Содержание:

Страна победившего ЗОЖа. Так с оттенком неодобрения Здорового Образа Жизни прозвал Гонконг мой муж. Его ворчание было вызвано развешенными по всему Гонконгу запретами курить. Надо заметить, что тут он несправедлив! Действительно, запрещающие знаки развешены в любом мало-мальски обустроенном месте, где тротуар хоть чуточку, да расширяется, где поставлена скамеечка, где можно посмотреть на что-то красивое... И тем не менее! Запрет курить, например, в Европе означает, что ваши потребности никого не беспокоят — запрещено курить, и все тут. Запрет же курить в Гонконге практически всегда сопровождается указателями на место для курения, и оно, как правило, находится в двух шагах. Другое дело, что хитроумные гонконгцы намеренно назначают курительные места в каких-нибудь не особо аппетитных закоулках, и не потому, что им жалко поставить лавочку, а специально, чтобы курящий постоянно ощущал, каких жизненных удовольствий и красот он себя своей вредной привычкой лишает. К чему приведет такой подход, кого изведут в Гонконге раньше — любителей сигарет или любителей прекрасного — время, как говорится, покажет...

К содержанию

В пути

Мы летели в Гонконг Китайскими авиалиниями — Air China, билеты на двоих в оба конца были закуплены через Интернет еще в сентябре (avantix.ru) и обошлись нам в 54 тысячи рублей. Это был мой первый опыт перелетов иностранными авиакомпаниями по Азии, и, надо заметить, особого позитива он не оставил. Я неоднократно читала восторженные отзывы публики о катарцах и тайцах. Возможно, китайцы сильно отличаются от них в худшую сторону, и по сравнению в "Трансами" или "Аэрофлотом" мы были лишены возможности при заказе билета выбрать место в самолете и еду, лишены предварительной регистрации на самолет через Интернет, русскоговорящей стюардессы и фильмов, взлетных леденцов, чая с лимоном, приличного аэропорта вылета, возможности взять с собой (в багаж!) нож и зажигалку и прочих благ. Взамен мы получили лишние полдня пребывания в пути и лишние взлет-посадку в пекинском аэропорту. Красное вино и пиво, входящие в стоимость билета, но припрятанные хитрыми китайцами "под прилавок" исключительно для искушенных, ситуацию не спасали. Впрочем, пекинский аэропорт сам по себе — зрелище довольно забавное. По крайней мере, предстал таким на пути "туда".

Неожиданности "китайской специфики" начались еще в "Шереметьево-2", когда нас, блуждающих у окошек регистрации и отыскивающих свое, выловили сотрудники аэропорта и отправили в конец огромной очереди, змеей скрывавшейся за горизонтом где-то в другом зале. "В Китай надо будет пройти особую проверку", — объяснили нам. И эта особая проверка для всего миллиона китайцев, с которыми вместе мы летели в Пекин, и для нас двоих проистекала только в одной особой машинке по просветке багажа, которую к тому же никто не собирался включать заранее. Грустно наблюдая, как сквозь нашу бесперспективную толпу просачивались на регистрацию господа, улетающие в Милан, Киев, Бишкек и прочие приличные места, мы парились в очереди "для китайцев", превосходящей все мыслимые размеры даже для прославленного очередями второго "Шереметьева".

Следующий сюрприз ожидал нас на подлете к Пекину. Стюардессы, очаровательно улыбаясь, разносили какие-то бумаги. "Миграционные карты", — подумала я. И стала отказываться — "мы к вам не выходим, мы сразу от вас улетаем дальше, нам не нужны". Но барышня не отставала, и я, устав объясняться на разных с нею языках, сдалась — взяла карту, "чтоб отстали". А карта оказалась вовсе не миграционной, а "картой здоровья"! "Карту здоровья" должны заполнить все, кто хоть одной ногой ступает на китайскую землю. В ней задавались коварные вопросы о нашем самочувствии и о состоянии здоровья тех, с кем мы встречались за последнюю неделю, о нашем маршруте следования, контактных телефонах на случай нашей внезапной тяжелой болезни и пр. Проставив наугад галки напротив неведомых нам терминов, означавших по-английски отсутствие (или присутствие) у нас различных признаков свиного гриппа, мы в некотором замешательстве уткнулись во фразу: "За достоверность внесенной информации вы будете отвечать по китайским законам". Фраза (в совокупности с нашим скверным английским, на котором заполняется карта) напрягла. Кто их знает, эти китайские законы?! Следом шло место для вписывания температуры тела и росписи ответственного сотрудника, эту температуру измерившего.

С обреченным видом мы ожидали градусника до самой посадки и прозевали объявленную, опять же по-английски, температуру в аэропорту Пекина. Что-то типа " минус 17 градусов"... Под крылом простирался Китай без малейших признаков снега, куда хватало глаз. Мы-то летели из зимней Москвы, но в довольно-таки теплый Гонконг, и температурой в транзитном Пекине как-то не очень озаботились — из "теплого" муж имел джинсовый пиджак, а я фланелевую рубашку. Впрочем, как оказалось, летевший рядом с нами в Хайнань дядечка "из теплого" и вовсе имел шорты и майку. Так что мы приободрились, сразу почувствовав себя сравнительно подготовленными к путевым невзгодам. Но на самом деле особо беспокоиться не стоило (по крайней мере, на пути "туда"!) — самолет подцепили к трубе перехода, и вот мы уже выходим в громадное здание аэропорта, ощутив "минус 17" лишь ледяным ветерком, задувающим в щели перехода.

Пекинский аэропорт впечатляет! Он очень большой, я слышала, что терминал, куда мы прилетели — рекордный по величине терминал среди пассажирских во всем мире. Толпа с нашего самолета как-то сразу теряется в таких масштабах, к угадывающимся на горизонте проходам ведут движущиеся дорожки. Следуем за потоком пассажиров и стюардессами (одинаковые "под копирку" от заколок и шейных шарфиков до сумок на колесиках). Маячивший вдали КПП оказался тепловизором (вместо ожидаемого градусника), измеряющим температуру всей толпе сразу. Масса окружающих китайцев, видимо, хорошо знакомых с китайскими законами, на подходе к тепловизору на всякий случай резко снизила температуру тела до забортной — пахнуло могильным холодом. Содрогнувшись, я ощутила себя самой горячей точкой во вселенной, но тепловизор мною не заинтересовался, и вот мы уже имеем штамп "проверено", дающий право на вход в Китай. Куда дальше?

Гонконг отменил визы для граждан России. Китайская виза тоже не нужна, т.к. мы — транзитники, мы покинем Китай в самое ближайшее время. Ищем стрелку с надписью, чем-нибудь напоминающей слово "транзит". Сразу направо после тепловизора видим окошечко, толпа со знанием дела движет вперед, но им-то в Китай, а мы решаем уточнить наш маршрут, сунув в это окошечко посадочный талон до Гонконга, полученный еще при регистрации на рейс в Москве. Барышня радостно улыбается из-за стойки и пишет на талоне номер выхода на посадку — это очень удобно, дальше мы следуем по указателям на этот выход и не имеем проблем с ориентацией на просторах аэропорта.

В аэропорту Китая тоже есть очереди, но, во-первых, они не сравнимы с шереметьевскими, а во-вторых, теряются в огромных помещениях и не выглядят столь жутко. Из интересного — стаффы передвигаются по просторам аэропорта на сигвеях, раньше мы видели это чудо только в виде аттракциона на улицах Европы. Китаец стремительно перемещается на нем от стойки к стойке, маневрируя среди пассажиропотоков изящным отклонением корпуса, он ощущает себя настоящим джигитом и наслаждается этим ощущением — зрелище завораживает... Из очередной "китайской специфики" — на досмотре безопасности у мужа изымают зажигалку. Да, я про это заранее читала. Но не поверила. Зачем? Единственное предположение — отобранные зажигалки китайцы везут продавать назад к нам, в Москву, что и является одной из статей дохода аэропорта. Проверять, будут ли вскрывать мой транзитный багаж, который я от Москвы до Гонконга и вовсе не увижу, если я в него положу запрещенный к провозу по Китаю ножик с лезвием 7 сантиметров, я не решилась. Курить в Китае можно. Комнаты для курения в аэропорту встречаются регулярно. Так как зажигалки у публики отобраны, пепельницы в них укомплектованы электроприкуривателями по типу автомобильного, посаженными на цепь, чтобы не увели.

Выпив по чашке горячего вкусного кофе за 6 долларов (долларами, сдача в юанях) в кондиционированном до отрицательной температуры кафе возле нашего выхода на посадку и полюбовавшись микроскопическими вагончиками на магнитной подушке, перевозившим куда-то пассажиров за окном, мы проходим в самолет. Европейцев вокруг не осталось уже совсем. Скоро Гонконг.

Симметричный путь "обратно" отличался от пути "туда" кардинально. Еще в первые дни наступившего года гонконгские газеты начали писать о завязшем в снегу аэропорте Пекина. Мы вздрогнули. К моменту нашего отлета воздушное сообщение было восстановлено, но, как оказалось, проблемы остались. Подлетая к Пекину, мы не узнавали аэропорт — белый-белый... Толпы, мечущиеся по просторам терминала, уже не скрадывались его размерами, пассажиропотоки как-то странно завихрялись, клубились и стягивались змеящимися очередями в тесный коридорчик в самом дальнем закоулке громадной сети помещений, где ледяное кондиционирование перемешивалось с ледяными сквозняками из открытых дверей и запахом керосина, пропитавшим здание. Пассажиров развозили по самолетам автобусами. Проделав долгий-долгий путь (аэропорт-то громадный!), мы доехали до своего самолета, рвавшегося, но так и не пробившегося к внутреннему выходу и завязшего в снежных заносах. Осталось метра три пути, и именно они стали непреодолимой преградой для нашей беззаботной посадки через "кишку". Надо заметить, что слой "снежных заносов" не превышал 5, ну, может, 8 сантиметров. То ли снег в Китае — большая редкость и невидаль, и там не знают, как с ним бороться, то ли все китайцы аэропорта ударились в торговлю зажигалками, и расчищать снег у них некому — загадка, но вот "Шереметьево" встречало нас привычными сугробами выше пояса, и это никак не влияло на движение самолетов.

К содержанию

Гонконг. Прибытие

Три часа лету на юг, толстый слой облачности, раскиданные по глади воды корабли, кораблики, лодки и лодочки, за вершины гор острова цепляются облака. Где-то здесь, на одной из самых высоких точек острова Лантау сидит большой Будда, но его не видно — утонул в тумане. Гонконг! Наконец, мы шагнули из зимы в лето. Ну, пусть не в лето, на улице +18, пусть в весну — так еще лучше.

Мы летим сами по себе, нас никто не ждет и не встречает, мы имеем бронь в отеле Caritas Oswald Cheung International Hous (напоминалка: заплатить HKD 4440.00 за 10 ночей), расположенном в Абердине, на дальней стороне острова Гонконг, смутное представление, что из аэропорта туда можно добраться автобусом А10, и полную свободу...

В аэропорту Chek Lap Kok мы должны: заполнить миграционную (состояние здоровья тут никого не волнует!) карту и пройти погранконтроль, получить багаж, найти карту города и рекламные буклеты в информационном центре, разжиться наличностью в местной валюте через банкомат или через обменник, запастись картами Октопуса и, наконец, покурить.

Все происходит именно в этом порядке. Миграционные карты лежат на стойках перед будками погранконтроля — листочки парами, сразу под копирку заполняется и карта на убытие, ее берем с собой. Очередь, видимо, рассосалась, пока мы заполняли карты, а может, и не было ее вовсе, очереди. Наша сумка аккуратно ездит по ленте транспортера, дожидаясь нас — прилетела из Москвы, а мы и не верили, что ее куда надо без нашего участия перегрузят в Пекине. Уже соскучились по своей сумке с синим бантиком на ручке (метка — чтоб издалека отличать свой багаж от чужой поклажи). По залу с достоинством прохаживается огромная рыжая овчарка, прогуливает гонконгского таможенника, принюхивается в сторону слетевшихся со всех концов света сумок — что там, бомба? А может... колбаска?! Далее по курсу Информационный центр, он возникает по правую руку и наполнен листовками и брошюрками на разных языках. На русском, впрочем, нету! Берем на английском. Читать будем завтра, сегодня не до рекламок, устали. А вот и ошиблись! Оказывается, реклама гонконгского нового года рассказывала нам, какой невероятный фейерверк ждет нас сегодня вечером на набережной острова. А мы — а мы, уставшие от длинной дороги, борясь со сном, ждали новогодней полуночи у себя в номере под австралийскую шипучку "Желтый хвост" (все, что нам в оставшиеся до Нового года часы удалось найти на местности более-менее похожего на "Советское шампанское") и дивную загриленную золотистую утку. Фейерверк пролетел мимо, ну и не беда — зато выспались!

Сразу за информационным центром народ толпился в окошечки обменника валюты, но я слышала, что за обмен здесь берут неслабую комиссию, поэтому мы идем искать банкомат. Обменник, тем не менее, запомним, и не зря — пригодился на обратном пути сдать остатки местных денег. Первый попавшийся банкомат на нашу карту (VISA "Сбербанка") не согласился, но уже второй ее признал. Как впоследствии оказалось, комиссия банкоматом берется не в процентах от снятой суммы, а за факт обращения. То есть, если бы мы сняли всю сумму, потраченную нами в Гонконге, в один присест, то потеряли бы на этой операции 90 рублей. Ну а коль скоро мы снимали небольшими пачками, то так и платили по 90 рублей за каждый подход к снаряду. За время всей поездки мы еще лишь один раз столкнулись с отказом банкомата обслуживать нашу карту, во всех остальных случаях денежки аккуратно отсчитывались, и проблем не было. Более того, последнее обращение к подвернувшемуся под руку банкомату принесло нам 200 гонконгских долларов наличными, а вот снятия их с карты так и не случилось ни тогда, и ни до сих пор. Вот где надо было отовариваться-то налом! А вот попытка расплатиться картой за гостиницу успехом не увенчалась — более того, запрошенную при платеже авторизацию банк отклонил, а вот деньги заблокировал, и так и болталась эта блокировка 31 день — до самого февраля, выведя из нашего оборота без малого 500 баксов. Правда, гонконгских... Больше мы платить картой и не пытались, только банкомат! Отсюда совет: для начала попробовать заплатить картой незначительную сумму (оплатить одни сутки) и, только если платеж прошел, расплачиваться на всю катушку.

Теперь Октопус. Карточка предназначена в основном для оплаты проезда в транспорте, платить ею в крупном магазине тоже можно, но при таких покупках деньги на карте быстро кончаются, а пополнять ее можно далеко не на каждом шагу. Заплатить Октопусом за билет в трамвайчик на Пик или к Будде обойдется дороже, чем наличными. В мелкой лавчонке и вовсе на Октопуса нос кривят, но для обычной оплаты проезда вещь, действительно, исключительно удобная. Надо заметить, в глаза стойка Октопусятника (в отличие от обменника, банкомата и информационного центра) почему-то не бросалась, информационное табло и указатели о ней тоже умалчивали — пришлось расспрашивать стаффов. Оказалось, рядом с ней и стоим. Заранее мы решили брать обыкновенный Октопус — чисто для оплаты, без всяких проездных и музейных билетов, чтобы не лишать себя свободы маневра в выборе маршрута. При этом карта стоит HKD 150, из них 50 считаются залогом, их вернут при сдаче Октопуса на обратном пути, ну а 100 поступают в ваш актив для оплаты. Вообще, странное дело, Октопус сделан, чтобы свести к минимуму хождение наличных, тем не менее, сам Октопус оплатить картой (VISA) нельзя — только нал...

Наконец, все планы, как будто, выполнены. Курить и на автобус — тем более что на расспросы обо всем этом стаффы машут рукой в одном направлении. Идем искать комнату для курения, которая оказывается... Правильно! Обыкновенной заплеванной урной с пепельницей, стоящей на улице перед входом в аэропорт. Пока муж наслаждается концом перелета, дорвавшись до сигареты, а заодно привязывается к местности GPS, я занимаюсь рекогносцировкой на местности — вот они, автобусы, совсем рядом. Ищем свой А10. Автобусный билет сдоил наших Октопусиков почти наполовину, забираемся на второй этаж и прилипаем к окнам. GPS, мерцая разноцветными огоньками, следит, чтобы мы приближались к отелю и не проехали его (координаты отеля в booking.com).

Дорога из аэропорта до отеля самая интересная — ведь мы знакомимся с Гонконгом, а тем более, проезжаем его практически из конца в конец. Мосты, соединяющие острова, длиннющие и очень красивые. Как-то так случилось, что мы их больше не увидели — к Будде ездили на метро, в аэропорт возвращались на аэроэкспрессе — и ажурные растяжки гигантских пролетов остались в памяти с этой первой поездки. Неожиданно уже на самом острове автобус поворачивает направо и петляет вдоль берега, направляясь на противоположные парадной стороне Гонконга территории, к нашему Абердину. Почему-то я считала, что мы поедем через туннель в центральной части, как, собственно, все время потом мы и ездили из отеля в город, а вместо этого мы протискиваемся сначала по узеньким улочкам, а дальше вдоль извилистой береговой линии, то приближаясь, то удаляясь от моря.

Вот и первая забавность — мало того, что Гонконг — каменные джунгли, это мы знали, на это и приехали смотреть, так эти "джунгли", как оказалось, расположены еще и на довольно крутых склонах. Гонконг сделан из гор! Это очень оригинально — небоскребы, карабкающиеся все вверх-вверх и вверх! Зрелище небоскребов на склоне гор непривычно, и это поражало до самого отъезда.

Вторая неожиданность — практически повсеместное отсутствие балконов — грустим. Видимо, и в номере отеля, заказанного "по возможности", балкона нам не будет. Ошиблись! Балкон в номере как раз и был. А получите, коли просили! Вот только балкон этот был сделан не для людей — на нем обитал кондиционер, и выхода из номера на этот балкон не было. В новых постройках балкончики в жилых домах кое-где уже встречаются и, надо заметить, пользуются большим спросом! Видно, как использован и приспособлен жильцами каждый квадратный сантиметрик свалившегося счастья. Почему балконов не делали раньше — загадка. Казалось бы — дефицитного места (на земле) не занимают, а полезную площадь расширяют. Хотя гонконгцы строят свои небоскребы впритык и впритирку... Может, и на балконы у них места не хватает. Но хитрые жильцы приспосабливаются — из каждого окна каждого жилого небоскреба торчат на улицу крючки, палки и трубы, и натянуты на них веревки самой разной конфигурации, и болтаются на них на специальных вешалках с прищепками (а знаете какой ветер на высоте какого-нибудь 45 этажа!) гонконгские трусы, носки и трико. И полощется в них весь небоскреб, будто хочет взмахнуть всеми этими перьями, расправить крылья и улететь куда-то в туманную даль...

Извилистость береговой линии, и, следовательно, дороги, привела к тому, что показания прибора GPS мешались — мы были на расстоянии то километра от своей точки назначения, то полутора, то уже шестисот метров, а потом снова двух километров — это лишало нас уверенности в успехе предприятия. И мы решили прибегнуть к помощи водителя, показав ему напечатанный на бумажке адрес отеля. Не очень удачно! Как оказалось потом, автобус проезжал шагах в пятидесяти от нашей гостиницы, водитель же, увидев в адресе название района Абердин, посомневавшись, решил нас высадить наверняка — на центральном автобусном терминале Абердина, а это уже несколько подальше. Потом на этот центральный терминал мы ходили каждый раз, чтобы съездить в город — оттуда самое удобное сообщение — но это потом, а сейчас надо было как-то сориентироваться в этой мешанине высоток. Изучая заранее карту местности, где нам предстояло жить, я поразилась обилию "кортов" — поселимся среди стадионов! На местности оказалось, что "кортами" называются группы небоскребов, объединенных в один жилой комплекс — этакие небоскребные ТСЖ, зачастую даже огороженные заборчиком, куда, если и можно войти (калитка не заперта), то там вас не ждут. С одной стороны текла река. Как потом оказалось (на эту "реку" выходили наши окна), это была известная достопримечательность Гонконга — рыбацкая деревня Абердина. Старые лодки-сампаны и отслужившие свое плавсредства всех мастей, приспособленные под жилье, на воде в проливе между нашим островом Гонконг и маленьким островком Ап Лей Чау. GPS повел нас вдоль этого водного ресурса куда-то в сторону, а потом и вглубь многоэтажной мешанины.

При самостоятельных путешествиях, а особенно в условиях практически непреодолимого языкового барьера, путь от самолета до номера отеля — мероприятие очень ответственное. Бросив сумку в номере, переодевшись с дороги и отправившись на первую прогулку, ты чувствуешь себя уже совсем иначе — весь этот новый мир у твоих ног и ждет, как ты на него взглянешь. Пока же заселения в номер не произошло, от тебя требуется сориентироваться, добраться, объясниться, договориться о своих пожеланиях — совершить разных действий, в успехе которых ты не так уж и уверен, т.к. место новое, и порядки в нем тебе незнакомы.

Поездка планировалась на самый Новый год, и для надежности, кроме собственно брони через booking.com, я списывалась с самим отелем — просила подтвердить бронь. Отель ответил быстро и все подтвердил. Это обнадеживало. Найти бы еще его.... И вот тут наш путеводный GPS в очередной раз показал себя с самой лучшей стороны! Попетляв какими-то немыслимыми переулками, мы вышли к гостинице, которая оказалась вполне опознаваема с виду по фотографии на booking.com. Перед самой поездкой мы решили немного скорректировать планы — переночевать последнюю ночь в аэропорту, т.к. вылет наш был довольно рано утром, и ночь все равно предстояла практически бессонная. Менять бронь через booking.com не стали, решив при заселении просто уточнить, что выедем не 10-ого, а 9-ого января. По правилам отеля штрафы за отмену брони начинались при отмене лишь за день, до 10-ого числа было еще больше 10-ти дней, так что никаких проблем с этим мы не ожидали. И зря. Проблемы были. Девушки на ресепшене, посовещавшись, почему-то посоветовали нам поменять бронирование через booking.com, найдя где-нибудь доступ к Интернету, а пока заселили нас, как и было заказано, до 10-ого (вот поменяете свое бронирование, тогда и сменим дату выезда). Причины я, вообще говоря, не поняла и никак такого не ожидала. Отсюда совет: по возможности перед самой поездкой скорректировать свои планы в Интернете, не оставляя процесс разборок "до места". Впрочем, до тех пор, пока нам где-то попалось Интернет-кафе, мы передумали выезжать раньше намеченного и менять ничего не стали. Этого ли и добивались сотрудники отеля?

Гонконг. Абердин. Отель Caritas Oswald Cheung International House
30.12.2009-10.01.2010
Дополнительные фотоматериалы здесь

Anykey, olya@olya.botik.ru