Сколько раз в день вы звоните своему подросшему ребенку? А он вам? Нет ощущения, что постоянное общение по мобильному телефону не оставляет подростку свободы и мешает взрослеть? Доктор педагогики, учитель с 17-летним стажем разбирается, почему родители «привязывают» к себе детей и какие это может иметь последствия.

Подросток и мобильный телефон - польза и вред

Термин «родители-вертолеты» появился в 1990-х для описания родителей, которые так и вьются над своими детьми, контролируя все аспекты их жизни, особенно учебу. Тот факт, что это словосочетание вошло в повседневный лексикон, говорит о многом: гиперопекающие родители в наши дни становятся скорее нормой, чем исключением. После этого термина стали возникать и другие варианты — например, набирающее популярность определение «родители-газонокосилки» (это те, кто пытается устранить любые препятствия на пути своих детей и проложить им ровную дорогу).

Добавим к сказанному тот факт, что дети сейчас доступны по сотовому телефону всюду, где бы они ни находились, в любое время дня или ночи, — и ситуация станет еще более тревожной. Многие из современных подростков стали привязанным поколением: они постоянно находятся на связи со своими родителями.

Прошли те дни, когда подросшие дети уходили из дома, и родителям оставалось только ждать, чтобы они живыми и здоровыми вернулись обратно. Сегодня мы можем связаться с ними десять раз за вечер. Может показаться, что общение детей и родителей от этого только выигрывает, — и во многих отношениях так оно и есть, — но сколько потенциального вреда несет с собой такой прогресс!

Не только мы можем позвонить подростку и убедиться, что с ним все в порядке, но и подросток может всегда позвонить нам и задать любой вопрос, решить любую возникшую проблему или попросить о помощи. Ни дети, ни родители уже не могут полностью, хотя бы на время, вырваться из рамок своих социальных ролей, потому что достаточно одного телефонного звонка, чтобы напомнить о них.

«Как мне разморозить замок машины, чтобы доехать до работы?» — спросила меня однажды утром по телефону двадцатиоднолетняя дочь. Хотя сама я большую часть жизни прожила на юге и плохо представляю себе чикагские зимы, я обдумала этот вопрос, предложила ей несколько вариантов и, по существу, решила за нее проблему. Дочь приняла мой совет с благодарностью и поспешила на работу.
Казалось бы, мелочь. Но что произошло бы, не будь у нее возможности позвонить мне в ту же секунду, когда возникло «форс-мажорное обстоятельство» с замком? Что, если бы ей самой пришлось подумать и принять какие-то решения? Попробовать несколько вариантов и посмотреть, какой метод сработает? Что, если бы ей самой пришлось решать эту проблему, без возможности обратиться за помощью к маме с папой и воспользоваться их опытом и мудростью?
Может быть, тогда моя дочь чуть-чуть опоздала бы на работу. Но я совершенно уверена, что она без труда выдвинула бы те же идеи, что и я, стала бы действовать и добилась успеха. После этого она точно знала бы, что способна самостоятельно решать проблемы.

Проблема привязанного поколения заключается в том, что детям остается слишком мало свободы, причем страдают от этого люди на обоих концах «связки». Ваш ребенок уходит утром на занятия, и следующие восемь часов он по идее должен быть независим от вас. Вместо этого он звонит вам (обычно из туалета, чтобы не поймали), чтобы сказать: оценка за контрольную, которую он вроде бы так неплохо написал, оказалась так себе.

Дети полагаются на телефон как на средство связи с родителями. А те, в свою очередь, рассчитывают на этот гаджет как на возможность поддерживать постоянную связь с детьми, даже если тем исполнилось восемнадцать и с точки зрения закона они уже взрослые. Помните, когда мы сами учились в институтах, наши сеансы связи с родителями происходили в лучшем случае раз в неделю через единственный телефон-автомат в холле общежития? Сегодня родители звонят своим детям-студентам по несколько раз в день просто поболтать. Таким образом, восемнадцатилетним молодым людям не приходится самостоятельно решать никаких проблем: они знают, что мама или папа, скорее всего, сегодня позвонят и с удовольствием помогут советом, а то и делом.

Вмешательство родителей в жизнь подростка

Так как же найти золотую середину между поддержкой детей, которую так поощряют в родителях учителя, ведущие тренингов и работодатели, и привязыванием детей к себе будто пуповиной?

Мы, родители, восхищаемся каждым новым навыком, который усваивают наши дети. Мы воспринимаем развитие ребенка как естественный ход вещей и поощряем его первые шаги, привыкание к горшку и пребывание в детском саду. Но когда дети дорастают до старших классов, с нами что-то происходит.

Наверное, мы предчувствуем расставание и понимаем: это последние годы, которые мы проведем вместе. Возможно, причина в страхе: мы понимаем, что сыновья и дочери уже достаточно взрослые, чтобы наделать действительно серьезных и глупых ошибок, способных повлиять на их последующую жизнь. Может быть, дело в том, что они уже не так сильно нуждаются в нас, а мы хотим удержать их рядом еще хоть ненадолго. В любом случае результатом становится слишком активное вмешательство родителей в те сферы жизни, где дети должны учиться на собственных ошибках.

Это желание чрезмерно опекать ребенка на самом деле вредит ему во многих отношениях. Когда подросток не способен без вмешательства родителей даже учиться в колледже, это проблема. Профессора жалуются, что впервые за многие поколения родители нынешних студентов требуют, чтобы преподаватели объяснили, почему они поставили ту или иную оценку. Родители пытаются посещать студенческие конференции, участвовать в составлении расписания занятий, влиять на выбор детьми факультативных курсов. Из-за такого вмешательства профессора, естественно, начинают относиться к студентам как к детям, уважение к ним у преподавателей быстро падает.

Учителя старших классов часто испытывают аналогичные чувства, когда родители начинают вмешиваться во все повседневные ситуации, с которыми должны разбираться сами школьники. Я намного сильнее зауважала бы ученика, который сам бы подошел ко мне по поводу неудовлетворительной оценки, выразил бы сожаление и предложил свой вариант решения проблемы. Вместо этого все чаще подобные переговоры ведут мамы. Если и вы соглашаетесь на подобные просьбы своих детей-подростков, вы подрываете их способность самостоятельно решать задачи, общаться с руководством и аргументировать свою точку зрения. А ведь все это очень важные, необходимые жизненные навыки. И если ваши дети не овладеют ими сейчас, им придется осваивать их позже, но с куда более серьезными и неприятными последствиями.