Начало

Американка Памела Друкерман с мужем Саймоном, дочкой Бин и сыновьями-близнецами живет в Париже. И восхищенно замечает, что французские дети умеют ждать и терпеть, в то время как они с мужем вынуждены подстраиваться под детские желания. Как научить малышей терпению?

Нет истерикам! Как научить ребенка ждать? Французский секрет

Мне начинает казаться, что дети и родители во Франции только и делают, что ждут. Сначала "метод паузы" — ребенок просыпается, и родители ждут. Потом режим кормлений — долгие перерывы между приемами пищи. А двухлетние дети, спокойно ожидающие в ресторане, пока принесут еду?

Кажется, французам удалось совершить чудо: их младенцы и дети постарше мало того что ждут, они не против подождать! Может, эта способность и отличает французских детей от других?

В попытке найти ответы на эти вопросы пишу письмо Уолтеру Мишелю, 80-летнему профессору психологии Колумбийского университета, эксперту мирового уровня, изучающему пределы детского терпения. Я навела о нем справки и прочла несколько его работ по теме. Объясняю, что нахожусь в Париже и изучаю французские методы воспитания; не мог бы он поговорить со мной по телефону? Мишель отвечает через несколько часов. К моему удивлению, он тоже в Париже. Не хочу ли я выпить с ним кофе? Через два дня сидим за столом на кухне в квартире его подруги в Латинском квартале, недалеко от Пантеона.

Мишель не выглядит и на семьдесят, не то что на восемьдесят. Бритый налысо и энергичный, он похож на бывшего боксера, но при этом у него милые черты, почти детские. Несложно представить его восьмилетним мальчиком из Вены, бежавшим из Австрии с семьей после того, как Австрия вошла в состав нацистской Германии.

Его семью в конце концов забросило в Бруклин. В девять Уолтер пошел в школу, но его отправили в подготовительный класс, где он учил английский и "ходил на коленях, чтобы не слишком выделяться среди пятилетних малышей, когда наш класс шел по коридору". Родителям Мишеля (интеллигентная семья среднего класса из Вены) пришлось открыть дешевый супермаркет "все по пять центов"; они едва сводили концы с концами. В Вене его мать страдала легкой депрессией, однако в Америке воспряла духом и впоследствии стала успешным дизайнером витрин. Но отец так и не смог пережить потерю социального статуса.

Этот опыт, полученный в раннем детстве — опыт аутсайдера, — помог ему сформулировать вопросы, ответы на которые он впоследствии искал всю жизнь. В тридцать с небольшим он произвел фурор в психологии личности, выдвинув теорию о том, что черты характера не постоянны, а зависят от контекста. Мишель женился на американке, его три дочери выросли в Калифорнии, однако в Париже он бывает каждый год: "Я всегда чувствовал себя европейцем, а Париж воспринимаю как главную европейскую столицу", — признался он.

Мишель прославился своим "зефирным тестом" (marshmallow test), придуманным в шестидесятые, — тогда он преподавал в Стэнфорде. В ходе этого эксперимента четырех- или пятилетнего ребенка заводили в комнату, где на столе лежал зефир. Затем экспериментатор объяснял малышу, что сейчас он ненадолго выйдет из комнаты, и если малыш продержится и не съест зефир до его прихода, то получит не один, а два зефира. А если съест — не получит ничего.

Испытание оказалось очень сложным! Из 653 детей, принимавших участие в эксперименте в 1960-е и 1970-е годы, лишь одна треть продержалась все пятнадцать минут до прихода ученого. Некоторые съедали зефир сразу. А большинство смогли подождать лишь тридцать секунд.

Нет истерикам! Как научить ребенка ждать? Французский секрет

В середине восьмидесятых Мишель навестил участников первого эксперимента, чтобы сравнить, есть ли разница между тем, как ведут себя "терпеливые" и "нетерпеливые" дети в подростковом возрасте. Связь прослеживалась отчетливая: те, кто в четырехлетнем возрасте удержался и не съел зефир, выросли более сосредоточенными и рассудительными. В исследовании, опубликованном Мишелем и его коллегами в 1988 году, говорится, что "в стрессовых ситуациях эти дети не теряют самообладания".

Так может, если заставлять детей ждать желаемого, как делают французские родители из среднего класса, они станут более спокойными и устойчивыми к стрессу? В отличие от детей, которые привыкли получать желаемое немедленно и в стрессовых ситуациях сразу устраивают истерики? Неужели французы снова "угадали" рекомендации ученых вроде Мишеля, следуя лишь традициям и инстинктам?

Бин, как правило, получает то, что просит, почти без промедлений, а чтобы зайтись в истерике, ей достаточно и секунды. Стоит мне приехать в Америку, и кажется, что несчастные орущие малыши, требующие, чтобы их достали из коляски, или, чуть что, бросающиеся на пол — часть окружающего ландшафта.

В Париже такого не увидишь. Здесь и младенцы, и дети двух-трех лет, привыкшие терпеть, непостижимо спокойны, если им не удается получить желаемое в ту же секунду. Когда я хожу в гости к знакомым французам, то сразу обращаю внимание, как мало их дети ноют и хнычут. Обычно все спокойны и поглощены своими делами, что в нашем доме, признаюсь, редкость.

Во Франции я регулярно сталкиваюсь с ситуациями, которые мне лично кажутся маленьким чудом: взрослые люди, имеющие маленьких детей, умудряются спокойно допить свой кофе до конца и вести нормальный полноценный разговор! Слово "ждать" даже является частью родительского лексикона: вместо того чтобы шикать на расшалившегося ребенка или кричать ему "хватит", французы просто отдают краткую команду, в переводе означающую "Ждать!"

Мишель не проводил свой "зефирный тест" с французскими детьми (хотя в данном случае зефир пришлось бы заменить на крем-брюле). Но как давний наблюдатель за местными обычаями, он не может не поражаться различиям между детьми французов и, скажем, детьми американцев.

— Складывается впечатление, — говорит мне Мишель, — что в Америке детям все сложнее и сложнее себя контролировать.

Он отмечает это даже в отношении собственных внуков:

— Мне не нравится, когда я звоню дочери, а та отвечает, что не может сейчас разговаривать, потому что ребенок тянет ее за рукав. Она не может даже сказать: подожди, я с твоим дедушкой разговариваю.

Вместе с тем, Уолтер Мишель отмечает, что умение ждать, характерное для французских детей, вовсе не означает, что их них вырастут счастливые взрослые, поскольку на это влияют и многие другие факторы.

— То, что ребенок плюется едой в ресторане, еще не говорит о том, что лет через пятнадцать он не сможет стать превосходным бизнесменом, ученым, преподавателем — да кем угодно!

Как бы то ни было, с детьми, умеющими ждать, семейная жизнь намного приятнее.

— Дети во Франции гораздо более дисциплинированны и воспитаны примерно так, как воспитывали нас, — говорит Мишель. — Когда к нам в гости приходят знакомые французы с маленькими детьми, это не означает, что нельзя будет поужинать, как традиционно принято во Франции... От детей здесь ждут, что они будут вести себя тихо, как подобает случаю, и тоже ужинать с удовольствием.

Нет истерикам! Как научить ребенка ждать? Французский секрет

Самое важное слово здесь — удовольствие. Французы вовсе не стремятся к тому, чтобы их дети были бессловесными существами и подчинялись беспрекословно. Родители просто не понимают, как можно получать от жизни удовольствие, если ты не можешь себя контролировать!

Мне часто приходится слышать, как родители во Франции велят своим детям "быть мудрее". Это выражение — sois sage — означает у них примерно то же, что у нас "веди себя хорошо". Однако значение его намного глубже. Когда я прошу Бин вести себя хорошо, стоя у дверей дома, куда мы пришли в гости, она напоминает дикое животное, которое просят стать домашним на час, — однако это не отметает того, что в любой момент моя дочь может взбеситься. "Вести себя хорошо" противоречит ее истинной природе. Но когда я прошу ее "быть мудрее", это значит, что она должна вести себя, как подобает, следуя голосу разума. Главное, что от нее требуется, — понимать, что рядом есть и другие люди и их необходимо уважать. Я словно намекаю, что она способна рассуждать мудро и контролировать себя. Что я ей доверяю.

Если дети хорошо себя ведут, это вовсе не значит, что им скучно. Детки моих французских знакомых умеют веселиться. По выходным Бин и ее друзья устраивают визг и часами носятся в парке. В Париже есть и более цивилизованные детские развлечения: кинофестивали для малышей, театры, уроки кулинарии, требующие терпения и внимания.

Мои знакомые парижане хотят, чтобы их дети развивались всесторонне, интересовались и искусством, и музыкой. Однако они не понимают, как можно всем этим насладиться в полной мере, не имея терпения. По мнению французов, самоконтроль — это умение спокойно пребывать в настоящем, не нервничая, не раздражаясь, не требуя. Только тогда детям может быть по-настоящему весело.

При этом французские родители и воспитатели вовсе не считают, что у детей бесконечные запасы терпения, и не рассчитывают на то, что младенцы будут, не пикнув, высиживать симфонии и официальные банкеты. Когда речь идет об ожидании, это обычно несколько минут или секунд. Но даже способность высидеть такой маленький промежуток времени радикально меняет жизнь родителей. Я убедилась, что секрет французских детишек, которые редко ноют и закатывают истерики, состоит в том, что у них выработан внутренний ресурс, позволяющий справиться с разочарованиями. Они не ждут, что все желаемое им тут же преподнесут на тарелочке. Когда французские родители говорят об обучении своих детей, речь идет прежде всего об обучении терпению, благодаря которому эти дети и не набрасываются на зефир, не выждав и полминуты.

Так каким же образом французы превращают обычных младенцев в ангелов долготерпения? И можно ли научить этому Бин?

Уолтер Мишель за свою долгую карьеру просмотрел сотни видеороликов с изнывающими от нетерпения детьми, участвующими в "зефирном тесте". И в конце концов уяснил, что в то время как нетерпеливые малыши полностью сосредоточены на зефире, терпеливые пытаются как-то отвлечься.

"Дети, которым легко дается ожидание, во время этой паузы мурлыкают себе под нос песенки, ковыряют в ушах каким-то оригинальным способом, шевелят пальцами ног, обращая это в игру", — сообщает ученый в своей книге. Те же, кто не умеет сам себя развлекать и лишь смотрит и смотрит на зефир, рано или поздно не выдерживают и съедают его. Из чего Мишель делает вывод, что сила воли происходит вовсе не из стоицизма, а из умения придумать способ, делающий ожидание более комфортным.

В последующих экспериментах ученые просили детей думать не о зефире, а о чем-нибудь другом, тоже приятном, например, о том, как мама качает их на качелях. При соблюдении этого условия время ожидания значительно увеличилось, несмотря на то, что дети знали, что они сами себя обманывают. Как только ученые возвращались в комнату, ребенок, в течение пятнадцати минут пытавшийся отвлечься, тут же съедал зефир.

Родителям необязательно намеренно учить своих детей "отвлекающим маневрам". Мишель говорит, что каждый ребенок обладает навыком ждать и реализует его, если родители дают ему такую возможность. "В воспитании часто недооценивают когнитивные способности маленьких детей, а они же просто удивительны, если дать им шанс развиться".

Родители во Франции именно это и делают. Не учат малышей отвлекаться каким-то определенным способом, а просто предоставляют им возможность научиться терпению на каждом шагу.

Статья предоставлена издательством "Синдбад"