Содержание:

В ходе Чемпионата «Ясли-сад» судей удивили «недетские» результаты, которые показывают малыши. Заподозрив юных рекордсменов в использовании допинга, они опросили экспертов-тренеров о том, как они сами пришли в большой спорт. Возможно, они знают какой-то секрет?

Анжела — тренер по верховой езде, 20 месяцев: «Я всегда знала, что стану наездницей — я с детства была стройная и ловкая. В полгода я уже ездила верхом на маминой коленке. Я смеялась и визжала — так захватывало дух, когда мы падали в ямку.

Потом настала папина очередь. Он был такой смирный конь, даже скучно. Покорно вставал на четвереньки, я садилась ему на спину, и мы отправились на прогулку по квартире. Однажды я схватилась за папины уши, чтобы не упасть на повороте. Но это ему почему-то не понравилось. Эх, были бы у папы мамины волосы, было бы надежнее! Но папа зачем-то лысый.

Однажды я хотела выехать на папе во двор и показать друзьям, как мы лихо скачем, но он сказал, что лошадки не умеют ходить по ступенькам, и вообще он уже не в том возрасте, чтобы принародно бегать на четвереньках. И я его пожалела: ну конечно, он уже совсем старенький, ему скоро 33.

После первых тренировок папа стал требовать, чтобы мама давала ему яблочный сок с кальцием так же, как и мне, потому что ему тоже нужно укреплять кости. „А не то наезднице придется менять свою загнанную лошадь“, — сказал папа.

Но мама не согласилась. Она сказала, что это специальный сок для юных жокеев, от него хорошо растут мускулы, а они нужны, чтобы удерживать равновесие. „Лошадкам нужен совсем другой сок — из ячменя“, — сказала мама и разрешила папе взять одну бутылочку в холодильнике.

А потом мне купили лошадку Элли — большую и лохматую. Она послушнее, чем папа, и всегда кивает мне головой. Я научилась залезать на нее, сидеть у нее на спине и даже могу выполнять разные трюки, как жокеи в цирке — за шерсть удобнее держаться, чем за папины уши. Когда к нам в гости пришли Вовчик с Никиткой, глядя на их успехи в спорте, я поняла, что уже большая, и пора мне делиться опытом с подрастающим поколением».

Никита — тренер по футболу, 24 месяца: «Раньше я хотел придумывать одежду и прически, но папа сказал, что дизайнерами могут быть только мальчики какого-то другого цвета (я забыл, какого), а мне нужно заняться мужским делом — например, футболом, тогда он сам сможет меня тренировать.

Сначала на ворота поставили маму, а я должен был ударить по мячу. Но когда она встала в дверях (то есть, в воротах) со сковородкой в руках, уже не осталось места для мячика. „Так мы никогда не забьем“, — сказали мы. Мама обиделась и ушла. И мы не стали бить. Конечно, закатить мяч в пустые ворота проще, но, во-первых, это нечестно, а, во-вторых, неинтересно.

И тогда папа поставил на ворота меня. И тут выяснилось, что у меня тоже ничего не выйдет. Я зажмурился, потому что боюсь остаться без зубов и стать как дедушка. А еще мне скучно стоять на месте.

Короче, мы с папой поменялись. Он встал в ворота, а я поставил мяч на 11-метровую отметку (это так папа сказал, а мама удивилась, где он на нашей восьмиметровой кухне нашел эту отметку) и отошел подальше, чтобы разбежаться.

Разбег не получился: я почему-то упал. Но по мячу все-таки ударил. Головой. Гооол!! Это был первый гол в моей профессиональной карьере, и я до сих пор им горжусь, футбол — это серьезная игра, не то, что гимнастика Вовчика. Мама сказала, что такими темпами я скоро буду играть в финале Кубка УЕФА, и наградила меня... пакетиком с морковным соком.

Она сказала, что каротин, который в морковке, нужен нападающему для меткости, поскольку улучшает зрение. И еще мы решили, что теперь не папа должен меня тренировать, а я его. Так я и стал тренером».

Вовчик — тренер по гимнастике, 16 месяцев: «Когда я был маленьким, я „нырял“ в кроватке, взрослые почему-то всегда смеялись. А вышло все случайно. Стою я как-то на четвереньках, надо мной висит странный желтый заяц. Надо было его рассмотреть поближе: до чего же странный цвет — зайцы такими не бывают. Может, он не настоящий? Далеко слишком, вот досада! Надо подвигать попой — раскачаться, тогда дотянусь, может быть.

Опять ничего. Качаюсь сильнее (ух ты, как здорово, как на качелях, но упасть не страшно!). И вот он — победный рывок, ура, получилось! Я схватил зайца и рухнул вместе с ним носом в подушку.

Заяц мне не понравился. Он какой-то молчаливый и грустный, зато теперь я могу „двигать попой“ и прыгать на четвереньках!

А потом я изобрел кувыркание стоя. Тоже случайно — просто очень хотелось посмотреть, как выглядит мир вверх ногами. Я наклонялся, наклонялся, ну и кувыркнулся случайно. Пришлось сначала начинать (я не все успел рассмотреть) — и опять кувыркнулся. И, знаете, мне понравилось.

Еще я придумал прыгать через кота. Мы с Анжелкой и Никитой целыми днями тренировались (главное — не опираться коту на спину, а сразу прыгать, иначе будут мявки и царапины). И тогда меня стали звать на тренерскую работу. Я подумал, что уже пора делиться опытом. Мне же не жалко, а людям полезно.

В чем секрет моего успеха? Мама говорит, что главное — хорошо кушать. Я люблю овощное пюре и фрикадельки, а еще обязательно ем творог и пью банановый сок с кальцием. Говорят, гимнастам особенно важен кальций, укрепляющий косточки, помогающий быстро расти и стать самым зубастым. У меня есть цель — научиться висеть на перекладине, держась зубами, как в мультиках. Ну конечно, когда будет чем держаться».

К содержанию

* * *

Сопоставив рассказы экспертов, с памперсов дружно шедших к спортивным высотам, комиссия выявила, что единственным общим моментом в режиме дня и подготовки спортсменов был регулярный прием фруктовых соков с кальцием. Члены комиссии решили опробовать действие сока на себе. Вывод однозначный: сок действительно поднимает жизненный тонус, но не возбуждает и не обезболивает как наркотики, не дает побочных эффектов и не вызывает привыкания, поэтому допингом считаться не может. Результаты конкурса пересматриваться не будут.

Журналистское расследование