Павлик остался дома один. Мама и папа ушли на работу, а детский сад был закрыт на ремонт. Уходя, мама строго-настрого запретила Павлику открывать дверь чужим и баловаться. Павлик скучал. Игровую приставку спрятали, по телевизору показывали какого-то старика, а на компьютер папа поставил секретный пароль. Павлуша лег на кровать и шепотом начал рассказывать самому себе:

— Жил-был мальчик, был у него слон, и он...

Большие часы на стене пробили двенадцать, и Павлик уснул...

...и тут же проснулся. Спросонья Павлуша ничего не понял. "Где же это я? И что это за странности вокруг?" Прямо перед глазами была огромная стена с какими-то линиями на ней. Павлик вглядывался в них до тех пор, пока не разглядел привычный узор на обоях. И тут все встало на свои места. Вот шкаф, а вот столик и стул, вот окно, а вон там, в углу, лежит мячик, а вот...

Постойте, чей же это хвост? Павлик хотел потрогать его, но вместо руки к хвосту потянулась рыжая когтистая лапа! Испуганный мальчик ринулся из комнаты, добежал до прихожей, и, не помня себя от страха, влетел в большое зеркало, стоявшее на полу. Из зеркала на Павлика смотрел рыжий котенок.

— Этого просто не может быть! — думал Павлик, не веря своим глазам. Вдруг в углу зеркальной прихожей замаячила тень, постепенно превращаясь в кошку Павлика, Матильду, или просто Мотьку. Мотька грозно сверкала глазами, пушила хвост, топорщила шерсть и всем своим видом показывала, что не потерпит незнакомцев в своем доме. Однако, подойдя к испуганному Павлику, кошка успокоилась, повела ушами и небрежно сказала:

— А, так это ты...

— Кто я? — ляпнул Павлик, и тут же застыдился своей глупости. — Мотечка, как же так? Это ведь неправда все! — Ну почему же, — лениво мурлыкнула Матильда, и, загадочно сверкнув глазами, добавила: — Всякое бывает... Павлуша не знал, что сказать, поэтому сжался в комок и положил подбородок на передние лапки. А Матильда не спеша умыла мордочку и сказала:

— Ладно, я ухожу.

— А я? — воскликнул Павлик.

— Ну а что ты? Если хочешь, идем со мной. Только знай, иду я не просто куда-нибудь, а к Старой Дженни.

— Куда? Зачем? А мне можно с тобой? — затараторил Павлуша.

— Можно, конечно, если захватишь с собой подарок — и, видя замешательство Павлика, Матильда добавила: — Например, котлету.

И вот, с котлетой в зубах, котенок последовал за кошкой. Небрежно помахивая хвостом, Матильда шла по карнизу. Следом за ней семенил Павлик, который из всех сил старался сохранить равновесие. Матильда остановилась почесать за ухом (иногда блохи настигают в самый неожиданный момент!), и Павлуша решил воспользоваться короткой передышкой.

— Мотечка, а кто такая эта Дженни? — спросил он, аккуратно положив котлету перед собой.

— Не отвлекайся! — бросила кошка, и продолжила путь, а котенок (или все же мальчик?) поплелся за ней.

По дороге Матильда рассказывала:

— Старая Дженни — бабушка всех кошек нашего двора. Это она учила домашних мурлыкать под рукой хозяина, а бездомным наказывала смотреть людям в глаза. Она была судьей в дуэлях мартовских котов и давала имена брошенным котятам. Дженни могла влезть на самое высокое дерево и добраться до самого дна мусорного бака. Один раз она даже дала отпор молодой таксе, которая еще не знала, что все крысы во дворе ходят под ее началом. Я помню, как встретила Дженни в первый раз. Мне было несколько месяцев от роду, и хозяйка вынесла меня во двор — погреться на весеннем солнышке. Растерянная, я сидела под лавочкой и звала хозяйку, а та все не приходила. Вдруг я почувствовала за спиной чье-то присутствие (о, все кошки обладают этим даром с рождения!), но долго не решалась обернуться. В конце концов, осмелившись повернуть голову, увидела ее.

— Кто ты? — спросила я.

— Я Старая Дженни.

Мы долго разговаривали в тени цветущего куста. И по сей день, услышав запах цветов сирени, я невольно поворачиваю голову. Дженни рассказала мне о многом, но лучше всего я запомнила вот это:

Бывают кошки разные:
Домашние, бездомные
Игривые, опасные,
Хитрющие и скромные.
Решить ты должен, маленький,
Какою кошкой станешь
Задумайся, прислушайся,
Сердечко не обманешь.
Пока же расскажу тебе
О правилах кошачьих
Их знает кошка каждая
Не может быть иначе.

Тут Матильда остановилась и сказала:

— Ну, вот мы и пришли.

Павлик сел, давая отдых уставшим лапкам (он еще не привык ходить на четырех лапах и постоянно спотыкался), и оглянулся. Они оказались в самом дальнем и темном углу двора. Здесь пышно раскинулся куст старой вишни, который уже не давал плодов. Под кустом, ближе к стволу, стояла коробка из-под обуви, на первый взгляд совсем незаметная. А из коробки доносилось мурлыканье. Матильда и Павлик подошли к вишневому кусту. Возле коробки Павлуша застеснялся и попытался спрятаться за пышный Мотькин хвост, но та вытолкнула его перед собой, да так, что котенок уткнулся мордочкой прямо в чей-то влажный нос. Павлик тут же отскочил в сторону и от испуга вздыбил шерсть на спине. А из коробки, не переставая мурлыкать, неторопливо выбралась кошка. Старая Дженни была рыжая, такого же цвета, как последние осенние листья. Шерсть на лапах и боках еще сохранила цвет, но мордочка уже начала седеть. Возраст выдавали и глаза — когда-то зеленые, а сейчас выцветшие до серых. Разглядев старую кошку, Павлик спохватился и аккуратно положил перед ней котлету. Подошла Матильда, потерлась о мордочку Дженни и мимоходом нашептала что-то ей на ухо. В кошачьих глазах невозможно прочесть мысли, но Павлику показалось, что кошка улыбнулась.

— Ну здравствуй, — сказала она.

Павлик облегченно вздохнул и прошептал:

— Здравствуйте...

Тем временем Матильда ластилась к Дженни, крутилась вокруг нее, и старая кошка с радостью отвечала на ласку. Глядя на них, Павлик вдруг отчаянно заскучал по маме. Ему захотелось свернуться в клубок и уткнуться носом в свой тоненький хвостишко. Он бы заплакал, но кошки не умеют плакать...

Старая Дженни поднялась и, прихрамывая, подошла к Павлику. Заглянув ему в глаза (странно, но теперь глаза старой кошки стали ярко-зелеными!), она начала вылизывать его, как мама-кошка вылизывает своего котенка. Павлик сжался в комок и закрыл глаза. Сначала ему было неудобно и неприятно, но Дженни была так ласкова, что мальчику на минуту показалось, что его целует мама...

Открыв глаза, Павлуша увидел, что уже смеркается. Матильда задремала в уголке, а Дженни забралась обратно в коробку. Котенок начал было играть с Мотькиным хвостом, но та проснулась и легонько шлепнула его лапой.

— Пора домой — сказала кошка, глядя в сумеречное небо, и котенок согласился с ней. Обратно шли молча. Павлик пытался вспомнить песенку, которую намурлыкала ему на ухо Дженни, а Матильда загадочно помалкивала. Вернувшись, Павлик понял, что очень устал. Он запрыгнул на кровать, растянулся на боку, а рядом прилегла Матильда. Так они и уснули.

Часы пробили снова — на этот раз девять. Дверь открылась и комнату вошла мама. Улыбнувшись, она осторожно поцеловала своего мальчика и погладила кошку, свернувшуюся рядом в клубок.

Кошачьи правила, или Песенка Старой Дженни

Бывают кошки разные:
Домашние, бездомные
Игривые, опасные,
Хитрющие и скромные.

Решить ты должен, маленький,
Какою кошкой станешь.
Задумайся, прислушайся,
Сердечко не обманешь.

Пока же расскажу тебе
О правилах кошачьих,
Их знает кошка каждая,
Не может быть иначе.

Коль видишь, что хозяюшка
День у плиты стояла
Упарилась, измаялась,
Стирала, убирала,

Прижмись к ней нежно вечером
И промурлычь ей песню:
Так быстро день закончится,
Вы отдохнете вместе.

Уборка в доме — твой удел
Здесь нужно постараться:
Царапать кресло, рыть цветы
Со шторами сражаться.

Знай, человек — твой лучший друг
Ему плати за ласку.
Будь мягкой, гладкой и ручной —
И будешь жить как в сказке.

Последний мой совет так прост:
Пусть в доме каждый знает,
Что счастье только к тем придет,
Кто кошку уважает.