Хочу написать о своей любимой и самой лучшей собаке на свете. Ее звали Лайма. В жизни не видела таких умных собак... но обо всем по порядку.

Мы всей семьей переехали в Россию из Казахстана и купили маленький домик, у которого два хозяина и два входа. В одной половине дома жили мы: я, мама, папа, брат. В другой — наши соседи, тоже семья с ребенком. Отец в той семье работал сутками, а малюсенького щеночка немецкой овчарки оставлял на цепи возле будки. Лайме (тогда у нее было другое имя), пока этот мужчина был на работе, его семья не давала ни воды, ни еды. Будка стояла на самом солнцепеке, было лето, жара.

Мы тайком кормили и поили этого щеночка, потому что отец того семейства очень ругался на нас, что кто-то из нас пробирается на его территорию и подкармливает собаку. Но мы просто не давали животному погибнуть. Как-то раз эти люди уже несколько суток не выходили и не давали собаке воды. Тогда мой папа пошел и просто забрал ее к нам домой. Мы назвали ее Лайма. Хозяин щенка пришел его отвоевать, но мы не дали им продолжать издевательства над щенком и с боем оставили собаку себе.

Лайма начала взрослеть, умнеть. Ее не смущали двое маленьких детей, которые играют с ней без остановки, — она сама была рада играть. Была очень ласковая.

Она не выполняла команды "сидеть", "лежать" — она понимала человеческий язык. Лайму просто надо было попросить принести что-то или сесть — именно человеческой просьбой.

Мы считали ее членом семьи. Называли Лайма Олеговна. Не только мы, но и все наши соседи (тогда мы уже переехали в другой, большой собственный дом) и наши родственники из Казахстана.

Она никогда никого не кусала. Если ей один раз показать человека и сказать, что это мой друг, она больше не будет лаять, понюхает и будет пропускать в дом всегда.

На кухне в частном доме у нас окно. Лайма, когда чего-то желала, стучала в него лапкой, как человек.

Очень боялась новогодних фейерверков. В одну новогоднюю ночь мы пришли от гостей, а у нас полностью вырван замок и дверная ручка. Мы подумали, что нас обокрали, но оказалось, это Лайма испугалась фейерверков и просилась домой, спрятаться. С тех пор Новый год мы всегда отмечали дома, вместе с Лаймой.

А как-то летом она проявила свою хитрость. В саду жарили шашлыки и накрыли стол, но начался дождь. Стол с едой укрыли клеенкой, чтобы не намокло, и ушли в дом. Когда вернулись, показалось, что еды стало немного меньше. Оказывается, это Лайма стащила с каждой тарелки понемногу еды, чтобы не было заметно.

О Лайме много можно рассказывать, всего и не рассказать. Таких собак я видела только в фильмах, но второй такой Лаймы нет. Мы, когда забрали ее от мучителей хозяев, подарили ей радость и заботу. А она, когда подросла, подарила то же самое нашей семье. Когда Лаймы не стало, через 13 лет, плакали все — и семья, и друзья, и соседи. Я всегда буду помнить ее!