Лето 1887 года. В один из таких похожих друг на друга июльских дней в Витебске, в одной еврейской семье родился мальчик-первенец, и назвали его Моисеем. В тот день в городе случился пожар. И именно это событие, как будет утверждать новорожденный в зрелом возрасте, повлияло на его взволнованность, излишнюю чувствительность и любовь к огню. И мысль о том, что он мог заживо сгореть в день своего рождения, несомненно, возникала у него на протяжении всей его достаточно продолжительной жизни, что точно способствовало его работоспособности и присутствию такого сюжета как рождение и смерть. Да, нечего и говорить, случай — это сильная, порой даже страшная вещь. Но не в этом примере. Наш герой выжил, вырос и, имея массу амбиций (тут можно поспорить, конечно, но сейчас я — автор, а вы — читатель), стал известным художником, прославив свой небольшой городок на весь мир. Ведь при упоминании Витебска в голове появляется это имя — Марк Шагал — и образ летящей над городом пары.

Наш герой в детстве хотел стать то певцом, то скрипачом, то поэтом, но стал художником. Может быть, благодаря какой-нибудь великой случайности мир не услышал, а история не записала в свой дневник известного скрипача, или второго Пушкина, или дубль Шаляпина. Но как говорят мудрые люди, что не происходит — то к лучшему. Появился первый и неповторимый Шагал.

Когда именно началось его становление на пути к мировой известности? Можно уверенно сказать — с детства. Мама купила краски, хоть и считалось в еврейской семье рисование несерьезным делом. Мама же привела его к первому преподавателю рисования — Ю.М.Пэну. Так все и закрутилось. С детства Шагал накапливал образы, персонажи в своей памяти, как будто чувствовал, что придётся жить воспоминаниями вдали от родины. Те самые образы, небольшие зарисовки, этюды он повторял в огромных полотнах. Его картины наполнены не только воспоминаниями о детских годах. Присутствуют такие темы, как самобытность, сказочность, религиозность. Желание свободы, независимости, легкости сознания и возможности много работать, т. е. писать, ни на что другое не отвлекаясь, часто отражалось в его картинах. Его ангелом вдохновения была Белла, источником вдохновения — Витебск.

Даже в Париже, которым, казалось, он должен быть опьянен, Марк Шагал был до того эмоционально переполнен Россией, что в период жизни в этом городе с 1910-1914 годы его полотна в основном о Витебске. Его персонажи — из его детства. Они достаточно экспрессивны, аллегоричны и неспокойны.

Но вот — "Россия 1914-1922". Полотна спокойны, временами в них чувствуется уют и тепло. Несомненно, женитьба на Белле очень сильно повлияла на творчество художника. Она была его музой, сильнейшим и положительным источником вдохновения, ангелом. Она летала в его картинах, и Шагал часто говорил: "Почему у Беллы нет крыльев, она же — ангел". Его картина "Над городом" (1914-1918), где Шагал с женой летят над Витебском, ассоциируется у меня с романом "Мастер и Маргарита". Может быть, я повторюсь, но его работы очень символичны, в них чувствуется состояние души художника.

В 1920 г. Шагал получает замечательный заказ: сделать 7 панно для Камерного еврейского театра. И он их создает за очень маленький срок (1,5 месяца). Работать для театра было его мечтой. Полотна очень выразительны, они отражают экспрессию мастера. Они сильно повлияли на характер режиссуры и игры актеров театра. То, что автор вложил в работу много своего внутреннего "я", говорит и то, что он плакал настоящими горючими, какими-то детскими слезами, когда в зрительный зал с его фресками поставили ряды кресел. Он не позволял зрителям прикасаться к стенам, кричал на весь зал, что "своими толстыми спинами и сальными волосами" они все испортят. Надо сказать, что исторические события в России очень повлияли на искусство. И в шагаловской графике появилось больше экспрессии. Его графика, на мой взгляд, изображает боль, хаос и неустойчивость. Например, когда я смотрю на рисунок тушью "Солдат и его жена" (1914 г.), то я буквально режущий слух слышу крик, гомон людей. Они шумят, точно на вокзале. И звук отходящего поезда, и напряжение! Всё это можно представить, не имея большой фантазии.

Итак, мы незаметно попадаем в Берлин 1922-1923 г.г. Наш герой уже известен, и к этому времени начал осваивать гравюру, чтобы создать иллюстрации к своей книге "Моя жизнь". Надо отметить, что творческая биография да и вообще вся жизнь Шагала складывалась к этому времени весьма удачно: у него были ученики, состоятельные ценители его таланта, выставки и семья. Он не был признан на родине, но Европа встречала его тепло, да и не только она.

В 20-е годы он увлекается печатной графикой, иллюстрирует "Мертвые души". Художник всё более и более "взрослеет", т.е. пространство в его работах становится более целостным, а образы становятся более лиричными и утонченными. Это объясняется его психологическим состоянием. Ведь 20-е годы в Париже — это не 20-е годы в России... В 30-е годы художник много путешествует...

В 1933 году в Германии по приказу Геббельса происходит публичное сожжение его картин. Надо отметить, что это событие, с точки зрения художника, положительное. Ведь его работы зацепили, заметили и сожгли! В 30-е годы творчество Шагала становится более беспокойным. Это обусловлено историческими событиями. Его картина "Белое распятие" (1938 г.) отражает дух революции — бедствия, смерть, пожары, горе. Время, когда умершие оплакивают живых. В этот период в работах художника присутствует библейская тема. Как будто он сам в чем-то пытается покаяться.

С 1941 по 1948 год Шагал живет в США. Он пишет, устраивает выставки. Кажется, это достаточно странным: Европа воюет, а творческая интеллигенция сидит в Нью-Йорке (Ф.Леже, А.Массон, Томас и Генрих Манны, и др.). Как будто в Ноевом ковчеге... А когда всё закончится, они выберутся на сушу. 1944 год. Ангел умер... Почти год Шагал не мог работать. В 1947 году он пишет картину "Ночная сцена" ("Ноктюрн"). Она посвящена памяти Беллы. Картина потрясла меня. Белла в белом подвенечном платье, с церковным подсвечником в руках, на красном коне летит ночью домой в Витебск, в тот дом, где они жили с Марком после свадьбы. Шагал, как говорят современники, очень подробно нарисовал улицу и дом. Себя он изобразил в виде петуха в углу картины. Петух смотрит на улетающую Беллу, как бы провожает её взглядом, а сам вот-вот направится снова скакать дальше в противоположную сторону. Это достаточно символично. Нужно продолжать дальше свой путь, рисовать, мучиться и искать. Эта картина похожа на ночь откровения. Что-то вылетело из рук и всё... Снова такое уже не повторится. На дальнем плане полотна — луна, освящающая угол дома и дающая чувство вечного. И в то же время эта вечность кажется мгновением. Закрыл глаза, а когда открыл, понял, что жизнь почти прошла. В этой картине чувствуется "гоголевское дыхание". Она похожа на сказку с неведомым концом.

Можно долго писать о Шагале, но хочется закончить сейчас. Шагал много работал, но в Россию так и не вернулся. Занимался витражами, керамикой, писал, преподавал. Он состоялся как художник. Мне кажется, что у него был сильный характер, и он мог менять свою жизнь, как хотел, начиная с 1906 года, когда он, приехав в Петербург, сменил имя, менял мастерские и учителей, а уходя от них, говорил: "Это не моё". А его было всё то, что он создал — картины, не имеющие себе равных.