Мы с Ванькой — огонь и вода, кошка с собакой, Том и Джерри. Но временами — идиллия. Вчера, например: проболтали до ночи. Пришел со своей подушкой ко мне на диван и совсем как маленький: "Мам, почеши спинку". Все секреты из него в темноте вытянула — и про зародыши чувств к Насте из 8Б, и про Артема, что тоже на нее поглядывает. Ну, в ответ на такую откровенность скажу и я тебе.

— Мне тоже нравится один человек. Чуть старше меня, ему тридцать девять.

— Откопала же такого старика.

— Ваня! Ты несправедлив, — реплики банальнее не придумаешь.

— Согласен, — признает он, — ведь и ты уже старая.

Сын

Прямо задыхаюсь от негодования:

— Ну, у тебя вообще совести нет. Между прочим, меня на улице люди девушкой окликают.

— Не говорить же им: "Тетка, а вы не подскажете...?". С вами ведь, женщинами, свяжись, еще авоськой по голове настучите.

— А ты забыл, — сажусь в постели, горячась от возмущения, — как я в новом классе к тебе в школу пришла, а твоя соседка по парте просто ахнула: какая у Ваньки мама классная.

— Мам, ну че ты бычишься? Никто ж тебе не говорит, что ты плохая. Ты классная. Классная тетка.

— А помнишь, как Витька с Хуторского сказал, что думал, будто я твоя сестра?

— Что ты зашлась? — недоумевает он. — Прими свой возраст и живи себе спокойно.

И, правда, что я ношусь с этими похвалами, как казак с писаной торбою. Людям говорить, как с горы катиться.

Молчу. Перевариваю. Принимаю свой возраст и засыпаю.

...Солнечные лучи мягко щекочут веки. Приятная лень разливается по телу. Слушаю хруст чипсов. Ванька в воскресное утро тихий — старается не разбудить. Еще бы: мобильный, компьютер с триллерами, сладости в тумбочке — хоть отдохну по-человечески, мам. А то проснешься и сразу врываешься в мое личное пространство.

Ах ты, сопляк малой, хоть и вымахал под два метра. Лежу, глаз приоткрыла: наблюдаю. Подошел к зеркалу, шею вперед вытянул и всматриваешься в серебряную гладь. Тронул пальцем подбородок на красном месте — еще не созрел, жук навозный, а то с удовольствием задавил бы его, аж руки чешутся. А вот и новый пробивается. Придется ждать, не предлагать же дружбу Насте с таким гадом на лице.

Ох, эти четырнадцать лет. Сколько мук. А ждал ведь, в первом классе сказал мне как-то: "Хочу скорее стать большим". И мечтательно так добавил: "Чтоб волосы под мышками и прыщи на лице".

Впредь будь осторожен в мечтах: они сбываются.