацию, профессионализм и право выдавать школьникам аттестат о среднем образовании. В школу прибывает КОМИССИЯ. Ученик в этой проверке - ноль, почти что фикция. Проверяют учителя, отвечающего за конкретный предмет. Норма тестирования - правильные ответы более чем на 75% вопросов. Если учащиеся не показали нужного результата, лицензия на преподавание не выдается и в следующем году надо проходить тестирование заново. Даже если завалили всего один предмет. Причем ведь лицензирование - это не только тесты, но и кипы документов: сведения об учителях, об учебниках, которыми пользуются дети, о материальном состоянии и т. д. Так что для бюрократии здесь простор и раздолье.

Опрошенные директора школ и преподаватели-предметники дружно отзываются о проверке-тестировании как о пытке инквизиторов. В этой сфере деятельности занято огромное количество людей, цель которых - проверять, выявлять, не допускать. Но откуда берутся сами проверяющие? Те, кто проходил лицензирование, убеждены в невысоком уровне осведомленности "контролеров". Так, в одной из московских школ дети за два дня должны были пройти шесть тестов. (Хотя по утвержденным нормам ребенок не должен выполнять более двух проверочных работ в день.)

Кем был Блок?

Теперь о содержании тестов. Учителя разводят руками и задаются недоуменным вопросом: кто же их составлял? На некоторые вопросы не могут ответить сами преподаватели биологии, физики, химии, работающие в школе не одно десятилетие. Встречаются тесты по математике, рассчитанные на уровень хорошей физико-математической спецшколы, или тесты по биологии, одолеть которые могут только абитуриенты биофака МГУ.

Для читателей могу предложить вопросы из теста для старшеклассников по литературе, самому неточному из всех школьных предметов. Здесь абсурд достигает своего апогея. Например, такое задание: "Укажите, к какому литературному направлению относится поэма Блока "Двенадцать": 1) романтизм, 2) реализм, 3) символизм, 4) акмеизм?" На этот вопрос мне не смогли ответить четыре доктора и два кандидата филологических наук. Потому как поэма Блока не относится ни одному из этих направлений. Слишком уж оригинальное произведение, выбивающееся из любого канона. Учитель еще может угадать, как нужно правильно ответить, исходя из логики проверяющего, и выбрать третий вариант. Но ребенок на это не способен.

Или еще вопрос. Напрягитесь, товарищи ученые, доценты с кандидатами. "Сколько рассказчиков дают характеристику Печорину в романе Лермонтова "Герой нашего времени"?" Один, два, три, четыре? Не можете ответить? Ничего удивительного. Потому что большинство вопросов составлены так же некорректно и фактически неточно. Учителя-словесники шутят, что "контролерам" сначала надо высылать в школы собственноручно написанный учебник литературы, со своими взглядами и концепциями. И вот тогда по этому учебнику можно где-нибудь за полгода, сообразуясь с позицией автора, грамотно подготовить детей к тесту. И все будет гладко и замечательно.

Выход есть

Один из директоров московской школы признался мне, что честным путем тесты могут пройти лишь 20% учащихся. На треть вопросов учитель не очень высокого пошиба сам ответить не может. Но не хватает мужества ни у одной школы, ни у одного директора, чтобы просто провалить разок это самое тестирование. Тогда, может быть, перестали бы каждый год присылать в школу все более и более сложные тесты. Перестали бы дрожать вынужденные ловчить и обманывать учителя (неведомыми путями, через знакомых и родственников тесты раньше времени все равно попадают в руки педагогов, и начинается натаскивание учеников). Вот только как отнесется к этому столичный комитет образования?

Майя Волчкевич, по материалам сайта "АиФ Москва".