Содержание:

По наблюдениям психологов, у подростка предвестники кризиса зачастую грозными не выглядят. Именно поэтому родители на них особого внимания не обращают. И очень удивляются, когда выясняется, что ребенку, да и всей семье, требуется серьезное лечение...

На прием пришли родители с молодым человеком тринадцати лет. Трехлетнюю дочку они оставили дома. Отец, как это часто бывает, устроился в стороне, как будто бы он пришел просто проводить домашних. Глава семьи в беседе участия не принимал, его приходилось вовлекать, включать в разговор — он энтузиазма не проявлял. Мама активна, многословна, как говорят эстрадные артисты, «держит площадку». Мальчик рослый, румяный, с пушком над губой и вполне мужественный на вид. Однако в течение всей встречи, которая продолжалась около часа, он тихо и безостановочно плакал.

К содержанию

Самим не справиться

Претензий, в изложении мамы, много, и они вполне типичного свойства. Мальчик не хочет учиться, за уроки не засадишь, ничем не интересуется, по дому совсем не помогает, капризный, выдумщик, не приспособленный к жизни, трехлетняя сестра и то о себе лучше может позаботиться. Интересуюсь, давно ли взрослые стали замечать что-то неладное — ведь сын учится уже в седьмом классе? Почему впервые обратились за помощью к специалисту только теперь?

Оказалось, раньше мать и отец пытались справиться сами. И наказывали, и стыдили, и помогали — всей семьей уроки делали, и платить за отметки пробовали — все впустую. Ну, а теперь появилась новая напасть — мальчик стал «агрессивным». Я спрашиваю, как и в чем это проявляется. После этого вопроса маму как будто подменили. Пропали ее энергичность, уверенность в правоте, напор. Голос задрожал, она стала выглядеть очень беспомощной: видно, говорила о том, что действительно ее угнетает.

К содержанию

Атака на цветы

Оказывается, почти каждый день парень, придя из школы, громил домашнюю оранжерею. Разведение экзотических комнатных растений — настоящая мамина страсть. Семья вполне обеспечена, так что домашний сад устроен по всем правилам и за немалые деньги. Коллекция растений разнообразная, с большим количеством редкостей. Она предмет неусыпных забот и гордости хозяйки.

Так вот, в течение нескольких месяцев всякий раз, когда начинались разбирательства по поводу очередных неуспехов в школе, в ответ на родительские упреки и угрозы мальчик демонстративно уничтожал растения. Он выдирал их из горшков, разбрасывал землю, обрывал листья — в общем, старался, чтобы урон был причинен максимальный. А потом запирался в своей комнате и рыдал. Подобные сцены протекали бурно, истощали всех участников беспредельно, нередко продолжались до глубокой ночи.

Утром встать в школу не было никакой возможности. Примирение, со слезами и обещаниями исправиться, происходило в течение дня. Долго сердиться на сына невозможно, видно было, что он раскаивается и мучается тем, что сотворил. Больше всего родителей пугало, что когда он громил растения, то выглядел как безумный — бледный, зубы оскалены, ничего кругом не видит и не слышит. Если попытаться его остановить, вырывался с невероятной силой, мог сильно ударить.

К содержанию

Под маской хулигана

Ну что здесь можно сказать? Мальчик явно страдал острым кризисным расстройством. То, что с ним происходило, — симптомы замаскированной депрессии подростков, которую достаточно трудно диагностировать. Начинается она часто со снижения успеваемости. Взрослые ребенка воспитывают, наказывают, упрекают и нередко получают в ответ агрессивные вспышки.

Ситуация в данном случае сложилась благоприятно: была назначена необходимая медикаментозная терапия в сочетании с семейной психотерапией, работа проводилась со всей семьей, включая трехлетнюю сестричку. Жизнь этой семьи и состояние подростка наладились.

Анализируя происходящее, я бы обратила внимание читателей на несколько моментов. Отрадно, что родители решили обратиться за помощью к психотерапевту, а не в милицию. Ведь многие могли бы расценить подобное поведение как хулиганство и вредительство. Жаль, что они не пришли к специалисту раньше, пока симптомы расстройства не были такими разрушительными, а пытались справиться сами, используя воспитательные меры.

Дотошно восстанавливая с родителями историю расстройства, мы обнаружили, что начало трудностей в школе совпало со временем появления в семье младшего ребенка. Кстати, и цветами мать увлеклась, сидя дома с грудным ребенком, так что оранжерея появилась примерно тогда же.

Между тем лишиться положения единственного ребенка в семье — серьезное испытание, да еще в десять лет, в пору вхождения в пубертатный возраст. Это время гормональной бури, когда эмоциональность становится неустойчивой, настроение без причины портится, самооценка рушится, да еще и с внешностью происходят разные, не всегда приятные перемены.

К содержанию

Вглядитесь без осуждения

Возможно, кризис минует вашего ребенка, но готовым к нему должен быть каждый родитель. Нужно быть начеку и насторожиться, если заметили, что поведение школьника явно отличается от привычного. То, что раньше удавалось, теперь не получается. Прежде общительный и болтливый, ребенок помалкивает и задумывается. Был бесстрашным и раскованным, а стал робким и осторожным. Был душой любой компании, а теперь полюбил уединение.

Стоит учесть, что расстройства настроения в подростковом возрасте чаще всего проявляются нарушениями работоспособности, потому что снижается способность к концентрации внимания и слишком многое отвлекает от учебы. Так было и в нашем случае.

Я не хочу сказать, что все двоечники нуждаются в лечении. Но родителям следует озаботиться, если школьная дезадаптация проявляется у прежде благополучного ученика. И если они видят, что все их усилия помочь к успеху не приводят. В этом случае ребенку нужна помощь специалистов. К сожалению, мамы и папы далеко не всегда распознают предвестники кризиса.

Как мы уже говорили, нередко в них нет ничего специфического, а проявляются они исподволь, постепенно. Между тем в большинстве подобных состояний, если бы лечение было начато раньше, оно было бы гораздо эффективнее и быстрее.

Елена Вроно, кандидат медицинских наук, психиатр, психотерапевт