Поздний вечер субботы: мужчина и женщина, оба тридцати лет, готовятся лечь в постель. Они ходят по комнатам, занимаются домашними делами, и они голые. Для них в этом нет сексуального подтекста. Они уже давно не возбуждаются только оттого, что просто предстали друг перед другом без одежды. Поскольку сегодня субботний вечер, они знают, что до того, как лягут спать, они займутся сексом. И в то же время, пока они безучастно занимаются своими обычными делами, нет и намека на заигрывания, даже когда случайно их тела слегка касаются друг друга.

Семейный секс: как женское тело сбивает с толку

Прошла неделя с тех пор, как они последний раз занимались сексом, — это было строго в прошлую субботу. Четыре года назад, когда они встретились впервые, они занимались сексом по меньшей мере раз в день (за исключением ее менструальных периодов, когда ни один из них не испытывал особого рвения к сексу). В те ранние дни их знакомства они бы рассмеялись, услышав о том, что когда-нибудь будут спать друг с другом только раз в неделю. Теперь этот раз в неделю становится все более и более привычным, хотя обычно они занимались сексом два раза в неделю. До тех пор, пока они — это было два месяца назад — не отказались от средств предохранения.

Не то чтобы они торопились заводить детей. Они пока не собирались серьезно посвятить себя еженощным попыткам зачатия, о которых им с радостью поведали их друзья в возрасте за тридцать. Они скорее оставили это на волю случая (и, таким образом, случай решил, что зачатия не будет). Они оба находили в возможности зачатия легкое сексуальное возбуждение, и в какой-то момент их желание привело к тому, что они стали заниматься сексом три или четыре раза в неделю. Однако на этой неделе все было по-другому. Пара проведенных отдельно друг от друга ночей и, если быть честными, необъяснимая холодность между ними удерживали их от привычного перехода к сексу. Обычная теплота их отношений не возвращалась до самого сегодняшнего утра. Даже теперь, уже улегшись в постель, они оба ощущали последствия этой недельной холодности. Мужчина, словно закидывая пробный шар, сделал слабые попытки дотронуться до обнаженного тела партнерши. Однако, начав, они быстро перешли к своей обычной рутине.

Для многих людей самая распространенная ситуация, в которой они занимаются сексом, — находясь дома и со своим долгосрочным партнером. Таким образом, подобное соитие быстро становится рутиной в отношениях, но, будучи рутиной, оно играет удивительно важную роль в стремлении мужчины и женщины к успеху в репродуктивности.

Любой, кто когда-либо состоял в половых отношениях в течение нескольких лет, должен увидеть знакомые черты в сцене, которую мы только что пронаблюдали. Фактически эта сцена настолько нам знакома, что мы рискуем упустить некие тонкости поведения этих людей. Мы познакомились с парой, которая занималась проникающим сексом около пятисот раз в течение четырех лет их отношений. Но ни одно из тех семяизвержений не привело к беременности. Конечно, они пользовались контрацептивами, но время от времени вели себя достаточно беспечно, и женщина имела возможность забеременеть, но не забеременела. Сейчас они перестали принимать контрацептивы, но она по-прежнему не беременна.

Несомненно, они не повторяли пятьсот раз этот конкретный акт с целью заиметь детей. Но также подобный акт — привычное для них дело. Эти среднестатистические мужчина и женщина — неважно, живут ли они в пустыне Калахари или же в многокомнатном дорогом доме, — за свою жизнь будут заниматься проникающим сексом от двух до трех тысяч раз. Но даже без современных средств контрацепции у большинства людей рождается менее семерых детей. Таким образом, требуется порядка пяти сотен семяизвержений для зачатия каждого ребенка — впрочем, точные цифры тут не имеют значения. Какими бы ни были эти арифметические исчисления, вывод неизбежен. С точки зрения успешной репродукции люди не занимаются рутинным сексом с целью завести ребенка.

Люди в этом отношении не уникальны. Фактически, в сравнении с другими приматами, мы, вероятно, занимаем довольно средний уровень в плане количества семяизвержений на каждого отпрыска. В сравнении с карликовыми шимпанзе это вообще ничто — эти приматы, кажется, занимаются сексом всегда. Помимо приматов лев, который совершает 3 тыс. семяизвержений, чтобы зачать другого льва, также легко обставит нас в этом плане. Некоторые птицы могут встречаться только несколько раз для появления каждого птенца, другие же в этом плане похожи на нас и встречаются сотни раз, чтобы произвести на свет каждую юную птицу. Так почему же мы, как и все другие животные, занимаемся сексом так часто, хотя не имеем цели продолжения рода? Как рутинный секс помогает мужчине и женщине в их стремлении успешно продолжить свой род?

Прежде всего, напрашивается разъяснение, что мы (и, предположительно, все животные) занимаемся сексом, потому что нам это нравится, потому что мы получаем от этого удовольствие. Но правда ли это? Давайте снова посмотрим на эту пару в предыдущей сцене. Конечно, в те первые несколько недель отношений, когда у них каждый день случался секс, проникновение, контакт и даже перспектива обнажиться друг перед другом приводила их обоих в возбуждение. Также, конечно, даже после первого прилива возбуждения один, или другой, или оба будут периодически получать истинное удовольствие от соития. Но с недавних времен наша пара стала испытывать подобное удовольствие все реже и реже. В сцене, которую мы только что пронаблюдали, ни один из партнеров не хотел секса, и ни один из них фактически не получил большого удовольствия от полового акта.

Семейный секс: как женское тело сбивает с толку

Так почему же наша пара занималась сексом в ту субботнюю ночь, и почему они будут делать это снова и снова долгие недели, месяцы и даже годы?

Тела мужчин и женщин запрограммированы генетически так, чтобы в определенные интервалы искать секса с их партнерами, и это рутина, неважно, находят ли они сознательно достаточно веские причины для этого или нет. Почему? Потому что рутинный секс фактически может изменить количество и качество их детей, внуков, правнуков, которые могут появиться у этих мужчины и женщины, и так далее. Это может произойти, несмотря на то что беременность наступает в одном случае из приблизительно пятисот соитий. Более того, это происходит независимо от наших мыслей, бессознательно и, что чаще всего, по беспечности.

Так каковы самые большие преимущества рутинного секса в отношениях, который не требует вмешательства сознательного анализа? Точный ответ зависит от того, мужчина вы или женщина, и подводит нас к лейтмотиву: то, что больше всего подходит одному партнеру, очень часто не подходит другому. В данном случае то, что пытается сделать тело мужчины, — это поддержать популяцию сперматозоидов в теле своей партнерши. То, что пытается сделать тело женщины, — это сбить мужчину с толку, сознательно или бессознательно, сделать так, чтобы он никогда не узнал, когда для нее наступит лучшее время для зачатия.

Некоторые самки-приматы, например, шимпанзе и бабуины, фактически каждый месяц открыто заявляют о том, что в данный момент они наиболее готовы к зачатию, демонстрируя неподдельно распухший, увеличившийся и покрасневший анус и вульву, а также иногда и покрасневшую кожу на груди. Самцы бабуинов и шимпанзе обращают внимание на эти сигналы и гораздо больше заинтересованы в сексе с самкой, которая находится на пике своей «красоты»! Самцы более жестоко состязаются за право обладания самкой в те несколько дней, когда она наиболее фертильна, и каждый самец изо всех сил старается оградить ее от встреч с другими самцами. Часто он бросает все свои прочие дела, поскольку только так он сможет держать ее под контролем.

В противовес этому многие другие приматы, особенно те, которые, как и люди, создают моногамные отношения (например, гиббоны), скорее скрывают, нежели демонстрируют свою фертильность. Почему? Потому что если самец не знает, когда самка наиболее фертильна, он не сможет следить за ней столь интенсивно. В конце концов, не может же он перестать ради этого есть и спать. Таким образом, скрывая свою фертильность, самка примата обретает гораздо больше контроля над тем, когда и от кого беременеть. Фактически этим она облегчает себе жизнь, будучи нечестной со своим партнером, если требуется. Это работает в случае с женщинами с тем же успехом, что и для самок гиббонов.

Такая ловкая и результативная способность женщин скрывать свою фертильность от мужчин потрясает до глубины души! С одной стороны, ее тело создает среду, в которой зачатие представляется относительно легким, но только если выбрать верный для этого момент. С другой стороны, ее тело абсолютно ничего не сообщает мужчине, что могло бы помочь ему определить этот момент правильно. Нюансы этой стратегии обдуривания очаровательны.

Во-первых, женское тело позволяет сперматозоидам быть фертильными в течение не более пяти дней после того, как они оказались внутри нее. Во-вторых, оказывается, сперматозоидам требуется провести внутри тела женщины около двух дней, чтобы достичь максимальной фертильности. В-третьих, женщина произ-водит за свой менструальный цикл только одну яйцеклетку, но эта яйцеклетка умирает в течение того дня, когда выходит из яичника. Что все это значит? Для того чтобы женщина забеременела, мужчина должен оплодотворять ее по крайней мере один раз в период от пяти дней до ее овуляции до приблизительно двенадцати часов после этого. Чтобы выгадать наилучшие шансы, которые по-прежнему не так высоки (примерно один к трем), он должен оплодотворить ее за два дня до ее овуляции. Плюс-минус день от этого оптимального срока — и его шансы неизбежно снижаются.

На первый взгляд может показаться, что все, что нужно сделать мужчине, так это заметить, когда у его партнерши начинается менструация, затем подождать двенадцать дней и оплодотворить ее.

Семейный секс: как женское тело сбивает с толку

Таким образом, его сперматозоиды достигнут пика своей фертильности двумя днями позже, что придется на 14-й день ее цикла. В этот день, как полагают многие, женщина достигает пика своей способности к зачатию. Однако женское тело легко способно перехитрить столь простую арифметику: предсказуемый менструальный цикл скорее редкость, чем норма, и только по случайности овуляция у женщины случается именно на 14-й день. Ключ к ее телу — это изменчивость, следовательно, непредсказуемость. Полный срок менструального цикла, от начала одних месячных до начала других, может быть разным — от 14 до 42 дней. Такой разброс справедлив не только для разных женщин, но и варьируется от цикла к циклу у одной и той же женщины. Более того, самый непостоянный отрезок цикла — тот отрезок, который представляет первейшую важность для мужчины, — количество дней от начала менструации до овуляции. Он имеет мало общего с предсказуемыми 14 днями, эта фаза может варьироваться от 4 до 28 дней у любой здоровой женщины. Ни мужчина, ни женщина не могут предсказать день наивысшей фертильности ее цикла с помощью одних лишь предварительных вычислений, основанных на ее предыдущем цикле.

Конечно, чтобы сбить партнера с толку, женщине требуется не только менять день овуляции, но и стараться не сигнализировать ему с помощью распухшего ануса и покрасневших половых губ. Даже без подобных «атрибутов» женщина может проиграть эту игру, если будет проявлять интерес к сексу только в тот период, когда она наиболее фертильна. Она избегает этой опасности с помощью изощренной маскировки подсознательных перемен в поведении и настроении. Во-первых, ее тело готово позволить партнеру оплодотворить ее в любой момент менструального цикла, когда она фертильна и когда не фертильна. Во-вторых, ее тело демонстрирует прерывистую последовательность истинных, ложных и бескомпромиссных потребностей в сексе на протяжении ее цикла. Если день или два она выказывает свой сексуальный интерес, когда она наиболее фертильна, это достаточно хорошо замаскировано фазами показного интереса, перемежающимися периодами неподдельного охлаждения. В конце концов, что представляется нам наиболее изысканным маневром, так это то, как она легко и уверенно запутывает своего партнера, потому что изначально обманывает и саму себя. Не случайно вышло так, что женщина и сама не знает, когда она наиболее фертильна. То, что фертильность никак не связана с сознанием, — важная часть стратегии ее тела вкупе со всеми остальными элементами поведения.

Сталкиваясь с такой мощной и эффективной женской стратегией, мужчина практически лишен шансов предугадать лучшее время для ее оплодотворения. В результате единственная работающая подсознательная стратегия указывает ему сделать так, чтобы его сперматозоиды находились в теле партнерши по возможности дольше. Следовательно, они оба пользуются выгодами рутинного секса. Если у мужчины получается регулярно осеменять партнершу примерно каждые два или три дня, то внутри ее тела всегда будут присутствовать фертильные сперматозоиды, и в этом случае его шансы оплодотворить ее яйцеклетку в течение любого месяца будут находиться в соотношении один к трем.