Подростковые наркомания и алкоголизм — эти явления стали нам почти привычными. Многие люди уже не удивляются, просто скользят равнодушным взглядом по бессмысленным лицам, грязной одежде, немытым тусклым волосам мальчиков и девочек в метро и на улицах.

В школьные дворы если Вы не сотрудник школы и не родитель, вы и вовсе не заходите. Я не работаю в школе. И детей подросткового возраста у меня пока еще нет. Я — психолог. И моя профессия не просто столкнула меня с подростками, ставшими зависимыми от алкоголя и наркотиков, но и потребовала найти и проанализировать причины этой беды. Потому что предотвратить, легче, чем лечить.

Теперь случай из практики. Один из тех, которые помогли мне найти ответ на вопрос о причинах.

«Заставьте моего ребенка бросить пить!» С этими словами в мой кабинет вошла крупная дама, за которой покорно плелся видный парень лет восемнадцати — двадцати. От него густо несло перегаром. Я предложил рассказать, в чем дело. Парень не стал препираться с властной мамочкой, спокойно объяснил, что действительно запойно пьет горькую, неоднократно кодировался в разных клиниках, даже ездил в Феодосию к Довженко. Однажды после очередного кодирования писал подписку — мол, знает, что, выпив хотя бы каплю водки, сразу же умрет.

— Через полторы недели после подписки купил бутылку водки, — сказал он, — зашел в реанимационную приемную «Склифа», куда «скорые» подъезжают. Открыл бутылку, налил стакан, положил руку на звонок около двери и выпил.

— А зачем палец на звонке держал?

— Если б действительно умирать стал, позвонил бы, что б откачали, - спокойно пояснил 19-летний алкоголик.

Судя по всему, его мало трогало то, что сидевшая рядом мама едва сдерживала рыдания. Оказалось, что она уже ходила с ним и к экстрасенсу, который долго водил по спине алкоголика какой-то железякой, потом сделал укол и сказал: «Выпьешь — умрешь». Парень сразу же после «сеанса» вразвалочку подошел к ларьку, взял бутылку пива и медленно ее «вылакал». Все это он подробно рассказывал психологу в присутствии мамы, у которой была одна цель в жизни — вылечить сына.

Я начал работать с ними. Вскоре выяснилось, что в подростковом возрасте мальчишка полюбил девушку, которая ответила ему взаимностью. Однако властная мама решила, что та девчонка — не пара ее сынуле-отличнику, которому еще рано думать «об этом». «Из лучших побуждений» — а какая мама действует «из худших»? — она разлучила молодых людей, сделав так, чтобы они расстались.

— Она запихнула меня в армию, — вспоминал парень, — хотя я вполне мог бы поступить в «бауманку», но тогда бы мы оказались со Светкой на одном курсе. Моя мать так невзлюбила ее, что убедила меня: только в армии из меня сделают «настоящего мужчину», а таких, как Светка, у меня еще будет много.

История эта закончилась так, как хотела мама: ее сын расстался с той девчонкой. И теперь, сам того не осознавая, ...мстит матери — пьет горькую. И чем больше мама страдает и переживает, чем больше рыдает, тем с большим удовольствием он уходит в очередной запой. А про ту историю с девчонкой они, кажется, давно забыли.

Как я уже сказал, это был один из тех случаев, которые помогли мне подойти к пониманию причин наркомании и алкоголизма среди молодых людей.

Судьба человека потрясающе зависит от того, что он думал, чувствовал, делал в старшем подростковом возрасте. Переход из школы во взрослую жизнь — один из ключевых моментов судьбы и именно этому периоду родители и учителя должны уделять особенно пристальное внимание. Насколько готовы старшеклассники к ожидающей их «социализации», к вхождению в мир взрослых? Готовы ли подростки самостоятельно принимать решения, достаточно ли у них навыков, знаний и желания стать хозяевами собственной жизни, самим строить свою судьбу? Или они склонны избегать «взрослости» при помощи алкоголя, например, или искать помощи у наркотика?

Для дальнейшего анализа этой проблемы мы с моими коллегами провели анонимное анкетирование школьников в Москве и Московской области. В опросе участвовали ученики выпускных и старших классов. Сначала я просто приведу Вам некоторые ответы, данные подростками на вопросы анкеты, это само по себе очень показательно, а потом расскажу о наших выводах.

Итак, вот часть ответов подростков на вопрос «Что вы знаете о жизни?»:

— Я о жизни не знаю практически ничего.
— Я знаю, что жизнь очень короткая и сложная, и непонятная, но прекрасная.
— Трудная штука, но интересная. Она мне нравится (пока).
— Я знаю, что жизнь очень трудна, сложна, к ней надо приспосабливаться, Чтобы выжить, надо крутиться в ней.
— Жизнь очень трудная вещь. В настоящую жизнь человек вступает после школы. У человека всегда лишь одна жизнь.
— Конечна. Периодична. Существование белковых тел.
— Жизнь штука сложная. Реальная жизнь заедает. Жизнь есть анализ умом окружающей среды.
— Непредсказуемая. Трудная или легкая — кому как повезет. Жизнь — любовь (это самое главное).
— Жизнь — это испытание человека на выживание. Жизнь — это наука, которую мы изучаем перед тем, как попасть в мир иной, более сложный. Жизнь — это расплата за что-то.
— Ненависть, обман, месть.
— Жизнь очень тяжелая. Иногда жить не хочется. В жизни хорошее — лишь любовь верная.
— Это трудная вещь, но это дар сверху.
— Знаю, что в жизни нужны друзья, которым можно довериться.
— Я знаю о жизни то, что жизнь не имеет границ, что люди в этой жизни существа временные и непонятные.
— Я знаю, что человек — больше, чем нечто органическое, что человек должен стремиться к совершенству, должен стремиться познать мир.
— Трудная, с крупными поворотами и сюрпризами.
— Я знаю о жизни мало: впереди неизвестность, жить надо сегодняшним днем.
— Жизнь довольно трудна и для того, чтобы выжить, надо иметь огромную силу воли и разум. Я знаю, что иногда она прекрасна, как награда за человеческое старание сделать из своей жизни рай.
— Жизнь — прекрасная штука. Она подчас трудна, иногда интересна и загадочна.
— Жизнь — отсрочка с того света.
— Я знаю о жизни не очень-то и многое: трудная, непонятная.
— Я знаю, что жить тяжело. Жить надо, раз она тебе дана. У меня нет уверенности, я не знаю, как хорошо сложить свою судьбу.
— Жизнь обижает нередко. Жизнь — это взаимоотношения между людьми.
— Я знаю о жизни: мир после школы отличается от нынешнего. Все относительно.

Заставляет задуматься, неправда ли? При помощи этого вопроса мы выясняли отношение подростков к реальной жизни: боятся ли они ее или хотят смело шагнуть во взрослый мир? И, главное, готовы ли они к такому шагу? Одну группу ответов я озаглавил словом «Интерес». По нашим подсчетам 23 процента учащихся продемонстрировали свой интерес к предстоящей им взрослой жизни, они к ней готовятся и стремятся, она их не пугает. Другие ответы — их 8 процентов — я объединил понятием «Рацио». Эти подростки оценивают жизнь очень трезво и рационально, без лишних эмоций. А вот остальных участвовавших в анкетировании школьников я условно отнес в группу риска по наркозависимости. Впрочем, судите сами.

26 процентов отвечавших на вопросы подростков не хотят задумываться над грядущим. Их ответы я назвал словом «Уход». Еще 20 процентов — это «Настороженные» — те, кто смотрит вдаль с некоторой долей тревожности, с опаской. И, наконец, фаталисты, их ответы я озаглавил словом «Плохо». Они заранее настроены на неблагоприятные последствия дальнейшей жизни. Таких — 23 процента. Несомненно, именно эти 69 процентов подростков («Уход», «Настороженные» и «Плохо») являются потенциальными наркоманами и алкоголиками. Это не значит, что все они непременно начнут пить и колоться, но такие ребята предрасположены к алкоголизму.

У этих 69 процентов подростков не сформированы внятные представления о реальной жизни и тем более — способы поведения в ней. Иными словами, они не знают, как реализовать себя в этом мире. Для них шаг во взрослую жизнь может оказаться шагом в бездну — в объятия наркомании, например. Ничего себе, «группа» риска — почти две трети старшеклассников...

С помощью другого вопроса — «Что вы не знаете о жизни?» — мы выясняли направление ближайших познавательных интересов школьников. Вот некоторые их ответы:

— Не знаю очень много. Мало опыта.
— Я не знаю о жизни: как она началась, как она закончится. И вообще я очень мало знаю о ней.
— Я не знаю очень многое и еще не знаю, сколько в жизни есть трудностей и как долго они будут встречаться.
— Почему она существует.
— Я не знаю, зачем она мне дана. Что это? Зачем?
— Я ничего о жизни не знаю, но жизнь нам будет даваться до тех пор, пока мы не познаем истину.
— Свобода — что это?
— Много чего. Например, одиночества.
— Я не знаю о взаимоотношениях в жизни между людьми.
— Как мир создан? Как мир устроен? Что происходит после смерти?
— Разлуку с мамой (длительную). Измену любимого человека. Как все-таки произошла жизнь на земле.
— Люди не знают ничего ни о чем, они лишь только думают, что знают, но на самом деле — нет.
— Не знаю, как добиться того, чего хочешь, а еще не знаю, какое северное сияние.
— Я ничего не знаю о процессе выживания в экономической жизни.
— Многих ощущений, психологию людей.
— Не знаю о жизни во всей Вселенной.
— Я многого не знаю о людях, а хотелось бы разбираться в людях, в их психологии. Порой я не могу понять их поведение.

Более половины ответов ребят — 51 процент — так или иначе связаны с психологией, взаимоотношениями людей, философией, религией. Это те подростки, которые пишут, что не знают «как устроен мир, что происходит после смерти», не знают «о людях, а хотелось бы разбираться в них», которых волнует, «что такое свобода». Два процента опрошенных озабочены «социализацией», вхождением во взрослую жизнь — они говорят о нехватке житейского опыта, навыков выживания. 7 процентов ребят интересуются экономикой. Это те, кто ничего «не знает о жизни» про заработки, престижную работу, выгоду...

Ответы школьников дают общее представление об их жизненной ориентации. Она чаще сопровождается сетованиями «трудно», «тяжело», «непонятно», чем утверждениями «интересно», «любопытно», «привлекательно». Естественно такое отношение к жизни не вызывает интереса к ней. Школьники не горят желанием познать жизнь, самим разобраться и действовать в ней в роли полновластных хозяев судьбы. Из их ответов можно сделать совершенно определенный вывод: большинство подростков настораживает вступление во взрослую жизнь. Обычно пугает то, чего человек не знает, а старшеклассники не знают, чего они хотят, не знают себя. Поэтому у ребят так ярко выражена потребность в знаниях о психологии человека, об отношениях между мужчиной и женщиной, о мироздании. Подростки очень любят играть в психолога и клиента, поскольку такова доминирующая психическая функция этого возраста.

Работа с подростками страдающими наркоманией и алкоголизмом и ответы школьников на вопросы нашей анкеты дали мне практический материал. Для дальнейшего анализа причин и способов профилактики подростковых наркозависимостей необходимо обратится к тому, что знает психология о развитии личности и особенностях подросткового периода.

Начнем с того, что наш мозг развивается неравномерно. Упрощенно говоря, есть кризисные моменты, когда заканчивается формирование одних отделов мозга и начинается более бурное развитие других. Это происходит примерно в год, три, семь, четырнадцать лет... И в каждый период между кризисами (от года до трех, от трех до семи...) у человека меняется характер и способ восприятия действительности — в зависимости от развития тех или иных отделов мозга. Например, с годика до трех лет ребенку интереснее всего наблюдать за тем, как общаются мама с папой. Иными словами, ведущая «психическая функция» этого возраста — ролевое взаимодействие. Если же ребенка в это время заставить учить английский язык, то он по-английски, конечно, заговорит, но впоследствии у него появятся очень большие проблемы при общении с людьми противоположного пола. Жизнь не обманешь.

А с трех примерно до семи-восьми лет ребенок учится взаимодействовать с миром предметов: исследует растения, бабочек, игрушки, что связано с развитием соответствующих отделов мозга. Это возраст почемучек. Ребенку надо играть в этом возрасте, а не математику учить. Человек должен пройти все естественные стадии психического развития — наиграться всласть, подраться со сверстниками в подростковом возрасте... Когда говорят о школах раннего личностного развития, где малыши учат интегралы чуть ли не с пеленок, меня просто бросает в дрожь. Личность может формироваться только после того, как сформирован мозг. А его развитие завершается к 15 — 16 годам с созреванием лобных долей. Только в конце строительства дома создается трон, на котором восседает хозяин, чтобы управлять этим домом. Вот назначение лобных долей. Их функция — контроль. Ребенок становится Личностью, когда он научается контролировать себя — то есть отвечать за себя. Подростковый период развития ребенка — последняя возможность повлиять на формирование его личности, характера. Так что интерес в этом возрасте к психологии, философии, религии не случаен — он связан с формированием лобных долей мозга, с возникшей потребностью подростка контролировать себя.

Николай Васильевич Подхватилин, психолог,
тренер Учебного Центра практической психологии «Катарсис»,
автор курса «Психокоррекционная профилактика подростковой наркомании и алкоголизма».