Мое знакомство с архипелагом Шпицберген началось случайно. Однажды, рассматривая фотографии, сделанные на Западном Кавказе, мои друзья Серена и Пауль, переглянувшись, воскликнули: "Это выглядит, как Шпицберген". Оказалось, что мои немецкие друзья работали там гидами каждое лето уже на протяжении пяти лет. Вернувшись домой, я первым делом помчалась к карте мира, висевшей у изголовья кровати. Север, север... ага, вот он! Крошечная кучка островков, примерно на восьмидесятом градусе северной широты.

Шпицберген — севернее некудаВсе последующие дни необычное и волшебное слово "Шпицберген" не выходило у меня из головы, и расспросы о нем не прекращались. Так я выяснила, что мои друзья во время проведения очередной экологической акции с Андреасом, он-то и предложил работу гидов. Шутка ли: ребята собрали за неделю 4,5 тонны мусора, вынесенного прибоем к северным пляжам Шпицбергена из Европы и России и обрекающего на смерть немногочисленных обитателей архипелага. Губернатор Шпицбергена, выполняющий здесь роль всех трех ветвей власти, для вывоза три раза присылал вертолет.

Раз мои друзья стали гидами, значит, и я смогу! По студенческой визе на год выехала в Германию, в семью Андреаса, где приглядывала за его двухлетней дочерью в качестве няни, и начала совершенствовать свой немецкий. Он уехал на архипелаг в марте — готовить экспедицию. До этого я наблюдала за работой его тур-фирмы, когда он круглые сутки по Интернету связывался со всеми поставщиками и будущими клиентами, фрахтовал суда и бронировал места. В июле и я отправилась на месячную летнюю практику. Перед отъездом на острова все будущие гиды прошли курсы, в том числе, оказания первой помощи и обращения с ружьем...

Вот за бортом самолета уже можно различить ледники и хребты, а в следующие несколько секунд опять все затягивает пелена облаков. Скупая растительность и, в то же время, роскошь льда и океана, птичьи базары и обрывистые берега фьордов. На иллюминаторе появилась изморозь. По береговой линии уже можно рассмотреть крошки белого льда — такие маленькие с самолета, они наверняка могут причинить серьезные неприятности небольшим кораблям. Между острых гор появилась взлетная полоса. Туман и мокрая серость — даже уже и не верится, что два часа назад над Тромсе светило солнце и уж тем более трудно поверить в то, что сейчас середина июля. Шпицберген — архипелаг островов, находящихся за полярным кругом. Именно здесь находится самая северная точка Европы и самый северный европейский город Лонгиербюен, куда мы и прибыли. Все туристы, прибывшие сюда на самолете или корабле, обязательно пройдут по центральной улице, где сосредоточены кафе и бутики, ведь только здесь можно купить сувениры: белых медведей, значки, футболки, изделия из шкур оленей, нерп, морских котиков, и даже шкуру белого медведя или его чучело. Архипелаг объявлен свободной демилитаризованной зоной, что предполагает безвизовый режим въезда. Желающим добраться сюда самолетом либо экскурсионным лайнером, необходима лишь транзитная норвежская виза.

Нам предстояло пройти четырнадцать дней по земле Диксона. За это время мы с группой из немецкого альпинистского общества сделали круг по необыкновенным и суровым ландшафтам северного мира и вернулись к Айсфьорду. Это неповторимое спокойствие и тишина, ледяная история застывшей глазури, ледяные реки и моренные озера. Здесь как нигде ощущаешь себя крохотным, испытываешь восхищение этими природными крайностями. Полярный день — полная потеря ощущения времени.

В памяти надолго останутся неизгладимые впечатления. А за две недели похода образуется узкий круг "своих" людей, которые увидели и почувствовали то же, что и ты, с которыми можно обсудить спины проплывающих мимо белух, розовеющих на закате полночного солнца, или полярного стрижа, норовящего спикировать тебе на темечко в попытке защитить свое гнездо. Я буду помнить северных оленей, бродивших по асфальту города, любопытных песцов, составляющих конкуренцию чайкам и подбирающихся к готовящейся пище на опасное расстояние, милые морды морских котиков и грохот рушащихся льдов. Смешные истории и опасные приключения, любовь к этому миру увозим мы с собой из этих мест.