Начало

В Череповец мы должны были подойти в 8.00 пятого дня путешествия, но ночью на Шексне мы простояли в тумане, поэтому опоздали на полтора часа. В начале экскурсии мы отправились в г.Белозерск.

Заняли места в автобусе и познакомились с замечательным экскурсоводом Лидией. Причал в Череповце, где остался нас ждать теплоход, расположен в двух шагах от исторической части города, от Воскресенского (ныне — Советского) проспекта. Именно по нему мы и отправились в путь. Лидия немного рассказала нам о том, что мы видели, но основной рассказ о городе нам предстояло услышать после обеда.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 2Нам опять очень повезло с экскурсоводом: Лидия не только много знает о своем родном городе, но и искренне любит свою родину. В её рассказе нет никакой ура-патриотичности или провинциальной наивности, она очень искренне и естественно рассказывает о всех проблемах и бедах города. И столько же искренне и естественно гордится его достижениями и победами. Меня, например, глубоко тронул её рассказ о старом городском парке, чуть ли не единственном месте города, где растут огромные дубы. В этот парк всегда приводят детей — учеников младших классов для того, чтобы собрать желуди как природный материал на уроки труда. И Лидия ребенком приходила туда, потом — её дети, а когда-нибудь придут её внуки...

Но мы уже выехали из Череповца, держим путь в Белозерск. От Белозерска до Череповца — около 90 километров. Для меня они прошли незаметно, т.к. Лидия всю дорогу интересно рассказывала об истории и обычаях Вологодского края.

Мы въехали в маленький чудесный городок (белозерские "небоскребы" стоят именно здесь, на окраине, высотой они аж в 3-4 этажа). Еще две минуты — и мы были уже в центре города. Городок Белоозеро (так раньше он назывался) стоит, понятно, на берегах Белого озера. Историю имеет славную и древнюю (дата основания — 862 год). Сейчас в городе проживает всего 11 тысяч человек. Мы были в Белозерске в понедельник, а накануне, в воскресенье, здесь отмечали день города, от которого остались пока неразобранные трибуны на городском валу. Вал когда-то окружал крепость, он и сейчас (в отличие от крепости) сохранился, по нему можно совершить "кругосветное путешествие" вокруг Кремля. Но, увы, у нас на это не было времени.

На территории Кремля сохранился действующий Спасо-Преображенский собор, также очень красивое здание (забыла, что в нем было раньше, сейчас — училище). Нас же провели к Княжеской гриднице, возле которой добрый молодец и красна девица торговали сувенирами. А в гриднице, как нам сказали, была на интерактивной экскурсии первая из наших групп. Осмотрев сувениры, мы стали ждать, что нам, так сказать, освободят место. Вот уж первые ласточки-туристы начали выходить из гридницы. Но выходили они как-то нехотя, а некоторые даже возвращались обратно. Наши сопровождающие уже немного нервничали, а мы были заинтригованы: что же там такое происходит, что они никак не выйдут? Стали появляться женщины (разного возраста) с восторженными лицами, которые, покидая гридницу, произносили одно и тоже: "Как же там интересно!" Нам тоже было уже не просто интересно, мы очень хотели поскорее попасть в гридницу и узнать, что же там происходит!

Наконец, последние представители первой группы покинули помещение, и мы смогли занять свои законные места. Нас встретила милая девушка, одетая в необычный костюм, и провела прямо в княжескую гридницу. Мы и не знали, что с этого момента исполняем роль княжеской дружины.

Хозяйка гридницы подробно рассказала нам о своем костюме (оказывается, по нему можно понять не только её национальную принадлежность, но и семейное положение — замужем, потому что голова покрыта платком, вероисповедание и т. д.). Но нам явно не хватало персонажей. Поэтому мы быстро выбрали князя (с этим было просто: в нашей группе было всего-то трое туристов мужского пола, причем один из них был совсем пожилым, другой не достиг даже 18 лет, а третий, к счастью, оказался мужчиной в самом расцвете сил, он-то и был нами откомандирован в князья. С княгиней вопрос мог затянуться, т.к. на трех "мальчишек" нас было штук тридцать "девчонок" разного возраста, но князь сам выбрал себе княгиню. Осталось нарядить юношу-туриста в двадцатикилограммовую кольчугу, и можно было начинать пир (виртуальный, к сожалению). Что мы с удовольствием и сделали, попутно освежив в памяти знания о том, как пировали в Древней Руси.

После пира нас повели к другому объекту на территории Кремля — длинной избе. Изба, действительно, была длинной, но вообще-то это у нее такое название — "Длинная изба викингов". Викинги в таких избах, попадая на Русь в своих набегах (или походах, как вам больше нравится), зимовали.

Хотя мы и знали, что сейчас в длинной избе — группа № 1, но сначала нам казалось, что там никого нет. Двери закрыты, из-за толстых стен не слышится ни звука. Но вдруг оттуда понеслись страшные завывания, сопровождаемые какими-то ударами. Мы стали нервно хихикать и переглядываться. Воинственное пение длилось несколько минут, а потом дверь открылась, и из избы повалили довольные туристы. Высокая девушка при этом сильно расшибла себе голову, так как вход в избу викингов оказался низкий (только нам с дочкой наклоняться не надо было, но у нас рост — метр с кепкой).

В избу нас сразу не пустили, к нам вышел настоящий живой викинг: огромный (рост под два метра), мощный, с целой копной вьющихся волос и пронзительными синими глазами. Он рассказал нам о внешнем устройстве избы, а потом пригласил внутрь.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 2Здесь все было наоборот: сначала мы выбрали жену ярла, т.е. вождя, которая сопровождала мужа в походе. Несмотря на знатный титул, в походе ей приходилось нелегко — ведь нужно было вести хозяйство (а помощниц у нее было одна-две всего) и кормить целую кучу здоровенных голодных мужчин. Потом мы выбрали ярла. Впрочем, как вы уже поняли, выбирать нам было не из кого, а потому в ярлы определили давешнего князя.

Итак, ярла нарядили и вооружили. Теперь нужно было выбрать двух воинов-охранников с кличками (и соответствующими им нарядами) Медведь и Волк. В Медведи направили бывшего княжеского воина — худенького юношу. Нарядили его в медвежью шкуру, заставив при этом раздеться до пояса. А вот с Волком вышла заминка. Пожилой турист категорически отказался активно участвовать в представлении. Что ж, испокон веков было так: когда мужчин не оставалось, на смену им приходили женщины. В результате воином-Волком стала моя дочка.

Когда все были одеты, как надо, усажены и расставлены по местам, мы поняли, что за звуки мы слышали, стоя у избы. Это была песня викингов, которую исполнял наш голубоглазый хозяин. При этом он ударял рукой по щиту, а Волк и Медведь били в пол копьем и мечом. О том, что мы все-таки в 21-м веке напоминал нам лишь назойливый писк мобильного телефона у кого-то из туристов.

Мы покидали избу викингов, но не седую древность. Теперь нам всем вместе (всем трем группам) предстояло увидеть древний поединок. Это теперь нам не хватает мужчин, а когда-то сражения происходили из-за прекрасных дам. На лужайке у княжеской гридницы в честном поединке сошлись голубоглазый викинг и добрый молодец (он же — продавец сувениров). Дрались почти всерьез, во всяком случае, некоторые чересчур любопытные туристы еле успевали отскакивать в сторону. Победил викинг, но прекрасная дама (сиречь служанка князя) выбрала побежденного добра молодца. Мы бы с дочкой выбрала викинга.

После битвы мы возвратились в автобусы, затем на теплоход. А потом — в путь, в Череповец.

После обеда мы идем в музей Верещагиных. Отец большого семейства Верещагиных (из многочисленных детей выжили семеро, шесть сыновей и одна дочь) был предводителем уездного дворянства. Ну, о его сыновьях — Николае (создателе сыроваренной и маслобойной промышленности России) и Василии (великом художнике) я уже упоминала. Один из сыновей — Сергей — был адъютантом генерала Скобелева, погиб под Плевной (Василий и еще один брат, Александр, получили в Болгарии ранения, Василий — очень тяжелое).

После посещения музея мы поехали по городу, сделав маленькую остановку на берегу Шексны, у речного вокзала, где стоит памятник Преподобным Афанасию и Феодосию Череповецким, самым чтимым в городе святым. Поблизости от памятника, на холме — музей еще одного необыкновенного человека, городского головы Ивана Андреевича Милютина. Наша Лидия рассказала нам о нем еще по пути в Белозерск. Для череповчан это человек-легенда. Он был городским головой 46 лет, именно его трудами и усилиями крошечный городишко (2700 жителей) не только вырос в размерах (до 100000 жителей), но и стал культурным центром, настоящими "северными Афинами". Благодаря Милютину через город прошла железная дорога, что позже позволило городу сделать рывок в индустриальное будущее. А еще мне показался интересным тот факт, что материальное благополучие семьи Милютина (его брат был крупным предпринимателем и помогал процветанию города финансово) заложила мать Ивана Андреевича. Оставшись вдовой с двумя маленькими сыновьями и небольшим полукустарным производством, полученным от мужа, она не побоялась взять кредит и заложить основу крупной судовладельческой компании. К сожалению, в дом-музей Милютина мы не попали, по программе нам теперь нужно было перебраться по вантовому мосту на другую сторону Шексны, чтобы посетить усадьбу Гальских.

Немного о топографии города Череповца. Как я уже сказала, его историческая часть (очень небольшая, да и как ей быть большой, если в начале 20-го века в городе проживало 10 тысяч человек) распложена рядом с рекой Ягорбой и местом стоянки нашего теплохода. А современный город раскинулся на обоих берегах и Шексны, и Ягорбы. Заречная часть, куда мы попали — район новый, с красивыми домами-новостройками, с таун-хаусами и коттеджной застройкой. Лидия обратила наше внимание на хозяйственность "новых череповчан": у многих коттеджей — парники с огурцами-помидорами.

Нашему водителю удалось так виртуозно объехать пробки, что мы оказались в усадьбе Гальских на полчаса раньше назначенного времени, опередив другую группу. В результате мы смогли вволю погулять по территории усадьбы до и после экскурсии. Усадьба расположена прямо на берегу Шексны (её очень хорошо видно с борта теплохода) и особенно ценна тем, что сохранилось не только главное здание, но и все дворовые постройки. Вплоть до конюшни. Но для меня эта усадьба стала своего рода символом города Череповца, символом того, что отличает этот город от многих других наших городов, символом надежды.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 2Дело в том, что в конце 90-х годов в основном здании усадьбы были коммунальные квартиры. Мы видели фотографии интерьеров после расселения жильцов. Одно слово — разруха. И вот к 2009-му году за счет средств федерального бюджета все было отреставрировано, открыт прекрасный музей. Такие события на фоне всеобщей коррупции рождают веру и надежду. И, как ни странно, именно такое чувство (во всяком случае, в моей душе) оставил сам город Череповец. Несмотря на плохую экологию, на дым над городом, на то, что город — совсем не роскошно-гламурный, а трудовой, в чем-то — суровый.

После экскурсии в музее (опять хороший экскурсовод и интересный рассказ о Гальских, о русской усадьбе) мы с дочкой рванули на конюшню. К сожалению, понедельник (а был понедельник) — выходной день у музеев и музейных лошадей. Поэтому покататься верхом нам не удалось. Зато мы познакомились с ганноверской кобылой Вегеллой, покормили её сухарями, погладили по умной красивой морде.

Потом мы покатались по городу, сделав остановку в заводском районе у Комсомольского парка и памятника металлургам. Черповец входит в тройку самых быстрорастущих городов России, сейчас численность его населения (309 тысяч) больше, чем в главном городе области Вологде. Думаю, не стоит объяснять, что бурный рост города связан с развитием крупных металлургических и химических производств. Сейчас они работают на полную мощность, у людей есть работа (пусть тяжелая) и зарплата. Город жив. А еще он достаточно чистый и зеленый. Особенно гордятся череповчане своими оригинальными каркасными клумбами: петушком, дракончиком, красавицей.

Мы не доехали до конца нашего маршрута, чтобы немного пройтись по исторической части города и сфотографировать часовню Преподобного Филиппа чудотворца Ирапского (в советское время в здании часовни был военкомат, отреставрирована она на средства частного предпринимателя) и Воскресенский собор. Всего в городе сейчас три действующих собора и три часовни. Это очень мало для такого города, остальные были закрыты и разрушены в советское время.

Утро предпоследнего дня мы встретили в любимом речными туристами городе Мышкине. Последняя наша встреча с ним состоялась в этом году в рейсе, открывающем навигацию. Поэтому в этот раз мы не пошли на экскурсию, а отправились в самостоятельную прогулку по городу. Посетили замечательный, берущий за душу военный мемориал.

Последнее утро круиза. Некоторые незараженные круизами люди часто говорят о замкнутости и неподвижности такого отдыха. Какая уж тут неподвижность! Даже в "дни на борту" (в нашем круизе таких не было) у меня ноги гудят от усталости от прогулок по палубам! Какая замкнутость пространства, если перед нами — просторы Волги, Шексны, Рыбинки...! А сколько интересного можно увидеть, гуляя по палубе с биноклем!

А еще здесь можно общаться. Если ты — бывалый речной турист, то почти наверняка на любом теплоходе в любом круизе встретишь старых добрых знакомых, с кем пройдены в прошлом другие речные круизы. Я даже для себя придумала такое сравнение для речных туристов: мы — как кочевники, которые идут своим путем по пустыне, но в оазисе обязательно встречаются с другими такими же кочевниками.

Итак, круиз кончается. До свидания, новые и старые друзья! До свидания, синяя палуба! До новых встреч!