Для тех, кто увлекается ландшафтным дизайном, тенистый сад — настоящий кладезь для творчества. Даже склоненным под тяжестью плодов яблоневым ветвям удается удачно вписаться в панораму цветников.

Как-то раз, листая семейный альбом, я наткнулась на фотографию сада пятнадцатилетней давности — первого года его освоения. Вспомнила наше былое уныние: половина участка тогда представляла собой открытую солнцу, затопляемую паводком низину, где у прежних хозяев были разбиты грядки "под овощи", а на другой половине, казалось, доживали свой век десять тридцатилетних яблонь. Там, где было посуше и вроде бы достаточно места для наших любимцев-цветов, царил полумрак от сплошь переплетенных ветвей деревьев. Прореживание крон, которое провели в первый сезон, ощутимого результата не дало. Но лето стояло жаркое, и тень деревьев в утешение нам давала спасительную прохладу и свежесть. Невольно думалось: столько лесов на нашей планете — наверняка под их пологом живет множество растений, для которых тень такое же наслаждение, как и для нас сейчас.

Для постижения "тайн сумрака" мы углубились в чтение специальной литературы, стали прислушиваться к мнению других садоводов и присматриваться к жизни подмосковного леса. Оказалось, что тысячи привлекательных растений не только переносят тень, но и гармонично развиваются лишь при частичном или полном затенении. Нижний ярус всех лесов умеренного климата и есть "тенелюбы", приспособленные к жизни под кронами более крупных растений в условиях ежегодного опада листвы и хвои. С детства знакомые по прогулкам в лес примулы, медуницы, копытни, ветреницы, живучки, осоки и папоротники во всем богатейшем видовом и сортовом многообразии гармонично вписываются в облик подмосковных садов. Легко приспосабливаются к нашему климату и растения — обитатели лесов и кустарниковых зарослей Канады, севера Западной Европы, Сибири, Дальнего Востока и Китая. Это горянки, гейхеры, хосты, роджерсии, джефферсонии, печеночницы, сангвинарии, бузульники и многие другие.

Для того чтобы жить в тени, широкие, горизонтально расположенные листья темных оттенков одних растений старательно ловят каждый лучик света; нежная, тонко рассеченная листва других, наоборот, избегает всякого контакта с солнцем; иные же растения приладились к условиям листопада, ежегодно образуя молодые почки поверх старых, как бы вылезая из слоя лесной подстилки. Находящиеся вблизи крупных деревьев тенелюбы не развивают глубокой корневой системы и не мешают соседям. А многие низкорослые виды вечнозеленые и прекрасно зимуют под плотным листовым "одеялом".

Подобные растения мы и собрали в небольшие симпатичные компании под старушками-яблонями, легко составив из них красивые цветочные композиции. Как будто природа сама задала им единый стиль, позволяя гармонично соседствовать рядом друг с другом.

Каждый цветник под деревом я условно называю комнатой. Этот термин запомнился после прочтения одного европейского журнала по садоводству. Действительно, тенистая часть нашего сада теперь представляет собой "многокомнатную квартиру" для большой растительной семьи, где "комнаты" разделены дорожками-коридорами. Есть и просторные "холлы"-газоны.

Специально газон мы не сеем, просто регулярно, один раз в две недели, скашиваем все, что вырастает в наших "холлах". Со временем тенелюбивые злаки и образовали мягкий плотный ковер. Опавшую листву осенью сметаем на цветники, хотя ее, как правило, рекомендуют сгребать и сжигать или компостировать, чтобы избавиться от зимующих вредителей. Толстое листовое укрытие помогает растениям в суровые зимы, а летом, перепревая, оно превращается в питательный перегной, поэтому земля под яблонями как пух. Опавшая листва и недостаток света дают еще один неожиданный результат — угнетается большинство сорняков, и прополки, по сравнению с солнечными участками, сводятся к минимуму.

Правда, некоторые бесспорные, казалось бы, плюсы однажды обернулись для наших питомцев значительным минусом. Долго стояла жара, и почва в тенистых цветниках стала пересыхать значительно быстрее, чем на открытых участках сада. Вода при поливе проникала через рыхлую почву, как через песок, стремительно достигая корней деревьев, и всасывалась ими, как мощными насосами, пытающимися спасти от испарения огромные, подставленные солнцу кроны и не оставляющими почти ни капли растениям у подножия дерева. Приходилось поливать, оставляя на земле шланг часами и временами перекладывая его. Благо тень давала возможность осуществлять полив и в дневное время (освещенным участкам полив в полуденные часы вреден). К сожалению, много воды сливалось на дорожки. Теперь частично сдерживать влагу удается благодаря плотному растительному бордюру по границам цветников из баданов, низкорослых хост, астильб, гейхер и камнеломок. А там, где часто пробегает наша собака, вместо растений мы разместили поросшие мхами камни.

Контуры цветников изначально спланированы нами в форме круга. Но некоторые растения (пельтифиллиумы, роджерсии, баданы) разрастались в разные стороны неравномерно, образуя живописные куртины. Не желая ограничивать их рост, пришлось изменить формы цветников на неправильные, с выступами и плавными переходами. Это внесло в общий вид тенистого уголка разнообразие и иллюзию большего простора.

Опасения, что весной цветники под яблонями из-за недостаточного тепла будут поздно просыпаться и медленно развиваться, оказались напрасными. Под необлиственными ветвями солнца бывает достаточно всем, даже посаженным между крупными растениями-солитерами небольшим семейкам мелколуковичных (хионодоксы, белоцветники, мускари и птицемлечники), которые вместе с примулами подчеркивают оригинальность весенних композиций.

А поскольку наши яблони стали давать урожаи бесперебойно, иногда по два-три года подряд, мы поняли, что вреда им от такого соседства нет.

Идея "тенистых" цветников пришлась по вкусу... лягушкам: есть где спрятаться в жару или куда зарыться на зимовку. Кстати, лягушки не оставляют никаких шансов комарам. Уже многие годы, несмотря на то, что в саду вырыт небольшой проточный пруд, даже в дождливую погоду нам неведома комариная напасть.

Так что не стоит бояться сумрака под ветвями старых яблонь.

М. Шалавеене
Статья предоставлена журналом "Наука и жизнь", № 8 2006 г.
Наука и жизнь