Вот решила написать и историю своей первой беременности, описать свои эмоции и чувства.

Я только закончила 9 классов, мне было 15 лет. С Сережкой мы встречались уже целый год. Был он старше меня на 2 года, казался таким взрослым и разумным. Именно он и настоял на "взрослых" отношениях. Понятия об контрацепции у меня, конечно были, но примитивные. Мама мне подсунула книжку типа "Мужчина и женщина", но многие моменты и нюансы были для меня непонятны. Спросить об этом маму было дико, у нас никогда не было доверительных отношений. Она работала до позднего вечера, отец присылал мне алименты (сначала 18 рублей в месяц первые годы, потом вообще перестал).

Мама приходила поздно вечером, мы молча ужинали (ужин я готовила). Вот и было все общение. Так что когда летом я почувствовала себя плохо, стало тошнить и начала кружиться голова, с беременностью я это не связала. Цикл у меня всегда был нерегулярный, я худышка по жизни, развитие скорее замедленное, чем быстрое. Состояние мое сильно ухудшалось, тошнило целыми днями, я перестала есть, и страшная догадка вырисовывалась в моей голове.

Первой узнала о моей тайне классный руководитель, Анна Петровна, она после уроков позвала меня к себе для разговора, стала осторожно расспрашивать о моем здоровье. Я не выдержала и разрыдалась прямо в ее кабинете и все рассказала — так тяжело было напряжение последних недель. Анна Петровна пошла разговаривать с моей мамой (по моей просьбе).Сама я просто не могла представить глаза своей мамы при этой новости. Леденящий ужас просто поселился у меня в душе, я до последнего надеялась, вдруг это все ошибка, я просто заболела, никакой беременности у меня нет. Ночевать я осталась у Анны Петровны. Как я потом узнала, мама после разговора с Анной Петровной пошла к родителям Сережки и устроила скандал с требованием жениться на мне. Короче, через полтора месяца мы все сидели за свадебным столом. Свадебка еще та получилась. Сейчас, когда прошло 18 лет, я уже с юмором воспринимаю некоторые моменты. Просматриваю свадебные фото и улыбаюсь: на них свекровь с плотно сжатыми в тиски губами, за всю церемонию она не проронила ни слова. До сих пор между нами холодные отношения, рождение внука смягчило ее, но она всегда считала, что я во всем виновата, неблагополучная девчонка "охмурила" ее сына с целью женить на себе. На других фото мама моя почти с таким же выражением как и у свекрови, восседает во главе стола. Я еще та красотка, похудевшая на 4 кг, от свадебной еды меня мутило, я ни к чему не прикоснулась. Похожа была на лемура — огромными глазами на худом лице. Один Сережка на всех фото улыбается во весь рот, он еще не понял, что на него навалилось, и во что он ввязался. Наиболее достойно вел себя отец Сережи, Олег Борисович. Он и руководил свадебной церемонией, да и потом был практически единственным человеком, который меня очень поддерживал.

Жить мы стали с Сережиными родителями. Нам выделили комнатку — маленькую, зато отдельную. Мама моя так в себя не пришла от таких событий, я все время чувствовала себя виноватой перед ней. Отношения у нас были сложные, мне так хотелось услышать слова поддержки от нее, но она закрылась от меня. И холодно на все отвечала: "Ты же теперь взрослая, сама все решаешь..." Я теперь, конечно, ее понимаю, так проявлялось ее переживание за меня, она сама, уставшая и мало хорошего видевшая за свою жизнь, хотела для дочери лучшей доли. Но, если у меня будет дочь (а я надеюсь, обязательно будет, а пока я мама трех сыновей), я буду стараться поддерживать ее в любой ситуации, потому что знаю, как тяжело морально переживать все одной.

Беременность была тяжелой — видимо, возраст мой сказывался, плюс нервное напряжение все время. Тем не менее, я готовилась к поступлению в медицинское училище. Я завела дневник, где каждую неделю измеряла себе живот и писала наблюдения. До самого конца я не могла поверить, что беременна, — очень уж я не была похожа на беременных женщин, которых видела на улице. Вес я набирала медленно, за всю беременность набрала 6 кг. Тошнило постоянно, мясо вообще не могла есть. Шевеления ребенка я начала чувствовать рано, на 17 неделе. Когда я лежала, просто видела, как мой живот приподнимается холмиком, кто-то легонько пинает его внутри. Как будто рыбка хвостиком бьет. Сережа поначалу заботился обо мне и старался играть роль мужа и отца. Но потом это быстро ему надоело, он стал пропадать вечерами. Да и ночами тоже. Жил обычной веселой жизнью. Меня это расстраивало, я же никуда не могла выйти из-за плохого самочувствия, и когда он возвращался, я устраивала разборки. Естественно, это еще больше ухудшало наши семейные отношения. Последние месяцы я жила с мамой, отношения с Сережей испортились окончательно, да и свекровь добавляла масла в огонь. Сама слышала, как она говорила: "Неизвестно? чей это ребенок. Сама она такой заморыш, даже ребенка выносить не может нормально. Пришла на все готовое." Жить с ней рядом с таким отношением было морально тяжело.

Тем не менее живот рос понемногу, сердцебиение было хорошим, лежал ребенок правильно. Я почему-то была уверена, что родится мальчик. Особой такой нежности я не испытывала, было скорее любопытство. В женской консультации я стояла в "группе риска". Когда я приходила на прием, меня не пропускала очередь, говорили: "Куда лезешь, девочка, видишь, тут беременные ждут". Такая я была худенькая, живота незаметно было вплоть до родов. На УЗИ я один раз ходила, все было нормально. Таз у меня узкий был, а плод крупный, решили делать кесарево и назначили срок. Но все пошло не так.

В 37 недель у меня отошли воды ночью, я проснулась мокрая в постели. И сразу начались схватки. Боль была ужасная. Мне было очень страшно. Мама вызвала "скорую".

Пока меня везли в роддом, я просто физически чувствовала, как мой ребенок пробивается наружу. Кесарево не стали делать — было поздно, ребенок опустился в таз. Дальше я помню смутно, мне дали наркоз. Родился мой сын при помощи щипцов, в асфиксии. Потом долго зашивали меня (впоследствии пришлось делать пластику, родить естественным образом больше я не могла, мои остальные детки родились с помощью кесарева). Дальше самое яркое воспоминание — меня встречают возле роддома мама, Сережа и его родители. Свекровь, заглянув в сверток, расплакалась и больше из рук его не выпускала, и я многое ей за это простила тогда. Так пришел в этот мир мой старший сынок, умница и красавец с очень сильным характером и чувством юмора. Горжусь им до слез, когда идет рядом со мной выше меня на голову, и все принимают меня за старшую сестру. Но сын всегда поправляет: "Нет, это мама моя, просто она очень красивая и молодая".

Лада, halagur@mail.ru