"Я сам" - несмотря на значительно обогатившуюся за последние месяцы речь сына, этими словами он явно злоупотребляет. Да и не в словах дело, просто мой маленький улыбчивый повторюшка превратился в самостоятельную целеустремленную личность двух с половиной лет.

Приходит сын: "Мама, я оделся! Я большооой!" Осматриваю результаты его трудов с головы до ног. Бейсболка козырьком на ухо - сойдет за новую моду. Футболка задом наперед, на спине кармашек и картинка. Выглядываю в окно - вроде прохладно, наденем джинсовую рубашку, будет незаметно. Штаны наизнанку - это уже проблема: новой модой не объяснишь, а переодеть сын не даст.

Носочки надеты правильно, а вот сандалики не на ту ногу. Ухватываюсь за шанс: "Митя, сандалики поссорились!" Тут он мне верит, снимает сандалики. Я быстренько стаскиваю штанишки, на ходу выворачивая их. "Отдай, это мой джинсы!" - возмущается сын. Я невинно протягиваю ему штаны. Сын насуплено их одевает, я облегченно вздыхаю - не задом наперед, правильно... Помогаю застегнуть помирившиеся сандалики и попасть в рукава рубашки.

Сын нацепляет огромный рюкзак с собранными им игрушками. Покопаться и вынуть несколько крупногабаритных грузовиков, не могу - нет доступа. Так и идем на площадку под вздохи и упреки сердобольных соседок: "Ребеночка-то как нагрузила!".

Сын приносит пакет макарон (ох, опять копался в кухонном шкафу): "Мама, хочу есть макарончики". Отложить дела не могу, да и со времени завтрака еще двух часов не прошло. Отговариваюсь: "Не в чем их варить, я ковшик от каши еще не помыла..." Озабоченный сын уходит. Слышу звон посуды, шум включенного крана. Стараюсь погрузиться в работу и не думать, что там творится на кухне. Пять, десять минут - не выдерживаю, иду к сыну. Довольный ребенок показывает сверкающий ковшик - ни прилипшей каши, не жирных пятен. Искренне восхищаюсь. А жидкость для мытья посуды мы купим, все равно там меньше полбутылки оставалось...

Пишу этот рассказ. Вдруг беспокойные мысли, слишком уж тихо в квартире. Застаю сына в прихожей. Одежду всю снял, на ногах - резиновые сапоги, на шее - мой мобильник и шарфом болтается брючный ремень, на лбу - очки для бассейна. На голове - неизменная панамка, с которой Митя не расстается. Роется в моем кошельке - опасаюсь за содержимое, но в этот раз деньги его не интересуют, нужен сам кошелек. Сын оборачивается и выразительно так говорит: "Мама, иди. Я играю".

Радуюсь самостоятельности сына, хотя трудно сказать, облегчает она мою жизнь или делает труднее. И более того, я учу его быть самостоятельным, чтобы естественные возрастные потребности не привели к кризису "хочет, но не может". Сын использует по назначению нож, ножницы, иголку. Как персонаж детского мультика, он уже больше года не расстается с табуреткой - достать что-то с высоких полок, включить или выключить свет, по-взрослому воспользоваться унитазом, залезть в ванну, открыть холодильник - все это для него не проблема. И хотя воспоминания о падениях с этой табуретки еще не выветрились - поручаю "высотные" работы, хвалю за помощь.

Вчера учила сына по температуре крана определять, какая вода потечет, если его крутить. Потом он долго тренировался, настраивая теплую воду, а я, превратившись в слух, готовилась бежать к нему при первых тревожных звуках - но обошлось. Розеток тоже боюсь - но не стану же я ругать сына, заметившего, что лампочка на зарядке сменилась с красной на зеленую. Так что зарядку он вытаскивает, достает батарейки, развинчивает фонарик, вставляет батарейки и проверяет - "горит". Кстати, научить правильно ставить батарейки не сложно: их нужно вкладывать "пипочками вверх".

И это только самые трудные победы над материнской тревожностью. А там, где уроки самостоятельности угрожают, самое большее, порядку в квартире, сыну вообще раздолье: давно уже сам он вытирает лужи и моет полы. На кухне перемешивает тесто на оладьи, чистит картошку в мундире и яйца, выбирает грецкие орехи от скорлупок, трет сыр (а если зазеваешься - и колбасу) на терке. Достает из холодильника и наливает в чашку сок или молоко. Вопросы, что съесть, что одеть, чем заняться, сын решает без моей помощи, ну хоть к рекомендациям прислушивается.

И что особенно радует, самостоятельность сына проявляется не только в действиях, но и в мыслях. Появились речевые обороты "я думаю", "мне кажется", и гордое "я сам придумал!". Недавно я пыталась устроить провокацию, утверждая, что кошки хрюкают, а свиньи мяукают. Митя не поддался, заявил: "Мама, ты плохо думаешь!"

Вот только безотказной помощи теперь не дождешься. Прошу Митю что-то принести, отвечает:

- Не могу, я думаю (лежит, подперев подбородок рукой)

- О чем же ты думаешь?

- Обо всем.

Юлия Луговская (Юля&Митя), julug@inbox.ru.