Содержание:

Как-то раз, на майские, решили мы с другом прокатиться на великах по Владимирской области. Глубинку посмотреть и себя испытать. Для разнообразия фотики брать с собой мы не стали, и нашу поездку я решила хотя бы записать.

К содержанию

День 1

Приехали в Муром около 5 часов утра. Пока Антон собирал и приводил в порядок велики, я успела познакомиться с вокзальными служащими и прослушать мини-лекцию об истории города. Оказалось, что город этот очень старый (почти 1200 лет), долгое время был закрытым и только недавно этот статус утратил. Вокзал, недавно отремонтированный, выглядел очень мило: маленький, чистенький, новенький, весь из камня, но, несмотря на это, внутри не покидало ощущение душевного тепла.

Погода с первых же минут «порадовала» холодным и мерзким дождём. Дав случайный круг по Мурому, мы настроили навигатор и двинулись вперед уже с его указующей помощью. Несмотря на неплохую спортивную форму, ехать получалось тяжело и лениво. Ноги никак не хотели шевелиться в бодром темпе, а тут еще и внезапно разболелись колени. Может, от холода, может, от непривычной нагрузки. Пригодились эластичные наколенники, насчет которых я долго сомневалась: брать с собой или не брать.

После 20 километров вялого невразумительного темпа Антон стал бережно уговаривать меня съесть что-нибудь сладкое, дабы энергии прибавилось. В конце концов, он принял здравое решение — силком напоить меня сладким чаем. Что и свершилось в деревне с романтичным названием Мошок.

От Мошка поездка пошла вдвое быстрее, сладкий чай бодрил и подгонял вперед с удвоенной силой. Ехали весело, временами наперегонки, временами с разговорами и шутками. Спустя примерно час прибыли в очередную деревню и решили разузнать у местных дорогу. В навигаторе кончался заряд, поэтому передвигаться мы старались преимущественно с помощью дорожных указателей и языковых возможностей. Оказалось, что весь этот час мы ехали бодро и целеустремленно... не туда! Настроение сразу упало.

Вздохнули, сделали привал, перекусили виноградом с сыром и двинулись в обратный путь, к почти родному уже Мошку... Выяснилось, что после указателя на нужную нам деревню дорога разветвлялась, причем на перекрестке указателей не было! И мы благополучно его проехали, по тому ответвлению, которое показалось нам вернее.

Кончались запасы питьевой воды. У забора одного из садово-огородных участков стоял и с любопытством смотрел на нас невысокий старичок лет 80, который с радостью отозвался на нашу просьбу набрать бутылочку воды. По энергичному блеску в глазах было заметно, что дедушка в молодости был тем еще сорванцом и явно любил пошалить. Вкратце расспросив, кто мы и откуда, старичок приступил к добыванию более интимной и волнующей информации. «А где вы ночуете?». «В палатке» — отвечаем. И тут (эх, была не была!) мужичонка, разинув в широкой улыбке беззубый рот, задал совсем уже дерзкий и нескромный вопрос: «Так вы, ребята, и спите вместе?». В глазах зажегся огонек, подобный которому просыпается в домохозяйках при просмотре особенно интригующих моментов сериалов. Дабы не расстраивать пожилого человека подробностями нашей личной жизни, мы оставили его в неведении и двинулись дальше.

Оставшаяся часть дня ничем не выделялась. Скажу без ложной скромности, что за день мы проехали ровно 150 километров, на что я считала себя в принципе неспособной. Мало того, вечером мы оказались в силах приготовить ужин и даже помыть за собой посуду! Поистине неисчерпаемы резервы человеческого организма.

К содержанию

День 2

Но оказалось, что наши самоистязания в первый день — всего лишь цветочки. Так сказать, моральный разогрев, подготовка к тому, что еще предстоит.

Во второй день мы заехали в знаменитый, воспетый самим Паустовским, Мещерский заповедник.

Первое впечатление было чудесное! С дороги я увидела краешек церквушки, и мы решили свернуть и полюбоваться. Вид открывался великолепный: поляна, ярко-зеленая от весенней травы, выходила к небольшому озеру, до краев полному синим отраженным небом. А на другом конце озера возвышалась небольшая и невероятно красивая церковь. Мы сидели на поляне, грелись под первым по-настоящему теплым солнышком, пили молоко и наслаждались открывшимся видом под пение птиц. Волшебное ощущение!

Немного позже, налюбовавшись на Мещерские озера, мы заехали в довольно крупную деревню. Она оказалась тупиковой, посему мы сделали привал, достали карту и стали думать, куда же двинуться дальше. По-хорошему, нам пора было уже направляться в сторону Владимира, к конечной точке путешествия. Но для этого нужно было повернуть назад и снова проехать той же дорогой. А это скучно.

И тут меня угораздило увидеть на карте ведущую от тупиковой деревни маленькую черную ленточку... Проселочная дорога! Судя по всему, она должна была сэкономить нам добрую сотню километров, да и назад поворачивать не нужно. Это был идеальный выход из положения! Оставалось только найти эту дорогу и узнать, ездят ли еще по ней. Мы и не подозревали, к каким приключениям приведет нас в итоге эта тонкая полосочка на карте...

Расспросив местных, выяснили следующее: дорога действительно существует, летом по ней даже перемещаются люди, а вот весной проехать невозможно. «Моста-то нету», — повторил нам несколько раз местный дядька-мотоциклист. Вообще мы заметили у деревенских жителей одну презабавную особенность. Помимо того, что все они приветливы и не прочь пообщаться, темы для разговоров с незнакомцами у них придумываются с трудом. Поэтому ответив на наши вопросы и не дождавшись новых, местные частенько начинали отвечать на них заново. И так по кругу, до новых вопросов или нашего поспешного бегства.

Поразмыслив, и, как нормальные безумные люди, решив рискнуть, мы всё-таки запланировали путешествие по этой проселочной дороге с конечной точкой в деревне Иванищи. Но о деревне чуть позже...

Дело осталось за малым: добыть продуктов, некое подобие котелка (обязанности которого у нас до этого выполняла металлическая тарелка) — и вперед, навстречу Иванищам! Решили купить творога, а также гречку с овощами и тушенкой. Но в первом же магазине столкнулись со странной проблемой. В ответ на обычный вопрос: «А у вас творог есть?» на нас посмотрели как на ненормальных и гневно ответили: «Нет. Понедельник же». Мы почувствовали себя чуток неуютно и бестолково. Действительно, и как мы сразу не догадались! Оказалось, что в этой деревушке по понедельникам ни в одном из магазинов творог не продают. Такая вот местная особенность.

Затарившись едой, мы уютно устроились на полянке и стали морально готовиться к поездке по дороге, на которой «моста-то нету». Грызли казинаки и пили творогозаменитель — ряженку. И тут, привлеченный неординарностью нашего внешнего вида, к нам подошел пообщаться местный алкаш. На его навязчивые расспросы и предположение, что мы муж и жена, Антон объяснил: «Да. И у нас медовый месяц. Только мы одни хотим побыть». И таким интимно-утробным тоном добавил: «Ну, ты же понимаешь?». Мне почему-то жутко захотелось его нежно чем-нибудь огреть...

Пока искали начало проселочной дороги, фантазировали о том, что у кого-то, взамен южных приторно-расслабленных курортов, и правда могли бы быть такие медовые месяцы. Наверное, разводов стало бы куда больше — и уже в самом начале семейной жизни. Ибо испытания, подобные тем, что мы выдержали за эту поездку, показали бы истинную сущность каждого, которую иногда можно узнать лишь за долгие годы. И думаю, сломили бы многие страстные начинания... А у кого-то, у меньшинства, — наоборот, укрепили бы.

Дорога превзошла самые печальные ожидания. Грязи было не просто по колено. Мало того, что она перемежалась большими качественными лужами, ее к тому же успели изрядно помесить курсирующие туда-сюда местные бульдозеры: где-то шла вырубка леса. О поездке на велосипедах по такой чаче нечего было и думать. Но ничего. Мы терпеливо слезли и повезли наших коней пешком. Хотя подозрения в безумии затеи уже зародились.

Через некоторое время заметили, что нас настойчиво догоняет пешком еще один велосипедист, в резиновых сапогах и с уверенностью во взгляде. Остановились, дождались, разговорились. Мужик сразу представился, с гордостью сообщив, что он из госинспекции. С сомнением покосился на нашу обувь и поведал, что по дороге этой дальше мы не пройдём. Впереди разлилась река Бужа, а мост через нее до сих пор не построен. А вот на зимнике, радостно и гордо рассказал госинспектор, мост они недавно соорудили. Правда, Бужа сейчас широкая, и до моста придется дойти по воде. Но нас уже ничего не пугало.

Мужик традиционно повторил свое сообщение еще пару раз (тоже ведь деревенский житель, хоть и инспектор), и, пожелав друг другу удачи, мы разошлись.

Зимник начинался прямо от местного кладбища. Ожидая самого худшего, мы приятно удивились: в отличие от первой, дорожка эта была чистая и ровная, хоть и встречались иногда небольшие лужи. Мечталось, что если таким будет весь путь, то запланированные 30 км до Иванищ мы проедем за пару часов. Как же далеки от реальности оказались эти мечты...

Мост был именно таким, как нам его описали. Чтобы до него дойти, нужно было замочить ноги всего лишь по колено — а разве это страшно?! Вещи и велики через брод до моста мы перевезли в два захода и присели, довольные, что самое страшное уже позади. И какие же смешные эти местные, что решили запугать нас таким детским бродом. Ха-ха.

Но самое интересное только начиналось. Оказалось, что Бужа не просто разлилась, временами она прямо-таки наглым образом затапливала нашу дорогу. И если обычно лужу удавалось перейти по краешку, а иногда — ведя велосипед по воде и опираясь на него, перепрыгивать с кочки на кочку, то в один чудесный момент перед нами предстала «лужа», конца и края которой ни вправо, ни влево не было видно... А места в Мещерском заповеднике безлюдно-дикие, и по лесу с нагруженными велосипедами далеко не уйдешь.

Сели молча, стали думать, что делать. Я: «Так. Если Антон пойдёт первым и нормально ее перейдет, то и я перейду. Хоть цвет у воды и противный, да и холодная (не лето ведь!), но не поворачивать же назад?..» Антон: «Та-ак. Сейчас она скажет, что в эту воду не полезет — побоится простудиться или побрезгует, и мы повернем назад...». В общем, казалось, что всё трагично. Но, несмотря на свои мрачные мысли, Антон решил рискнуть и с уверенностью в голосе сказал: «Ну что. Надеваем сланцы, шорты — и вперед!».

Воды в луже оказалось по верхнюю треть бедра, она была холодная и вонючая, а дно — илистое и скользкое. Но я видела, как впереди меня идет Антон, несет при этом все наши вещи на горбу и тащит за собой велосипед (который пришлось разгрузить, иначе вещи бы промокли), и это бодрило.

Дальше на нашем пути таких «луж» встречалось еще очень и очень много. У нас даже выработался при виде них молчаливый ритуал: если лужа небольшая — ставим велосипед на воду и, опираясь на него, идем по краешку доступной суши. Если лужа широкая — Антон привычными движениями перегружает ношу с велика на себя, и мы переходим вброд. Шорты со сланцами обратно мы даже не переодевали...

Вот так, в темпе улитки, мы продвигались к нашей цели — заветным Иванищам. Но ближе к вечеру на пути у нас вдруг возникла такая лужища, что переходить ее вброд было просто безумием. Она выглядела как полноценное озерцо. Стало ясно, что пора вставать на ночлег — утро вечера мудренее.

А вечер был просто волшебным! То ли от пережитого, то ли от окружающего абсолютно безлюдного леса (какой нормальный человек станет через все эти препятствия ломиться?), то ли от всего сразу. В этом лесу и воздух был другой, и, главное, звуки — я никогда еще не слышала такого приятно-многоголосого пения птиц... И, конечно, ни одного фантика в этом лесу нам не встретилось, что в наше время — редкость.

Пока готовилась гречка, пили чай со вкусняшками и болтали о разном. Например, о таинственных деревьях, которые не раз встречались по пути. Деревья эти были обгрызены на высоте примерно полутора метров от земли. Причем, кем-то крупным обгрызены — на земле вокруг валялись щепки иногда величиной с ладонь. Такое ощущение, что их кто-то изрубил топором. Но зачем и почему всё нарубленное оставил — непонятно... А может быть, это какой-то безумный бобер выбрал нестандартный путь, решил вскарабкаться на дерево повыше и уже там над ним поработать, — фантазировали мы. Или дятел-гигант не в меру увлекся и искромсал дерево в поисках жучков так, что и от дерева-то уже ничего не осталось... В общем, мы терялись в догадках. О страшном думать не хотелось.

Продолжение следует.