Начальная школа, не важно, какой класс. Вы тщательно выбирали ребенку учителя, а теперь выясняется, что учитель вашим сыном или дочкой недоволен: ребенок медлительный (гиподинамический синдром), или гиперактивный, или с нарушениями внимания... При этом ребенок хочет и может учиться в этом классе и в этой школе, и вам надо наладить отношения с учителем, иначе — никак. Вот способ, который предлагает психолог Екатерина Мурашова.

Как наладить отношения с учителем

Это проблема актуальная, с которой каждый год в нашей стране сталкиваются сотни, если не тысячи родителей учеников и учениц начальной школы.

Три живых голоса:

— Доктор, помогите, я просто не знаю, чего мне делать! Она говорит, мой Петя идиот и ему нужно в школу для умственно отсталых, но он же не идиот, я знаю, он просто медленно все делает. Он всегда такой был, и в садике тоже. Медленно ест, медленно одевается. Если его не торопить, он все эти задачи решит и даже ошибки в диктанте найдет... Ну не все, конечно... но что-то найдет точно! А если его подгонять, так он просто в ступор впадает. А она говорит, что не может все время его ждать и им заниматься, у нее в классе еще 35 человек...

— Мы всесторонне обследовались и консультировались у лучшего невролога города. Он сказал, что никаких противопоказаний, ребенок интеллектуально даже превосходит свой возраст, просто он очень подвижный. Я специально выбирала школу и учителя, о котором говорили, что она может именно заинтересовать детей. И что же? Теперь, в середине второго класса, она говорит, что гимназическая программа Валентину не подходит, на уроке он не подчиняется требованиям дисциплины и мешает другим детям усваивать материал. Говорит, она выставит неудовлетворительное поведение и вынесет вопрос на педсовет, но может и ничего не выносить, если мы согласимся просто тихо уйти в другую школу с обычной программой. Но мы не хотим уходить! Это хорошая школа, Валентин привык к детям и учительнице, и по всем предметам у него бывают двойки, но бывают и пятерки! И разве это не дело учительницы — обеспечить дисциплину на уроке?!

— Танечка так расстраивается, плачет, когда двойки получает... Она говорит, из-за того, что дети кричат, балуются, она сосредоточиться не может. И сдает пустой листок. А у учительницы один разговор: «Не усваивает материал». Но Танечка любит в школу ходить, и подружек своих, и учителей. Вот по английскому группы маленькие, и там у нее все хорошо. И по труду, и по рисованию... Мы просто в садик из-за здоровья не ходили, поэтому, может, ей труднее других привыкнуть? А учительница говорит: я не могу объяснять ей отдельно, у меня другие дети есть, идите на домашнее обучение. Но ведь Танечка теперь хочет со всеми, она уже дома, когда болела, насиделась! Как бы нам так сделать?..

Итак, у вашего ребенка в начальной школе есть реальные проблемы — гипер- или гиподинамический синдром, нарушения концентрации внимания, дисграфия, еще что-то, — но нет реальных противопоказаний для обучения в массовой школе. При этом ваш ребенок мешает учителю: нарушает дисциплину, плохо соображает, отвлекается, тормозит и т.д. И вот учитель явно готовится его «слить» — из класса или из школы. А вы-то хотите оставить. В этой школе, в этом классе, у этого учителя.

Чего делать нельзя?

Обвинять учителя и требовать «индивидуального подхода» для вашего ребенка. Опытные учителя начальных классов говорили мне (и я им верю), что, если в классе три «электровеника» и один «тормоз», работать еще можно, но на пределе. Если больше — учебную (основную для учителя) задачу выполнить невозможно. Единственный выход в этом случае — сверхштатного персонажа из класса убрать любым способом. Вам нужно, чтобы это оказался не ваш ребенок.

Ваши действия.

  1. Покупаете блокнот с яркой картинкой и игрушку, которую часто можно видеть на торпедах машин, — некая зверюга с подвешенной на пружинке головой. Машина едет, голова качается.
  2. Учитесь долго и ритмично качать головой так, как это делает купленная зверюга.
  3. Берете ручку, купленный блокнот и идете к Марье Петровне.
  4. Непрерывно качая головой, как та зверюга, говорите, не жалея вежливых и даже льстивых оборотов, приблизительно следующее: «Марья Петровна, я знаю, что у моего ребенка есть проблемы. С ним нелегко. Мы работаем над этим, занимаемся каждый день, ходим к психологу и т.д. Но, Марья Петровна, ничто не заменит рекомендаций опытного педагога, который видит ребенка каждый день. Скажите, что нам делать, я записываю».

Марья Петровна что-то вам скажет, и вы это запишете. Если покажется здравым — делайте.

  1. Поблагодарили, ушли.
  2. Каждый день формально спрашиваете у ребенка про его успехи.
  3. Через три недели (срок, проверенный более чем десятилетней практикой: реже — забудет, чаще — надоест) снова появляетесь пред ясны очи Марьи Петровны и говорите:

— Марья Петровна, мы всё делаем, как вы сказали. Что-нибудь заметно? Есть сдвиги?

— Да как-то нет, — честно отвечает Марья Петровна.

— Еще мудрости! — восклицаете вы, пожирая глазами начальство и не забывая ритмично качать головой. — Я записываю и каждый день, как отче наш...

Марья Петровна чуть напрягается и выдает еще каких-нибудь рекомендаций.

— Свет истинного знания просиял перед моим внутренним взором! — радостно заявляете вы и уходите работать.

  1. Повторение эпизода номер 7. С одной поправкой: Марье Петровне как-то неловко (ведь вы же уже больше месяца действуете по ее собственным рекомендациям!), и она говорит (врет, конечно): «Ну, может, есть какое-то улучшение, но ма-а-аленькое...» «О радость! Еще мудрости!» — взвываете вы, поудобнее перехватывая блокнот и привычно качая головой.
  2. На следующий день Марья Петровна невольно приглядывается к вашему ребенку (мать так старается!) и полусознательно дает ему чуть-чуть форы: подольше ждет ответа, если речь идет о «тормозе», дает возможность собраться рассеянному и т.д. Ребенок принимает неожиданную поддержку и отвечает или успешно выполняет задание. А она ему говорит: «Вот видишь, ты можешь!».

''Курощение'' Марьи Петровны

Вечером вы задаете ребенку дежурный вопрос об успехах, и он радостно докладывает:

— Марья Петровна меня сегодня похвалила! Сказала, что я — могу!

— О! — замечаете вы. — Процесс пошел! Я знала, что так и будет. Заяц, к завтрашнему дню мы с тобой хорошенько подготовимся, чтобы Марью Петровну не разочаровать. Ты поднимешь руку и... Я верю в тебя, заяц!

  1. Назавтра Марья Петровна чувствует неловкость (вчерашний «обман» стучится из подсознания) и, увидев поднятую руку, решает проверить свои ощущения. Но ребенок действительно отвечает лучше, чем обычно! Ей не показалось, и, значит, вчера не было никакой натяжки! Он действительно выправляется благодаря ее рекомендациям и настойчивости матери в их выполнении!

Ребенок получает полноценную, эмоционально возвышающую похвалу (хотя Марья Петровна хвалит не только и не столько его, сколько себя и вас), которую, естественно, пересказывает дома. Все радуются, ребенок воодушевлен и готов к новым свершениям.

  1. Вы бежите в школу с неизменным блокнотом и, не забывая непрерывно кивать, благодарите Марью Петровну (при этом не забудьте запросить еще мудрости).

— Да-да, нам нужно еще много работать! — строго скажет Марья Петровна, но ее глаза будут сиять добротой.

  1. На этом месте замыкается петля обратной связи. Вы и ваш ребенок теперь для Марьи Петровны — ее удача и достижение. Она говорит коллегам: «Вот возьмите Васю! Одна ходячая проблема! Но если семья борется, не опускает рук, мать готова слушать настоящих профессионалов (меня!) и исполнять рекомендации, то даже зайца можно научить стучать на барабане!».

Вася по-прежнему пропускает буквы, путает подлежащее со сказуемым и болтает с соседями, но петля обратной связи захватила и его: Марья Петровна его любит и ценит, он стал лучше учиться и больше не запускает в классе бумажных голубей, чтобы не расстраивать учительницу.

Ложка дегтя: кого-нибудь Марья Петровна все равно «сольет» (работать-то надо). Но это будет не ваш ребенок. Свою удачу не сливают.