Содержание:

Моя мама, как я это поняла уже значительно позже, всегда удивительным образом заботилась о разных детях вокруг. Она всегда умудрялась найти то, что можно для них сделать хорошего. И хотя её более чем 40-летняя трудовая деятельность была непосредственно связана с детьми (она была учителем и школьным администратором), мама и после работы не упускала находящихся рядом с ней детей из поля зрения. Сейчас бы сказали, что она занималась волонтерством. Тогда этого слова еще не знали, а я благодаря маминым удивительным поступкам освоила одно очень важное умение — я научилась чувствовать радость от дарения подарков. Вот две истории о том, как это произошло.

Счастье делать подарки. Две истории из детства

К содержанию

Про шубку и шапку

С Ларисой я подружилась в пионерлагере, и наша дружба продолжалась почти до окончания школы. Она бывала у нас в доме почти ежедневно, и мы были почти как сестры.

У меня была шубка из голубого искусственного меха с большим белым воротником, нарукавниками и такой же шапочкой. Эту шубку я проносила всего лишь одну зиму и очень её любила. Кроме этой шубки у меня ещё было зимнее пальто зелёного цвета с белым кроличьим воротником. Шубка, как мне казалось, была значительно лучше пальто. Но уже через год шубка мне стала коротковата.

Моя же подружка Лариса всю зиму ходила в какой-то куртке и всё время мёрзла. А приходя ко мне в гости, она неизменно просила разрешения померить перед зеркалом мою голубую шубку с шапочкой. Лариса обычно долго крутилась перед зеркалом, прохаживаясь в моей шубке и так, и эдак. И вот однажды, когда наступили холода, мама вдруг сказала мне:

— Тебе, дочь, не кажется, что шубка стала тесновата и коротковата, ты быстро растёшь. Давай отдадим её Ларисе. А ты и в пальто своём зиму проходишь.

Я сначала не могла вымолвить ни слова, таким неожиданным мне показалось это предложение, и так невозможно для меня было расстаться с любимой шубкой.

— А как же шапочка к ней? — задала я маме какой-то нелепый вопрос.

— Шапочку тоже подарим Ларисе. Во-первых, зачем тебе шапочка без шубы, ведь она подходит только к ней. А во-вторых, Лариса так обрадуется, ведь вы — подруги.

— Но мы можем отдать ей что-то другое, — вяло возразила я, на самом деле понимая, что судьба любимой шубки уже предрешена.

— Отдать другому то, что тебе уже не нужно или не очень нравится, — это не фокус. А ты попробуй отдать лучшее из того, что имеешь. Вот это — поступок! Потом, знаешь, дочь, дарить что-то людям всегда приятнее, чем получать подарки самой. Я это по себе знаю! — сказала в ответ мама, и я не нашлась, что на это можно возразить.

Когда к нам пришла Лариса, мы с мамой торжественно отдали ей шубку и шапку, объяснив, что мне шубка уже стала маловата и коротковата. Я уже знала, что последует дальше. Безмерная радость Ларисы была вполне ожидаема. Но я даже и не предполагала, что, увидев искренний восторг и какой-то особенный свет в её глазах, я сама испытаю неожиданный прилив счастья. А именно такая неожиданность и случилось со мной в тот вечер. Мне уже не было жаль ни шубку, ни шапку. Мне почему-то было хорошо и радостно на душе при виде прыгающей перед зеркалом Лариски.

Позже, когда подруга ушла из нашего дома в обновке, случилась ещё одна неожиданность, чуть было не прервавшая свалившееся на меня счастье. К нам позвонили, и, открыв входную дверь, мы увидели Ларису с её мамой. На Ларисе была её старая куртка, а в руках её мамы — моя шубка и шапка.

Объяснения с мамой подруги вела моя мама. Но я не слышала слов, я лишь видела смертельный ужас в глазах Ларисы. В тот момент я страстно желала лишь одного: чтобы наш подарок не был отвергнут. Видимо, моя мама была очень убедительна в своих объяснениях про короткую и тесноватую шубку. Мама подруги помягчела и успокоилась, но вдруг достала из кармана кошелёк и, лепеча что-то, стала шуршать банкнотами.

Смертельный ужас из глаз Ларисы исчез, его сменила безмерная грусть, а я поняла, что поединок ещё не выигран. Объяснения и увещевания моей мамы продолжались. Я не помню слов и доводов, но хорошо помню, что мы с мамой победили, и я во второй раз за вечер испытала острое ощущение счастья. Наконец мы с Лариской обнялись и распрощались. А я подумала: «Какое это счастье, когда ты кому-то что-то даришь!».

Счастье делать подарки. Две истории из детства

К содержанию

Торт на день рождения подруги

И второй эпизод с моей подругой Ларисой, который мне очень хорошо запомнился. Мой день рождения в нашей семье всегда отмечался пышно и торжественно. Много гостей, подарков, игр и розыгрышей. Стол, полный яств, и непременно огромный торт с кремовыми розочками, выпеченный на заказ в кулинарии и с обязательным написанием кремом имени именинницы.

Я не задумывалась тогда, в моём детстве, кто богаче, а кто беднее из моих подруг, и что вообще проведение дня рождения сколько-то стоит. Ну не было у меня таких мыслей! Но я точно была уверена в том, что у каждого человека на день рождения должен быть стол с угощениями и обязательно большой торт.

Поэтому когда я пришла к моей подруге Ларисе на день рождения, я испытала просто шок от увиденного. За столом сидело несколько детей, на столе было две тарелки с вафлями и две бутылки лимонада. Это было всё угощение! С детьми на том дне рождения никто не играл, их никто не развлекал. Видимо, я сильно была расстроена после этого дня рождения подруги, и моей маме это запомнилось.

Через год, когда Лариса опять пригласила меня на свой день рождения, я поделилась с мамой, что хоть и очень люблю свою подругу, но идти к ней на день рождения мне вовсе не хочется. Тогда мама предложила мне следующий план: во-первых, мы все вместе разрабатываем сценарий вечера с играми, конкурсами и розыгрышами для гостей; во-вторых, мы с мамой в качестве именинного подарка заказываем Ларисе в нашей кулинарии большой торт с её именем. Так мы и сделали.

Когда за два часа до прихода гостей мы с мамой принесли Ларисе торт, я снова увидела свет счастья в её глазах. Сама же я при этом испытала ещё больше положительных эмоций, чем сама именинница. День рождения Лариски в тот раз прошёл весело и интересно. А я с тех пор всю свою жизнь больше люблю дарить подарки, чем их получать. Просто об этом обычно никому не рассказываю, ведь не все люди мне поверят.