Содержание:

Измена мужа после рождения ребенка — дело нередкое, но психологи считают, что проблема обычно не в отсутствии секса с женой, а том, что супруги отдаляются друг от друга: перестают разговаривать, оказывать знаки внимания, делиться эмоциями. «На стороне» мужчина ищет в первую очередь не секса, а участия. Вот как это происходит.

Измена мужа

Психолог Ширли Гласс работала с парами, проблемой которых была супружеская неверность. Ее главной находкой стала декриминализация неверности: она считала ее не столько болезнью, аморальным поступком или грехом, сколько печальным, но естественным следствием одиночества в браке. Ей приходилось слышать множество историй, подобных этой.

К содержанию

История измены: секреты, которыми страшно поделиться

Гарри чувствовал себя опустошенным, ненужным, одиноким и сексуально неудовлетворенным. Как-то на корпоративной вечеринке он разговорился со своей коллегой Элен. Они много смеялись, болтали о тиране-начальнике и рассказывали друг другу о своей жизни.

После второго бокала вина Гарри пожаловался Элен на то, как трудно ему стало после рождения ребенка. Его жена Лиз была настолько поглощена малышом, что совершенно перестала уделять время мужу.

Элен очень хорошо его понимала. И шептала ему слова поддержки. Гарри почувствовал себя намного лучше. Между ним и Элен не было никакой физической близости. Они не касались друг друга, не держались за руки, не целовались. Но после этой вечеринки Гарри поймал себя на мысли, что думает об Элен, а не о Лиз.

По дороге домой Гарри размышлял: «Мы с Лиз так не веселились уже очень давно. Мне следует рассказать ей о разговоре с Элен, когда я приеду домой. Следует объяснить, что я беспокоюсь — мы почему-то больше так не разговариваем».

Но потом Гарри представил реакцию Лиз. Он знал, что она придет в ярость и расстроится. Назовет его большим ребенком. Посоветует ему повзрослеть. Скажет, что у нее тоже жизнь не сахар, и предложит ему потерпеть. После этого он будет чувствовать себя скверно, как будто виноват в чем-то. И он решил: «Черт с ним, ничего ей не скажу. Все равно это ни к чему не приведет. Меньше знаешь — крепче спишь. Да и мне так будет легче».

Но теперь у Гарри появилась тайна. Он не рассказал Лиз об Элен. И старался защищать свою дружбу с ней.

Ширли Гласс учит, что отношения состоят из стен и окон. Стены партнеры возводят, чтобы удержать других на расстоянии и сохранить частное пространство, при этом окна оставляют открытыми.

Но в случае с Гарри и Лиз все изменилось. Теперь у Элен появилось окно в жизнь Гарри и Лиз, а также возникла стена, закрывавшая от Лиз дружбу Гарри и Элен. Это был супружеский проступок. Мелкий, но проступок.

Гарри начал избегать Лиз, поскольку чувствовал свою вину из-за того, что делает что-то втайне от нее. Он отстранился от нее и стал еще более одиноким. Ему не терпелось снова поговорить с Элен и открыть ей свою душу.

На этот раз он позволил себе смотреть ей в глаза. Она была прекрасна. Он коснулся ее руки. Почувствовал возбуждение. Это его напугало. Он пробормотал что-то и ретировался на свое рабочее место. На этот раз он точно ничего Лиз не расскажет.

Были и другие «случайные» разговоры, потом кофе, обеды, встречи в баре после работы — и наконец мотели. Все шло к этому медленно, но верно. У Гарри не было таких намерений в начале пути — да и в середине тоже. Он просто знал, что одинок и что боится поделиться своими секретами, которые в конечном счете захватили его и увлекли за собой. Такое может случиться с каждым.

К содержанию

Суть измены — не в сексе

Главной ошибкой Гарри было то, что он не обсудил свои чувства с Лиз в самом начале. Постепенно эмоциональная дистанция между ними росла, а близость уходила. И Гарри позволил себе перейти границы.

Из-за чувства одиночества в отношениях возникает трещина, они становятся уязвимыми и рушатся. В пролом может шагнуть «другой» или «другая», вот вам и измена. На самом деле Гарри не был исчадием ада. Лиз не была плохой партнершей. А Элен не была коварной соблазнительницей. Проблема в том, что когда забрезжил потенциальный конфликт, Гарри затаился и предпочел молчать. А Лиз не задавала вопросов.

Только понимая этот механизм, можно научиться предотвращать супружескую неверность и излечиваться от нее, если она все же произошла.

В большинстве случаев суть измены — не в сексе. Ее суть — поиск кого-то, с кем можно поговорить, кто выслушает, посмеется над нашими шутками, будет искренне восхищаться нами.

На протяжении многих лет мы консультировали пары, которые восстанавливались после супружеской измены. Люди часто убеждают себя, что никто не пострадает, если их интрижка останется тайной. То, о чем супруги не знают, им повредить не может. Но оказалось, что даже если измену удается сохранить в секрете, страдает тот, кто этот секрет вынужден носить в себе. Он перестает чувствовать близость к партнеру. Неизбежно страдает интимная сторона отношений. И пока супруги не обсудят случившееся, никакое восстановление отношений невозможно.

Если же тайна раскрывается, это отравляет отношения в семье, затрагивая и родителей, и детей и нанося непоправимый ущерб доверию, дружбе и близости.

Супружеская измена — как гангрена. Без ампутации третьего участника отношений, очистки ран, укрепления оставшихся тканей и обучения жить со шрамами выздоровление невозможно и брак, скорее всего, распадется.

Восстановление после супружеской неверности предполагает готовность разговаривать даже тогда, когда это труднее всего, отвечать на вопросы и в конце концов переступить через травму, нанесенную изменой. Вот история пары, которой, в отличие от Гарри и Лиз, это удалось.

Муж изменяет

К содержанию

Что делать после измены

Боб был полицейским. Крепкий снаружи, прочный изнутри, он хорошо делал свое дело и ждал повышения до детектива. Боб был любящим мужем и отцом, по вечерам учился в колледже. Его жена Лонни работала на местной бирже труда. После рождения ребенка забот у них прибавилось, но они по-прежнему оставались друзьями.

Но вот говорить о работе Бобу было тяжело. Как-то он вернулся домой прямо с места страшной аварии, в которой погибла вся семья. Когда Лонни спросила его, как прошел день, он небрежно ответил: «А, скучно, как всегда». Он не хотел тревожить ее кровавыми картинками, которые стояли у него перед глазами.

Этой ночью ему приснился кошмар — повсюду были трупы. Он закричал и проснулся, Лонни успокоила его.

— Что тебе приснилось?

— Я не помню...

— Ладно, — не стала она пробиваться сквозь стену, которую он возвел.

Боб числился в армейском резерве. Через несколько месяцев после рождения ребенка ему пришла повестка в Ирак. Он был храбрым человеком, но даже служба в полиции не подготовила его к ужасу, шоку и панике войны.

Установленные на дорогах растяжки разрывали его товарищей на куски. Дети, которых он пытался защитить, падали, сраженные шрапнелью. Вначале он плакал, потом словно окоченел, только в желудке время от времени чувствовал спазмы ужаса.

Стресс казался непереносимым. В их подразделении служила Энджела — она работала бок о бок с Бобом, стойко перенося все тяготы войны. Как-то ночью, после особенно тяжелого дня, они уснули в объятиях друг друга. Вскоре после этого Бобу пришло время возвращаться домой.

Вернувшись, Боб сразу же вышел на работу в полицию. Однажды в воскресенье, когда он со всей семьей сидел в придорожном ресторане, за его спиной неожиданно возник официант. Боб вскочил, мгновенно развернулся, сбил официанта с ног и начал его душить, не успев даже осознать, что он делает. Вызвали полицию.

Боб обратился за помощью к врачам. И узнал, что страдает от посттравматического стрессового расстройства — стандартного недуга ветеранов военных действий, который также часто встречается у полицейских и женщин, подвергшихся насилию.

Боб стал более открытым с Лонни. Она успокаивала его по ночам, а он рассказывал ей о самых страшных своих ранах, о кровавых образах войны, которые не шли у него из головы. Наконец наступила ночь, когда он пошел на самый большой риск. Он рассказал Лонни об Энджеле.

Лонни была потрясена. Она заплакала и никак не могла успокоиться. Несколько недель Боб спал отдельно. Они почти не разговаривали. Но со временем стена между ними становилась все тоньше, а потом и вовсе исчезла. Как-то утром, примерно через месяц, они взяли ребенка на руки, обнялись и заплакали вместе. В тот день Лонни позвонила психотерапевту.

На приеме у врача Лонни рассказала Бобу истории, в которые она посвящала только свою сестру. Боб выпустил пар ненависти и страха, накопившийся за годы суровых полицейских будней. Они стали ближе друг к другу и укрепили свою дружбу. А после этого возродилась любовь и страсть.

Тайны, которые держали в себе Лонни и Боб, чуть не погубили их. Открытость и умение делиться секретами вернули их к жизни.

С появлением ребенка меняется весь ваш мир. И в этот новый мир вы обязательно должны привести своего партнера и поделиться с ним изменениями в себе.