Решила поделиться с вами своим опытом длительного перелета с ребенком. Когда-то мне очень не хватало подобной информации, и я решила попробовать заполнить этот пробел таким образом. Итак...

Сегодня 16 октября 2005 года. Воскресенье. Я нахожусь... О Боже! В Соединенных Штатах Америки, штат Огайо, город Центервиль, Пимлико драйв (это улица), 850 (дом, соответственно), апартаменты (так здесь называют квартиры) № 1В (читается как "один би"). Вот занесла же нелегкая. Между тем заслуги моей в том, где я нахожусь, нет. Дело в том, что мой муж всегда хотел работать в Америке, быть ученым, в России он защитил диссертацию и решил продолжить работу уже на чужбине. Собственно, за ним я и поехала вместе с нашим сыном Максимом, которому на момент перелета был 1 г. 10 мес.

Институт, в который пригласили мужа, находится в городе Dayton, штат Ohio. Не знаю, сколько там населения и проч., но деревня это. Большая, но деревня. Располагается на широте Анкары и Мадрида. Проще говоря, климат довольно мягкий, но зима все же есть. По рассказам, температура зимой доходит до −15 по Цельсия. На самом деле, здесь все повернуто с ног на голову. Квартиру называют апартаменты. Температура — в Фаренгейтах, бензин и вообще жидкости — галлонами (около 3 с чем-то литров — это 1 галлон), длина — в футах, вес — в унциях, поундах и еще Бог весть в чем измеряемая. Пока я не привыкла. И когда вижу на термометре 100 градусов — глаза округляются. Но ведь речь сегодня не об этом.

Как только я закончила все свои дела и получила визу, забронировала билет. Дата — 11 октября. Путь предстоял длинный: перелет Москва — Dayton, Ohio. Как всегда по закону подлости такого прямого рейса не оказалось ни у одной авиакомпании, и нам пришлось довольствоваться тем же маршрутом, которым летел муж: Москва — Атланта — Джорджия — Дэйтон. Перелет, слава Богу, одной авиакомпанией — а то было бы еще круче. Вылет из Шереметьево-2 в 12.25 дня.

Итак, утро 11 октября, 8 утра. Такси опоздало, кое-что забыли и вернулись, в 8.40 такси отъехало от подъезда в направлении Ярославского шоссе. Максима (это сын) очень сильно укачивает в транспорте. По сути, ехать спокойно он может в машине минут 15-20 максимум. Нам же предстоит перенести поездку на машине до Шереметьево-2 (по разным данным от 20 минут до 1,5 часов в зависимости от пробок на дорогах), перелет Москва — Атланта (для тех, кто читал Маргарет Митчелл "Унесенные ветром" — да, это та самая Атланта, в которой Скарлетт О`Хара жила некоторое время и которая часто упоминается в романе) около 11 часов, перелет Атланта — Дэйтон около 1,5 часов, поездку на машине от аэропорта до дома (по словам мужа, около 20 минут (на самом деле поездка заняла около часа)). Все это к тому, что я решила особо не переживать и купила специальные таблетки от укачивания.

Здесь остановлюсь буквально на минуту, поскольку знаю, что другие тоже могут столкнуться с подобными проблемами, а я буду абсолютно счастлива, если этот текст будет не просто веселой историей, но сможет принести кому-нибудь хоть малейшую пользу. Кому не надо — пропускайте смело, потом все поймете, обещаю...

В аптеках сейчас представлен большой ассортимент средств от укачивания. И когда я покупала одно из них в дорогу, фармацевт порекомендовала мне использовать от укачивания простой раствор спиртовой мяты перечной. Ее надо нюхать, когда плохо в транспорте или капать 1 каплю на сахар-рафинад и съедать. По ее словам, тогда сразу все как рукой снимет. Если бы не этот совет — я бы дала таблетку от укачивания Максиму раньше. Короче говоря, благодаря мяте мы благополучно проехали с песнями и плясками около часа (несравненный прорыв для Макса; да и меня тоже). Потом ему все же стало плохо, но это было уже тогда, когда над нашими головами пролетали самолеты и на горизонте виднелся аэропорт... В общем, все по тому же закону подлости наша дорога до Шереметьево-2 заняла ровно 1,5 часа. Минута в минуту. Надо было быть в аэропорту за 3 часа до посадки, т.е. в 9.30. Но из-за пробок и прочих задержек мы оказались там только в 10.15. Нам было необходимо приехать пораньше, чтобы занять первые места в салоне — там и шума поменьше и не так качает при турбулентности. Опоздаешь — мест тебе не видать как своих ушей. В билете, в принципе, место у всех уже стоит, но для нас поставили в брони галочку, означающую, что мы хотим ближе сесть, если места будут. В билете стоял 34 ряд (всего их 42) — не ближний свет, так сказать. "Все, — думаю, — не будет нам никакого первого ряда".

В аэропорт приехали, взяли тачку, но на нее успешно помешается максимум 3 чемодана. А у меня их 4, плюс коляска, плюс ребенок, плюс ручная кладь (рюкзак и огромный ашановский пакет с едой для себя и Макса — что за еду будут давать в самолете, непонятно; и не понятно, будет ли есть ее Макс, да еще маленький рюкзак с игрушками для Макса). Плюс билеты в зубах. В итоге папа с тачкой и тремя чемоданами, моя мама с Максом в коляске и частью ручной клади и я с чемоданом, ручной кладью и документами ношусь по аэропорту в поисках нужного рейса и выяснения, что мне вообще делать-то надо.

Выясняется, что для того, чтобы попасть на самолет надо проверить необходимость декларирования каких-либо перевозимых вещей (у стены стояли 3 плаката, на которых на русском языке приведен список вещей, необходимых для декларирования). У меня таких вещей не оказалось, и я воспользовалась "зеленым коридором" для пассажиров типа меня. Нужно отстоять очередь и еще раз провести багаж через рентген или т п. (первый раз это потребовалось при входе в аэропорт). К счастью, очереди не оказалось, и мы прошли довольно быстро. Дальше провожающие идти не могли, но посмотрев на количество багажа, добрая тетя (спасибо ей огромное) разрешила моему папе помочь мне, попросив не афишировать этот факт. Дальше — проверка паспорта, общие вопросы ни о чем. Затем — вскрытие багажа и проверка его непосредственно сотрудником аэропорта. Меня попросили открыть каждый чемодан, задали несколько вопросов и очень осторожно порылись в поклаже. Правда — очень осторожно. Потом отправили на сдачу багажа (наконец-то). Очень милый мужчина лет под 50 взвесил чемоданы на специальной штуке, приделал необходимые бирки, задал пару вопросов и объяснил, что один чемодан превышает норматив на 5 кг. Он попросил его перепаковать (что совершенно не входило в мои планы и фактически было нереально) или заплатить 25 долларов в рублевом эквиваленте, для чего мне пришлось бежать в другой конец аэропорта (ладно, преувеличила, просто к главному входу). А еще он дал мне посадочный талон.

Здесь же выяснилось, что первые ряды все заняты. Как и все места у окон, кроме мест в последнем ряду (это, понятно, не подойдет). Потому мне пришлось довольствоваться 24 рядом, что все же лучше, чем 34. (Для справки: летели в самолете "Боинг 767", в котором всего 7 мест в ряду по два по бокам и 3 по центру).

Итак, наши места в центре, 24 ряд. До отлета примерно 1 час 20 минут. Мы попрощались с моим папой и пошли а паспортный контроль, который прошел довольно успешно и быстро. Девушка просто сверила нашу внешность с фотографиями в паспорте и отпустила. Зал ожидания оказался огромным, с множеством "гейтов" (gate) (до сих пор не получается подобрать русского равнозначного синонима). Смысл в том, что оттуда (стойка сотрудника аэропорта) ты попадаешь уже в сам самолет, чаще всего проходя через специальный рукав. Очень удобно — на улицу не выходишь и быстро оказываешься в салоне самолета. Здесь же огромное количество магазинчиков, duty fee, разного рода ресторанчиков и т. п. Как вы понимаете, мне там походить не суждено было, поскольку с Максом это нереально, да и таблетку надо было давать ему скорее — скоро в самолет. В туалете попыталась подручными средствами растворить таблетку и влить ее в Максима. Что попало — то попало. Но помочь — помогло. Это все, что нужно было. Так что, все хорошо.

Мы нашли свой gate. Опять рентген, но теперь уже только для ручной клади. Обычно сотрудники просили пассажиров снимать обувь и пропускать ее через рентген, но меня эта учесть благополучно миновала. Приятно. Потом опять осмотр багажа (тьфу, ручной клади). В общем, порылись немного в вещах, и наконец я попала в маленький зал с небольшим количеством посадочных мест для пассажиров. Здесь туалета нет, магазинов нет, только площадка, огороженная со всех сторон стеклянными стенами и огромными окнами — такие, что видно самолеты и посадочную полосу. Все места оказались занятыми, мужчины есть, джентльменов — нет. Пришлось торчать у стены и развлекать Макса всеми подручными способами. Сначала он просто сидел в коляске (благо, ее разрешили сдать прямо перед входом в салон), потом потребовал, чтобы его выпустили походить. Пришлось согласиться. Сложность состояла в том, что было довольно много народа, и определить, на каком языке кто говорит, не реально. Максим подбегал к каждому, заглядывал в лицо, смешно морщил носик и улыбался, иногда просто пытался схватить какую-нибудь сумку и убежать с ней. Приходилось то и дело извиняться, причем я это делала невпопад то на английском, то на русском языке. Кто-то пытался поговорить с Максом на английском языке, но ни он, ни я не могли понять ни слова. Я просто улыбалась и с извинениями пыталась его незаметно утащить куда-нибудь подальше от злосчастного места.

К моменту посадки я не выдержала и просто посадила его в коляску и старались так переждать этот момент. Примерно в 12.30 нас, наконец, пригласили пройти в салон самолета. Наконец увидела наглядно разницу между бизнес и эконом классом в самолете. Ощутимо... Но не в два раза, как показывает цена.

Максим сразу занялся осмотром достопримечательностей. Не успели еще выехать на взлетную полосу, как он, закончив смотр, залез ко мне на руки и почти сразу же заснул. К моему удивлению, лишь изредка меняя позу и потягиваясь, проснулся он только через 4 часа. Единственное неудобство — все это время он лежал на мне — отсидела я абсолютно все, зато успела неспеша поесть, заполнить американскую декларацию и поспать часа 2,5 точно. В это время по телеку в салоне показывали фильм "Лысый нянь", потом включили "Мадагаскар". У каждого — свои наушники, никто никому не мешает. До сих пор не знаю, на каком языке фильм показывали. Скорее всего, на английском, поскольку слушали очень многие. Знаете, я совсем неопытный авиапассажир, если можно так сказать. Летала всего один раз в Турцию, и когда самолет отрывался от земли или садился — все, кто летал хоть раз знает, что этот момент ни с чем не спутать — среди русских поднимался какой-то... В общем, все жутко радовались, свистели, хохотали и вообще шумели. Потом, когда самолет уже ехал по земле — все сразу же вставали со свои кресел, собирались, несмотря на то, что горела надпись не вставать и пристегнуть ремни. Стюардессы с панике пытались призвать к голосу разума — естественно, бесполезно. Здесь все наоборот. Посадка в самолет прошла спокойно, без толкания локтями и крепких фраз в адрес соседа. Сразу все расселись по своим местам и с непроницаемыми лицами оставались неподвижны в течение всего полета. Зато как только перестало светиться табло "пристегните ремни", все пассажиры одновременно (ну ладно, почти одновременно, мне просто так показалось) отстегнулись, встали с мест и спокойно прошли к выходу. И так везде.

Прилетели в Атланту. Вот тут была подстава так подстава. Перед вылетом из дома я рассчитывала. В Москве примерно +13 по Цельсию (в США все в Фарингейтах), в Дэйтон прилетаем в 21 час с чем-то, вечер, тоже около 10 по Цельсию будет. Ну и одежду брала соответственно этому прогнозу. А в Атланту прилетели днем... Но мало того, это, если помните, южный штат, там зимы не бывает! "Наш самолет садится в аэропорту таком-то в Атланте, штат Джорджия. Температура воздуха — +29 градусов по Цельсию," — пропела стюардесса в микрофон...

Пока дошли до паспортного контроля, были уже как мокрые мыши. Я в джинсах (слава Богу, без колготок, которые решила не надевать в последний момент — ну мерзну я всегда, что тут поделать?), двух кофтах (в том числе шерстяная), ветровка и кроссовки. Макс еще теплее. Колготки, брюки, майка, водолазка и куртка с банданой. Все. Приплыли. Подходим — все на английском, ко мне, как к нормальному человеку, обращаются, не подозревая, что я пытаюсь их понять исключительно по мимике и паре знакомых слов. Улыбаюсь. Впереди паспортный контроль. В предвкушении.

И... О, чудо! Я каким-то образом понимаю (конечно, по сравнению с тем, что я понимала до сих пор, иначе это вряд ли можно так назвать). Мимика, жестикуляция плюс пара известных мне слов... Пытаюсь разговаривать. Меня понимают... С трудом. Успешное прохождение паспортного контроля, и меня отправляют по длиннющему коридору куда-то в еще более далекую даль (пардон за сумбур). Мне говорили, что на первый взгляд кажется, что вариантов дорог очень много, но на самом деле, она одна и выбор у тебя не большой. Пробовали вы когда-нибудь с коляской и ребенком в ней спускаться или подниматься на эскалаторе? В тот день я это сделала раз 5 точно, если не больше. Только потом я узнала, что у каждого эскалатора есть лифт, который находится чуть в стороне. Когда узнала, стала им пользоваться. А пока... В общем, не будем о грустном. Честности ради надо сказать, что такая поездка на эскалаторе не так уж и сложна. Нервов больше.

Наконец, нашла заветную ленту, по которой двигался багаж. Очень скоро появился и мой. Что сказать? Их тачки багажные ничуть не больше наших. На мое огромное счастье рядом со мной одна девушка с маленьким мальчиком ждала тоже свой багаж. К счастью, не столь больших размеров. Она оказалось русской, неплохо говорящей по-английски. Живет в Америке, ездила домой с сыном погостить. Замужем за канадцем индийского происхождения. Мальчику 1 год ровно. Имя до сих пор вспомнить не могу, впрочем, и тогда хоть и старалась, запомнить не получилось. Что-то в духе Атир или Амир. В общем, папа выбирал. Кого только в жизни не встретишь! Она знала аэропорт довольно хорошо, была здесь несколько раз. Потом к нам еще парень присоединился, но его самолет улетал через час, и мы очень быстро распрощались. Зато до сдачи багажа и своего "гейта" мы добрались довольно в веселой компании.

С багажом было весело. Удалось поместить весь мой багаж на одну тележку, но меня, правда, при этом за ним почти не было видно. Передвигались мелкими перебежками. Сначала дети и Лидины (кстати, девушку звали Лида) вещи, потом я за своими бегу. Лида не уставала мне повторять, что в Америке очень много сдвинутых на голову людей, и оставлять нельзя ни на минуту ни багаж, ни тем более ребенка. Учитывая это, перебежки становились гораздо более захватывающими. Благо, ехать надо было недалеко, но из-за спешки я забыла убрать в чемоданы ненужные вещи и достать легкую одежку хотя бы для Макса. Представляете картину? Мы взмыленные, куча вещей, и вокруг народ ходит в шортах, топиках, шлепанцах и панамах с максимум одним чемоданчиком скромных размеров.

Отдали багаж, заглянули в билеты. И выяснилось, что нам надо на один и тот же ... (забыла, как называется эта штука). По сути, аэропорт разделен на, скажем, уровни, на каждом уровне порядка 30-35 "гейтов" (т.е. посадочных рукавов, подъездов, куда может подъехать по одному самолету для посадки людей). Уровни обозначаются буквами латинского алфавита, "гейты" — порядковыми номерами, арабскими цифрами. Букв всего, наверное, около 8. Для того, чтобы добрать до своего уровня, надо проехать на местном (бесплатном, конечно) метро. Потом узнала, что международный аэропорт Атланты — крупнейший в мире. Одна остановка — один уровень. Метро как метро. Состав похож на наш, только кресел нет — перила повсюду. Садишься на него, едешь, куда надо. Над каждой дверью — электронное табло, показывающее остановки, еще объявляют в громкоговоритель. Мы ехали остановки 4 или 5. Вышли. Потом опять эскалатор, поднялись, а там длиннющий коридор, по сторонам которого чередуются то зал ожидания, то стойка "гейта", то бар какой-нибудь или магазин, то "комнаты отдыха", как дословно переводится их "туалет". Кстати, рядом стоят маленькие фонтанчики — раковины с кнопкой. Если нажмешь — польется фонтанчик питьевой воды. Мне она показалась абсолютно несъедобной и совсем не питьевой с жутким запахом. Хотя все пили...

Итак, время по местному около 16.40. По Москве — 1 час ночи или около того. Жарко, хочется есть, времени до отлета — около 3 часов. И Максим начинает канючить — не удивительно, давно пора спать, да голод и шум мешает. Сначала зашли в "дамскую комнату", после чего Максим остался босиком (носки-то из багажа забыла взять второпях), в одних штанах и футболке с длинным рукавом. Больше того. Моя мама надавала нам в дорогу кучу еды домашней, но в самолете меня убедили ее выбросить, поскольку на таможне отнимут (нельзя провозить скоропортящиеся продукты) или собака найдет. Я и выбросила. Теперь надо покупать. Зашли в какую-то кафешку. Как же хорошо, когда есть, кому побыть с ребенком! То я хожу за едой, то Лида. Очень удобно. Подошла к раздаче. На выбор пиццы разных сортов, к которым у меня после одного случая жуткое и устойчивое отвращение (потом оказалось, что совершенно верное), гамбургеры и т. п. Нашла ресторанчик, в котором продавали хот-доги. Взяла 3 сосиски (Максим любит и лучше пиццы уж точно) и воду, которая оказалась один в один с той, что в фонтанчиках, только охлажденная — пришлось отдать Лиде. Сок оказался чуть лучше. Потом удалось купить нормальную воду в другом месте. Зашла в соседнюю забегаловку и взяла там рис — двойную порцию. Очевидно, меня там будут еще долго вспоминать. Перекусили на скорую руку и скорее побежали искать место потише — Максим очень устал. Очень скоро он заснул, и сынишка Лиды последовал его примеру. Наверное, около часа мы просто сидели и болтали обо всем и ни о чем. Ее самолет вылетал с соседнего "гейта" через час после моего. Так что времени было предостаточно. Потом она нас проводила, и хотя наш рейс задержали минут на 30 — особых проблем с этим не возникло. Сели на следующий самолет.

Было уже около 9 часов вечера по местному времени. Если верить билету, нам лететь оставалось около 1,5 часов. Самолет оказался просто крошкой по сравнению с предыдущим. Всего 5 кресел в ряду и рядов, наверное, около 30 всего. Наши места — два у окна. На третье сел мужчина и почти сразу углубился в свой лэптоп, как здесь называют портативный компьютер, он же ноутбук (пардон, исправляюсь — notebоok). Максим спал на руках. За окном темно. Я дождалась, пока мы набрали высоту, любовалась видом Атланты. Зрелище совершенно потрясающее. Миллионы огней освещают огромный город. Смотришь на землю и видишь почти то же, когда смотришь на звездное небо ночью при хорошей погоде. Даже мысли нет о том, что это может быть не Атланта, а, скажем, Москва. Москва — это совсем другое. Да, огней бесчисленно, но все они сгруппированы в одно огромное облако — столицу России. Здесь же огоньки образуют маленькие скопления. И эти облачка тянутся до самого горизонта насколько хватает глаз.

Но вот мы поднимаемся над облаками, и картина теряется во мгле. В салоне самолета тепло и тихо, шуршит лэптоп соседа. Я задремала, а когда открыла глаза, была уверена, что мы садимся. Однако оказалось, что мы уже на земле, и буквально через несколько минут табличка "Пристегните ремни" погасла. Все встали со своих мест и начали пробираться к выходу. Максим все еще спал, мне пришлось разбудить его, когда нам подали коляску.

Аэропорт Дэйтона оказался пустынным, почти необитаемым. Хоть и носит статус международного аэропорта. У меня никто так и не спросил документов. Коридор вывел нас прямиком к папе.

Дальше по накатанной — багаж, машина, длинная ночная дорога. В конечном пункте нашего путешествия мы оказались примерно в 23.50 того же 11 октября все еще 2005 года. Такого длинного дня в своей жизни я еще не помню.

На правах post scriptum или просто дополнение к картине. Пока ехали домой, переезжали через маленькую речку по мостику и прямо перед нами, на этот самый мостик, выбежали (ни за что не догадаетесь, кто!) два малолетних оленёнка. Даже рожек еще не было, насколько я смогла их рассмотреть в свете фар. Хорошенькие — словами не описать. Пару раз на дорогу выбегали белки. Их здесь вообще очень много. Что сказать? Деревня...

P.P.S. Домой я возвращалась спустя 2,5 года уже с двумя детьми, 9 чемоданами, той же коляской, 2 автомобильными креслами и почти свободным английским. Аэропорты за это время не изменились...