"Февраль. Достать чернил и плакать..." Именно такое настроение. Как там в классически-простонародном? Нет счастья в личной жизни? Да, в точку. То есть счастье, конечно, есть — вот оно, четыре детские пятки, торчащие из-под одеяла, но я о другом. Дети ведь радуют уже потому, что это дети. Мои сыновья, дороже которых нет никого на свете, — это мой мир. Но мне очень хочется его немного расширить мужскими руками. С помощью того, который где-то ходит и, наверное, не подозревает о моем существовании. А я есть. Я здесь, и скучаю по любви, и надеюсь, что тот, кого создал для меня Бог, найдет меня. Или я его найду. Это не принципиально. Главное, чтобы — любовь. Главное, чтобы — семья. Главное, чтобы — вместе. Мы все хотим этого.

Мальчикам нужен отец, как бы это банально ни звучало. А женщинам нужен мужчина. Каждой твари по паре. И какими бы мы самодостаточными и феминизированными ни были, все равно эта формула работает вот уже несколько тысяч лет. Мне четвертый десяток, а я еще ни разу не была замужем. И дело то не в пресловутом "штампе". Хотя я за него. А дело все в том, что во мне накопилось такое количество нерастраченной любви, что просто девать некуда. Эх, если бы ее можно было преобразовывать в энергию, нефть была бы не нужна. А сколько таких энергоресурсных дамочек, как я, ходят по планете. Могли бы зарабатывать. Шучу.

В общем, мужчина нужен. И не только потому, что: "добытчик", "подругам показать", а потому, что хочется простого женского счастья, тихого и сокровенного. Дыханья в унисон, носки штопать, с работы ждать с наваренным борщом. Летом — рыбалка, зимой — лыжи, для детей — "папа, почини велосипед", для меня — "милый, сломалась мясорубка". Хотя я, конечно, и мясорубку, и велосипед давно могу чинить сама. Но хочется, чтобы "он".

Я познакомилась с Леной еще в прошлом веке. Не сказать, что тогда сдружились, но общение было приятное. Потом мы лет десять не виделись. И случайно около года назад опять встретились, как это теперь часто бывает, в "Одноклассниках".

Разговорились. Поведали друг другу свои "линии жизни". Она не городская, из провинции. Пару раз бывала у нас в гостях с сыновьями. Моя дочь осталась от них в восторге. В общем, спелись мы. Вроде судьбы совершенно разные, а что-то общего нашли друг в друге. И потянулись. Мне очень захотелось написать о Лене. Но обо всем по порядку и от первого лица. Лица Лены, которая когда-то исповедала мне эту историю.

Знаешь, когда мне в двадцать лет поставили бесплодие, я, возможно, не сразу поняла, как я "попала". Но потом осознание того, что я никому не буду нужна с такими вот делами, стало меня напрягать. Мало того — это были периодически возникающие депрессии. Мысль об усыновлении пришла не сразу. Но с каждым годом она все давила и давила мне на мозги так, что в какой-то момент я поняла: больше так не могу. Ужасно хочу ребенка. Но проблема была в жилплощади. А вернее, в ее отсутствии. Жила я у бабушки. Просила прописать. Но она отказывалась. А мне очень нужны были "метры", чтобы подать документы на усыновление.

Лена сирота. Мама погибла, и ее воспитывала бабушка, которая потом тоже умерла. В общем, Ленка по жизни одна. Совсем. Но это, кстати, ее не смутило, когда она принимала решение взять ребенка из детдома.

В общем, жила я и мечтала только об одном, чтобы у меня появился хотя бы свой уголок, в который я бы могла прописать ребенка. Шли годы. Я работала в своем сельском доме культура. Зарплата, конечно, маленькая, но мне хватало. Потом, в силу определенных обстоятельств, я съехала от бабушки и поселилась у себя в кабинете (!). Год спала на стульях с во-о-от такими крысами по соседству. Летом ничего, но зимой было холодно. Ребята притащили обогреватель, вахтерши таскали мне колбасу, Потом директриса попросила "освободить помещение". Я, конечно, на нее не обижаюсь — и так целый год жила незаконно.

По сути, стала бомжом, плюс сирота. Ситуация, конечно, не из легких, но не унывала. Я много писала. То в местную администрацию, то в областную. Как говорится, стучитесь, и вам откроют. И правда — открыли. Видимо, прочитал мои письма кто-то сердобольный. Дело дошло до губернатора. Сказали, что точно помогут с покупкой домика. Все это развивалось так стремительно, что у меня просто кружилась голова.

Деньги на руки не давали, естественно. Обозначили сумму, которой могут оплатить подходящую недвижимость. Я быстренько подыскала у себя в селе дом и стала счастливой обладательницей СВОЕЙ жилплощади. А мысли, сама понимаешь, только об одном — скорее бы начать собирать документы на усыновление.

С того момента, как мне поставили диагноз "бесплодие", прошло семь лет. За эти годы много, конечно, и увидела, и услышала. И вот, Юль, не поверишь: в августе я вселяюсь в свои "апартаменты", а в декабре — беременею (!) Сама. От живого, обыкновенного мужчины.

Я долго не могла в это поверить. Просто потому, что столько счастья сразу не дается. Не знаю, может, Господь надо мной смилостивился и решил за все мои мытарства наградить?

И, главное, мужчина этот на мою голову как с неба свалился. Как говорится, появился на одну ночь любви и исчез. Но я на него не в обиде. Что ты! Да я ему руки готова целовать за то, что мне сына подарил. Все девять месяцев, сама понимаешь, ходила как ошпаренная. Боялась жутко. Только бы не сорвалось. Но все закончилось благополучно — родился пятикилограммовый Серега.

Сережа, видимо, похож на папу. Щеки аппетитные, голова — соломенная, взгляд — с прищуром. Сидел у нас на кухне и уплетал макароны — так комично. Пять лет — знает молитвы. "Наш домашний батюшка" — ласково называет его Ленка.

Но понимаешь, год сыну исполнился, а ко мне мысли старые стали возвращаться. Ведь хотела взять приемного, чтобы стал родным, а не сделала. Заслонила чью-то детскую радость своей собственной. Так обалдела от всего...

Самым трудным оказалось выбирать. Как на рынке. Положили мне альбом с фотографиями в опеке и сказали: выбирай. Даже жутко сделалось. Сначала остановилась на девочке маленькой. Думала, возьму Сереже сестричку. Уехала домой документы готовить. Звонит мне женщина из опеки спустя время: "Лен, у этой малышки мать — двадцатилетняя наркоманка с шестилетним (!) стажем. Подумай, какие могут быть последствия".

Может, я и струсила, но говорю об этом откровенно. Не хватило меня на такое заявление. Расстроилась ужасно. Не ожидала, что так трудно будет. Отказалась. Потом еще долго всякие проволочки были. И оказалось, что все не так просто. Вроде бы детей брошенных много — ни в одной стране мира такого нет, а выбрать — проблема.

Ну, а когда Максима на фото увидела, поняла — вот он, мой сын. Поехала знакомиться в детдом под Прохоровкой. Представляешь, выходит с обеда, несет мне котлету на тарелке и заявляет: "На, мама, возьми, покушай". У меня шок, комок к горлу. Воспитательница увидела меня белую, как стенка, и говорит: не удивляйтесь, они всех мамами называют.

Пообщались мы с Максимом немного, и я говорю: ну, все, мы едем домой, иди, Максим, собирай свои вещи. Тут пришло время удивляться воспитательнице: что вы, это ведь долгая процедура. Ох, мне эти "процедуры". Ну, в общем, через месяц Максим уже жил с нами.

Первоклассник Макс — настоящий кавалер: носил мою дочь на руках в прямом смысле этого слова, чистил ей семечки, ухаживал и смешил. А что еще нужно трехлетней кнопочке? У Максима грустный взгляд, даже когда улыбается. Но льдинки оттаивают. Лену любит всей душой, боится за нее, переживает.

У братьев два года разницы. Они большие друзья. Это видно сразу. Горой друг за друга стоят — Лена так воспитала, что вполне закономерно. Приемный старше родного на два года. Хотя нет, он уже не приемный. Для Лены они оба родные. "Мне иногда кажется, что Максима люблю больше, чем Сережку", — заявляет она. Хотя я думаю, что любовь делит поровну. Просто, возможно, подсознательное чувство вины за то, что когда-то маленький человечек оказался брошенным и ненужным. И теперь его нужно любить больше, сильнее, крепче. Отлюбить за все годы нелюбви в казенном доме.

Все было так здорово, а тут эта болезнь у Сережи. И откуда она только появилась? Раз в год ездим лежать в московском дерматологическом центре. Ужасно дорого. Вечные долги. Болезнь редкая, неизученная, четкому лечению не поддается. Живем надеждой: может, как появилась, так и исчезнет? Врачи говорят, что такое бывает.

Уже несколько раз снилось самое страшное. Ну, ты меня понимаешь... Живу ими. Хотя на селе быть такой, как я, трудно. "Плодит нищету", "Своего кормить нечем, так еще и чужого взяла" — слышу вслед от деревенских "кумушек". В городе с этим проще. Никому ни до кого нет дела. Люди более мобильны в своем сознании и лояльны к окружающим. С другой стороны — в городе уже душно, привыкла к природе, к простору, к широкому миру. Красота неземная. Из окна — вид на реку. Эх, если бы не людская ничем необъяснимая злость...

Даже не злость, а какое-то тупое непонимание, нежелание вникнуть, окинуть все не логикой и разумом, а сердцем и чувством. Ну, что может быть замечательнее ребенка как такового? Вместо того чтобы поддержать, пусть не рублем, так хоть добрым словом, начинается такая "сволочность", что за род людской стыдно. Но Лена — женщина в боях закаленная, все стерпит.

Ладно, уж привыкла. Иногда, конечно, накатит. Но я все о другом думаю. Понимаешь?.. И в интернете знакомилась, и в автобусах, и "сваха" у меня была, но все не то. И меня не сам факт тревожит, что одна, и что это вроде как стыдно, а просто хочется любви, взаимности, тоску свою утопить. Покоя нет, а его хочется. Да к тому же все сама и сама. Иногда и спина, и плечо, и рука нужна мужская. И не на раз, не на одну ночь, а навсегда, чтоб как в сказке — "и умерли в один день". Я, конечно, не классическая красавица...

Лена ужасно обаятельная. Умная, в меру упитанная женщина в самом расцвете сил, как говорится. Добрая, верная, хозяйственная, веселая. Конечно, без изъяна людей не бывает. Но, глядя на нее, думаешь: куда мужчины смотрят? Но не за всякого еще Ленку мы нашу отдадим. Потому как прав был Омар Хаям: "Уж лучше быть одним, чем вместе с кем попало".

Скоро 8 Марта. Мой самый любимый праздник. Он немного грустный, потому что в этот день надеешься на чудо. Вообще с наступлением весны все как-то оживает. И чувства, которые застоялись за зиму, вдруг выплескиваются наружу. Может быть, того же ждешь от мужчин. Весна — пора надежд. Но пока "Февраль. Достать чернил и плакать..."