Содержание:

— Я, разумеется, могу отдать Косте свои ключи, но где гарантия, что он и их не потеряет?.. — нервно расхаживал по гостиной Сергей.

— Костя, карманы все проверил? — волновалась Катя.

— Все. Даже в зимней одежде…- донесся откуда-то детский голос.

— А в машине вчера не мог забыть?

— Ну, а как бы я попал домой после школы? — восьмилетний мальчуган выполз на четвереньках из-за дивана и виновато протянул: — И ту-ут нет…

Вся семья, за исключением старого пятнадцатилетнего пса темной масти, носилась по дому в поисках потерянных ключей. Мама Катя через полчаса уезжала в студию, по пути забрасывая Костика в школу; глава семейства уже опаздывал в офис, а проклятая связка, принадлежавшая забывчивому сыну, никак не желала попадаться на глаза.

— А эти работяги, — подозрительно посмотрел на жену Сергей, — ну, которые кабельное телевидение подключали… Они не могли свиснуть?

Екатерина пожала плечами:

— Я же не могла следить за каждым их шагом. Костик рядом с ними крутился. И Пьер.

— Костя, о чем они говорили?

— Ну, о проводах, о плоскогубцах… Меня про школу спрашивали. Про оценки.

— Нда-а, на всякий случай придется поменять замки, — проворчал отец.

Пес шумно вздохнул, повернул голову и с тоскливым отвращением взглянул на суету. Поднявшись, неторопливо направился в коридор.

— Смотрите! — прошептала Катя и кивнула вслед Пьеру.

Муж замер, провожая собаку взглядом; торжественно заулыбался и Костя.

В прихожей что-то звякнуло, и спустя пару секунд питомец возвратился в холл, осторожно неся в зубах потерянные ключи. Подойдя к восьмилетнему другу, положил их перед ним на пол.

— Молодчина, Пьер! — запрыгал от радости сын. — Спас меня от взбучки.

— Ну, дает!.. — покачал головой глава семьи. — Будто все слова наши понимает.

Катя потрепала собаку по густому загривку:

— Умница ты наша.

Скоро дом опустел, все разъехались; пес остался в одиночестве дожидаться нескорого возвращения хозяев.

К содержанию

* * *

"Пьер… Выдумали имечко! Кажется, таким же погонялом одарил литературного героя известный русский классик; к тому же у папочки моего кличка начиналась на "П". Портосом, вроде, был, — сквозь липучую дрему лениво размышлял старый кобель. — Хорошо хоть уши не тронули. Чего не скажешь о хвосте…"

Каждый будний день он оставался в одиночестве до самого возвращения из школы веселого Кости — домой тому дозволялось идти самостоятельно. Они сразу отправлялись на улицу, где Пьер вальяжно справлял собачью нужду; неторопливо прогуливались вокруг дома. И шли обратно, высокомерно посматривая на трусливых соседских котов. Потом мальчуган обедал заранее приготовленными Катей вкусностями, не забывая щедро делиться с другом.

А пока пес мирно дремал в ожидании знакомых детских шагов по тропинке, что стрелой пересекала зеленую лужайку перед новым двухэтажным особняком.

"Странно однако. Мало кто помнит, кем довелось быть в прошлой жизни. А я, видать, счастливчик, — с той же размеренной неспешностью обволакивали большую собачью голову непростые и отнюдь не собачьи мысли, — точно знаю: был литератором! И пострадал на литературном поприще — ушел из жизни раньше сроку".

Из-за нахлынувших воспоминаний огрызок хвоста шевельнулся; из ноздрей вырвался протяжный вздох.

"Настоящие литераторы — сродни летящим программерам. Стоит сюжету проклюнуться, как ложка с супчиком на пути ко рту притормаживает, покуда содержимое не становится холодцом. Или в сортир прутся с ручкой в зубах, где заместо нужного дела чиркают на туалетной бумаге каракули, а домочадцы, знай себе, воют и прыгают под дверью. Или взять, к примеру, мой трагический случай…"

Пьер приоткрыл один глаз, с трудом навел резкость севшего к старости зрения: циферблат напольных часов показывал полдень. Рано.

"Романчик что ли я тогда писал? Или короткую повестушку из рассказов клеил — не помню. Одно в виртуальной памяти прочно застряло — все в произведении сияло неподдельным блеском: эвфония, экспозиция, архитектоника, интрига, и даже кулер локаль на загляденье вышел! Да вот беда — показалась неудачной развязка. Не получилась, образно выражаясь, мужская клаузула. Хоть кастрируй — не вспомню, что означают мудреные словеса, однако термины все в башке остались!.. Так, о чем я?.. Ах, да! О трагической смерти, безвременной моей кончине…"

Лапы от остроты кульминации напряглись; уши съехались к макушке, сморщив гармонью кожу под поредевшей шерстью: "Дорогу я переходил, размышляя о переделке финала. И стоило дунуть свежему ветерку, рассеяв беспросветности туман, как завизжала по асфальту резина, и долбанула в бок противной мордой "Таврия"!.. Эх… Да что с той машины взять?.. Такую технику в ядовито-оранжевый цвет красить надобно, чтоб нормальные люди за версту примечали и шарахались!.."

И опять в гостиной раздался тяжелый собачий вздох. И опять один глаз настраивал резкость — считать мелодичные удары часовых литавр было лень…

К содержанию

* * *

— Как ты мог?.. — плакала навзрыд Екатерина. — Как у тебя поднялась рука?!

Сергей взволнованно расхаживал по кухне; Костя размазывал слезы на диване в гостиной.

— Погорячился, блин. Простите: Не хотел: — оправдывался глава семьи. — Эти чертовы поставщики вымотали все нервы!..

— А при чем тут наша собака?! — всхлипнула молодая женщина. — Пьер вышел тебя встречать и… и… и получил пинка! Ни за что!! Просто у нашего папочки на работе неприятности!!

— Господи, ну я виноват. Глупость сморозил, не сдержался! Ви-но-ват!!

— Он член нашей семьи! И мы, между прочим, ему многим обязаны!

— Все, — сдался Сергей, — я сейчас же сажусь в машину и еду его искать. Только успокойся сама и успокой Костю. Он со мной не разговаривает.

Спустя пару минут поднялись ворота встроенного в цоколь гаража. Темный "BMW" прокатил по дорожке, остановился у тихой улицы, словно решая, куда повернуть и, поморгав поворотником, рванул вправо.

К содержанию

* * *

Пьер слонялся по городу в ужасном настроении. Нет, город он худо-бедно знал и заплутать не боялся — дело было в другом. Ни разу до сего дня не испытывал подобной "обходительности" со стороны главы семейства — семейства, в котором прожил весь короткий собачий век. Потому, получив увесистый пинок, сорвался прямо от гаражных ворот, собрав для рывка последние силы ослабшего организма. Бежал неведома куда минут пять, пока не вывалился от грудных хрипов язык… Вечерело. Теплый безветренный день затухал, подгоняя короткие летние сумерки. Пес оглянулся по сторонам, впервые попытался понять, куда занесли лапы. "Парк. Сюда мы захаживали с Костиком и Катей, — вздохнул он и поплелся к ажурным воротам. Где-то в центре большого парка обитало круглое озерцо, окруженное поросшим травкой ровным бережком. — Там и посижу, восстановлю душевное равновесие, глядючи на водную гладь. В прошлой жизни такое созерцание помогало…"

На большой поляне, прилегающей к водоему, веселилась молодежь: гоняли мячи, стучали ракетками по воланам, сидели по-турецки стайками и шипели пивом. Ближе к воде отдыхали по-другому: возлегали на цветастых подстилках и поедали запасенную снедь.

Пьер отыскал свободное местечко меж большим семейством и одиноко сидевшей девушкой; устроил на траву зад; поднял морду, вдохнул свежий воздух. И опять собачью душу рвали сомнения: щемящая тоска по родным людям подстегивала, гнала обратно домой; обида за унижение и непонимание его природы давили на сердце, удерживали.

— Эй, тебя как звать? — вдруг послышался тихий голос.

Пес вяло посмотрел вправо. Девушка приветливо улыбалась и протягивала кусочек сдобы.

"Какая вам, барышня, разница?" — хотел он было отвернуться, однако, приличия ради, подошел и осторожно взял из рук лакомство. Проглотив, сел рядом и опять задумчиво уставился на воду.

— Давай, я буду называть тебя Цезарем? — не унималась юная особа.

"Смотря каким: Веспассианом можно. А Калигулой не стоит".

— А я Ира, — представилась та. И спохватилась: — Хочешь еще булку? Ты же, наверно, голодный?..

Он мотнул головой, прилег на траву. И с четверть часа они молча взирали, как сумерки обволакивали озерцо, как исчезал во мраке дальний лесистый берег.

Новая знакомая погладила его холку, а пес, прикрыв глаза, представил, будто лежит дома у дивана и в шерсть запускает ладонь Костя или Катерина…

— Мне пора, Цезарь, — прервал блаженство женский голос.

Он поднялся, сел, протянул на прощание правую "ладонь".

— Боже, какая прелесть!.. — подивилась она, пожимая лапу. На миг задумавшись, предложила: — Раз ты ничейный и такой воспитанный, не хочешь ли взять меня в хозяйки?

"Ничейный. Дожил… Как в той сказке про слепую лошадь, — горько усмехнулся Пьер. — Что ж, человек ты добрый; помолчать умеешь — не балаболка. К тому же и у тебя на сердце завелась печаль. Стало быть, родня мы по несчастью".

И, ткнувшись мокрым носом в руку, осторожно перехватил зубами ручки хозяйственной сумки. Доверив ему ношу, Ирина зашагала рядом, изумленно качая головой:

— Ну, ты даешь, Цезарь! Может, и под руку меня возьмешь?

"Делов-то!.. — мысленно проворчал кавалер. — Взял бы, да боюсь, в цирк за такие номера сошлют. А мне уж по вашим меркам под восемьдесят — двадцать лет как на пенсии положено в потолок плевать. И вообще, попалась бы ты мне в прошлой жизни! Я бы не только под руку тебя "взял". Чертова "Таврия"!.."

К содержанию

* * *

— Да, он начал удивлять еще щенком… — потерянно пробормотал Сергей. — А помнишь, как он спас двухлетнего Костю?

Час назад глава семьи вернулся после неудачных поисков. Испытывая вину перед Пьером, перед семьей, он исколесил весь район; заглядывал во дворы, на пустыри, на стройки: И даже не поленился доехать до реки, хотя понимал: возрастному питомцу не под силу одолеть такого расстояния.

Не включая свет, они сидели с Катей на кухне; на столе стояла бутылка водки, на блюдце темнел порезанный соленый огурец. Костик из комнаты не выходил — лежал на своем диванчике, уткнувшись в подушку.

— Конечно, помню… — плеснула Катя в свой стакан. Залпом, не закусывая, выпила. — Первый раз мое сердце чуть не остановилось, когда услышала истошный вопль сына. Вбежала в зал — Костя рвется к стене и колотит какой-то пластмассовой штукой Пьера по голове. А тот вцепился зубами в его штанишки, терпит эти удары и не пускает. Терпит и не пускает. Терпит и не пускает…

Муж осторожно коснулся ее руки. Та перестала раскачиваться, открыла глаза, очнулась. И продолжила:

— Сначала сама хотела шлепнуть пса полотенцем — чего к ребенку привязался! Да интуиция вовремя подсказала: наш Пьер никогда глупостей не вытворяет. Присмотрелась к этой пластмассовой штуковине, и все внутри похолодело — крышка от розетки! Как Костик умудрился ее оторвать — ума не приложу.

— Да, если бы не он…

— Могло убить током! Представляешь?! Ведь Костя к этим оголенным железкам и рвался. А пес не пускал... Я разревелась тогда: от испуга, наверное… Целовала морду Пьера и понимала: сам Бог подарил нашей семье это сокровище. Сам Бог…

Сергей резко опрокинул в себя водку, стукнул по столешнице стаканом и решительно заявил:

— Завтра сорваться с работы не удастся — самый ответственный момент в переговорах. Но ты звони и держи меня в курсе. Если к вечеру он не вернется — поедем искать и расклеивать по городу объявления.

К содержанию

* * *

"Хороша. И сиськи, вроде, не силиконовые — запаха противного не чую. Хотя, чего там… Скоро и мясо для меня божественный аромат потеряет. Мдя… Это уже не старость. Это опять смерть. В облике "Таврии"…"

Ира только что проснулась, сидела нагишом на кровати и сладко потягивалась.

"Ты, однако, поторапливайся, хозяйка — мой друг Костя давно бы бегал со мной по двору, — стоял рядом и переминался с лапы на лапу пес. — Или не знаешь, что собак по утрам положено выгуливать? Утром ты меня, вечером поменяемся… Я, конечно, могу скоренько воспользоваться унитазом, да заведенного порядка нарушать не желаю".

Девушка улыбнулась, потрепала нового жильца по загривку, встала:

"О, черт!.. — зажмурился от сказочной красоты Пьер. — Скорее одевайся! Нельзя мне впустую кровь по телу гонять — то к голове, то обратно".

Видать, в этом доме собак доселе не водилось — сборы на прогулку продолжались целый час. Ирина успела спеть пару песен, стоя под душем; потом красилась, пила кофе. Наконец, достав откуда-то ошейник с поводком, позвала:

— Пошли, Цезарь!

"Охренеть, — изумленно вращал темными глазами пес, покуда на шею водружали сбрую. — Ты, Ирочка, еще в намордник мою харю засунь! Чтоб пасть не раскрывалась, и последние клыки по дороге не выпали. Вы, люди, друг друга должны бояться, а не нас — животных…"

Они вышли на улицу, Пьер деликатно забрел в кусты и совершил утренний ритуал. Затем Ирина повела его по тенистой аллейке.

— Девушка, а как зовут вашу собачку? — навстречу топала компания парней.

Посторонившись, Ира не ответила.

— Ну, тогда ваше имя скажите? Давайте познакомимся!..

"Они тебе нравятся?" — вопросительно глянул на нее пес. Та поморщилась.

Настроив басы, Пьер зарычал и громко гавкнул, сопроводив звук резким движением к ближайшему Казанове. Парень шарахнулся в сторону; компания ускорила шаг, оставив молоденькую барышню в покое.

— Спасибо, Цезарь! — прошептала Ира и повернула к дому.

К содержанию

* * *

Девушка теребила сотовый телефон и задумчиво смотрела в окно. Пьер сидел рядом с диваном и наблюдал за ее пальчиком, набирающим один и тот же номер.

"Через два часа вернется из школы Костик, — с тоскою покосился пес на висевшие в зале часы. — Наверное, он скучает. Как и я."

Каждый раз, закончив набор номера, пальчик Ирины замирал над зеленой кнопкой и нервно перемещался к соседней "с", после чего с экрана исчезали все цифры.

"Надеюсь, он больше не терял своих ключей, — подумал Пьер и тряхнул головой: душу кольнуло какое-то странное предчувствие, нехорошая и пока необъяснимая сознанием догадка. — А вдруг он сегодня вообще не пошел в школу?.. Катя по заведенному правилу утром высадила его у школьного двора и поехала дальше — в студию. А Костя, так же сильно переживая нашу разлуку, запросто может отправиться на поиски". Ирина бросила телефон на диван, горестно вздохнула.

"Ключи… Потерянные ключи… Почему они оказались за вешалкой? И почему от них за версту несло пластилином? — все сильнее нервничал пес. — Думай, бывший литератор, думай! Ты же специализировался на детективах. И сотрудничал не с какой-нибудь шарашкиной конторой, а издавался приличными тиражами в огромном и престижном "Эксмо"! Думай!!"

Глаза девушки стали влажными. Кажется, она намеревалась разреветься. Пьер поднялся, подошел, положил голову ей на колени. Та погладила его шею, и тут же первая слезинка оставила влажную дорожку на щеке…

"Ну вот!.. Началось. И здесь трагедия! Знаешь, что я сказал бы, имея схожие по строению голосовые связки? — чертыхнулся он про себя и посмотрел на Ирину выразительным взглядом. — Достающих нахалок мужчины не любят, но и гордость должна блюсти границу. В человеке всего должно быть понемногу. Как в "Оливье": переборщишь с картошкой, пикулями или каперсами — пиши пропало. Не салат, а закуска: Хотя с телячьим языком переборщить, на мой взгляд, невозможно. В общем, звони! — кивнул он и носом подтолкнул поближе к ее руке телефон.

Ирина подняла на пса недоуменный взгляд:

"Господи, какая же непонятливая! Написать тебе, что ли? Двумя лапами…. Сейчас всяк горазд после пятнадцати когтями кнопки плющить. И пары мыслишек незримой нитью не свяжет; и трех словечек в гладенькую строчку не уложит, а туда же — писатель!.. Давай-давай — звони! Я пока платок принесу."

— Ты считаешь, я должна сделать шаг к примирению первой?.. — наконец-то догадалась она.

Пес аккуратно зацепил зубами лежавший на краю стола платочек, подал его девушке: "Один разок можно. Это я как истинный кобель говорю. Звони. И все в твоей жизни наладится!"

И, ведомый необъяснимым беспокойством, направился к двери. У порога остановился, оглянулся. Схватив телефон, девушка смотрела вслед Цезарю. Вернувшись, тот дотянулся до ее лица, лизнул вторую слезинку, застывшую над ямочкой щеки и бросился к выходу из квартиры:

К содержанию

* * *

В стремительный кросс Пьер вложил все свои силы. Когда впереди показался до боли знакомый двухэтажный особняк, логическая цепочка грозивших страшной опасностью событий обрела в его сознании законченный вид: негромкие намеки двух работяг на состоятельность семьи, слепок ключей в пластилине, осторожные вопросы к Костику о времени возвращения из школы… А сегодня мальчуган мог пропустить занятия и, не отыскав его, придти домой раньше.

Как пес и предполагал, неподалеку от дома стояла незнакомая машина, а входная дверь особняка была открыта. Сходу протаранив ее, Пьер ворвался в прихожую и с грозным рыком кинулся на ближайшего мужчину. Челюсти намертво вцепились в горло того, который двумя днями раньше тащил по дому разводку телевизионного кабеля.

На шум из холла прибежал второй грабитель. Посыпались удары чем-то тяжелым. Но клыки не ослабили хватку даже тогда, когда из-за дивана выполз Костик и истошно завопил, двумя вытянутыми ручонками показывая сотовый телефон:

— Вот! Посмотрите на мои исходящие! Я уже всем позвонил, слышите?! И маме с папой! И в милицию! И дяде Саше! И в службу спасения! И…

Удары прекратились; послышались поспешные шаги; хлопнула входная дверь. Да и мужик, чье горло сжимали челюсти Пьера, лежал уж без движенья.

Костик теребил пса и плакал:

— Пьер! Пьер, скажи, что ты не умер! Ну, скажи!..

"Увы… Не хочу тебя обманывать… — с печальною неторопливостью проплывали в окровавленной собачей голове последние мысли. — Я полагал, смерть моя похожа на "Таврию"… Ошибался…"

К содержанию

* * *

Темный "BMW" плавно отъехал от крыльца ветеринарной клиники, включил аварийную сигнализацию, пристроился в крайний правый ряд и медленно поехал в сторону дома. Катя сидела рядом с Сергеем и постоянно оборачивалась назад, где Костик заботливо обнимал забинтованную голову Пьера и с нетерпением ждал, когда тот откроет глаза.

"Года два ваш питомец еще протянет, — улыбнулся на прощание ветеринар. И добавил: — Жду вас завтра в это же время. Посмотрим швы, уколем антибиотики, перевяжем…"

Спустя полчаса все семейство сидело в холле вокруг любимца, возлежавшего на самом лучшем пуховом одеяле. Несколько теплых человеческих рук одновременно гладили полинявшую шерсть. Гладили с такой нежностью и любовью, что вскоре Пьер очнулся.

— Прости меня, дружище, — наклонился Сергей, и поцеловал его в нос, — я очень перед тобой виноват! Пожалуйста, прости.

Катя смахнула слезу и обняла улыбнувшегося сына.

"Да ладно, чего уж… — слабо вильнул пес обрубком хвоста. — Помнишь, в детстве я сгрыз твои новые американские ботинки? А ты меня пожалел, не наказал… Сказал, все одно не стал бы их таскать и, назвав дешевой поделкой американских ортопедов, выбросил. Помнишь?.."

Катя убежала на кухню и, вернувшись, поставила перед собачьей мордой огромную тарелку с настоящим "Оливье".

— Поешь, Пьерушка, — присела она рядом. — Ты же очень любишь этот салатик. Здесь все: и рябчик, и телячий язык, и раковые шейки…

"Мне бы суку… Само собой, не сейчас! В таком виде я не кобель, а Щорс под красным знаменем. Но к выздоровлению — не отказался бы. Эх, жаль, говорить не умею, а то сказал бы… И про то, как люблю вас. Ну и про суку, конечно…"

Валерий, vgeorg@yandex.ru