Спустя две недели после того, как беременность заявила о себе двумя красными полосками, начался ранний токсикоз. Сначала события развивались по прежнему сценарию: постоянное чувство тошноты и противное послевкусие во рту.

Так же было и с Артемкой. Тогда за первый месяц беременности я поправилась на три килограмма и весьма походила на жвачное животное. Благо, тогда была ранняя осень, и меня спасало обилие сезонных фруктов и овощей. Весной же деревянные яблоки с травянистыми огурцами особо впечатляют. Есть я стала еще более калорийно, и уже за две недели набрала два кг. А потом к тошноте присоединилась рвота. Не только по утрам, но и в течение дня. И к концу месяца я снова вернулась к прежнему весу.

Особые неприятности мне стали доставлять различные запахи. Запах горячей воды сделался для меня просто невыносим, а открывание холодильника оказалось сродни подвигу. Большой ковер из зала пришлось убрать до лучших времен - ежедневными стараниями маленького сына он превратился в средоточие зловоний. Странно, но никто кроме меня этого не замечал. А я даже не могла ходить в гости, где есть маленькие дети - при виде описанных штанов у меня начинался нервный тик. Благо, к двум годам Темка научился не только ходить на горшок, но и самостоятельно выливать его содержимое в унитаз.

В двенадцать недель я сходила на УЗИ. Муж впервые присутствовал на этой процедуре вместе со мной. Увиденное на мониторе произвело на него впечатление. Он радовался как ребенок, хотя и двухмерное изображение труднодоступно для восприятия неспециалиста. Я же пожалела, что он не видел маленького Темку.

- Похоже, у вас мальчик, - предположил врач

- О, два пацана! Это круто! - мужа радовало все происходящее в этом кабинете.

- Ты же тоже девочку хотел, - удивилась я

- Не-а.

"В двенадцать недель пол определить невозможно", - успокоила я себя, выйдя за пределы Центра планирования семьи.

К пятнадцатой неделе токсикоз начал ослабевать, но неприязнь к запахам сохранилась. Наступала летняя жара - еще одно обстоятельство не в мою пользу.

Сын проводил много времени в надувном бассейне, я, присматривая за ним, вынуждена была жариться на солнцепеке.

- Как ты загорела! - восхищались знакомые.

- А мы вот не могли во время беременности на солнце находиться, - делились подружки.

Меня это умиляло: "Погодите, со вторым сможете - нет слова "не могу", есть слово "надо"".

В шестнадцать недель я пошла сдаваться в женскую консультацию. Перешла на другой участок, к очень внимательной пожилой гинекологине. Мое предыдущее общение с участковым врачом и акушеркой не назовешь приятным. И я была настроена решительно - если и здесь плохо примут, пойду в платный центр. Там хоть за свои деньги ты покупаешь вежливое отношение к себе. Но, к счастью, в этот раз мне повезло больше. Врач вежливо поинтересовалась, почему я так поздно встаю на учет. Я в шутку ответила, что теперь уже ничего не боюсь, мол, плавали - знаем.

Контакт был установлен, и наше дальнейшее "сотрудничество" не принесло мне особых проблем. Узнав, что у меня маленький ребенок, мне разрешили приходить в удобное для меня время и даже приводить ребенка с собой на прием.

В первую беременность нервное напряжение, связанное с посещением ЖК, и многочасовые сидения в очереди спровоцировали у меня повышение давления. К этому сроку я уже успела полежать в роддоме и выпить кучу таблеток. Сейчас же - неизменные 120 на 80.

Омрачил мое состояние только гипертонус миометрия. Нужно было больше отдыхать, не поднимать ничего тяжелого. Имея двухлетнего ребенка и не имея поддержки со стороны, я восприняла эти рекомендации чем-то из области фантастики. Я стала приспосабливаться: перевела детский стульчик в низкое положение, чтобы сынок смог сам в него забираться, ежевечернее купание сына поручила мужу, старалась не покупать много продуктов за один раз.

Вдруг нам удалось решить квартирный вопрос. Еще до беременности у нас с мужем возник разговор.

- Темка подрастает, становится тесно всем в одной комнате, - говорит муж, глядя на гору Артемкиных игрушек, лежащих посередине зала.

- Да, но перспектив-то никаких, - вздыхаю я

- Все равно надо что-то делать...

- Да, ладно, тебе. Троим места в однокомнатной квартире хватит, а вот когда заведем маленького, тогда и думать придется...

Прошло два месяца, и как гром среди ясного неба - у нас будет еще один малыш. А потом все как-то само собой разрешилось. Разменялись со свекром, продали машину - и вот уже въезжаем в трехкомнатную в нашем же доме, только в другом подъезде. Не даром люди говорят, даст Бог зайку - даст и лужайку.

В девятнадцать недель я не выдержала и пошла на УЗИ. Со стопроцентной уверенностью увидеть свою Алиску. Разделась, легла.

- Плод один, живой, - диктует врач медсестре, - А вы кого ждете? Мальчика или девочку? - обращается она ко мне

- Девочку. Мальчик у нас уже есть.

- Да? Ну, значит, будет два мальчика...

Я не верю своим ушам.

- А это точно? Хорошо-хорошо видно?

- Да...

К монитору подходит медсестра.

- И я вижу. Точно - пацан. Да не расстраивайтесь вы так, вот у меня тоже два сына. Это же так здорово!

Я на ватных ногах выхожу к мужу. Он недоумевает: "Так и в прошлый раз говорили, что мальчик. А ты думала кто?"

Два дня чувствую себя потерянной. Не то, чтобы я не хотела мальчика. Просто в какой-то момент поняла: у меня никогда не будет дочери. Эта мысль казалась мне невыносимой, как будто раз и навсегда у меня отняли надежду.

- Родишь третьего, - успокаивали меня родные.

- А вдруг опять мальчик? - не унималась я.

- Да ты только представь, у тебя никто не будет утаскивать из под носа последние целые колготки, - пошутила моя мама.

А уж с этим аргументом я не могла не согласиться.

К концу недели я не только смирилась с тем, что у меня сын, а еще и нашла массу преимуществ. Во-первых, им с Темкой будет интереснее вдвоем. Во-вторых, после Артема остается много костюмчиков, комбинезонов, ботиночек - это позволяет существенно сэкономить на одежде. В-третьих, у них будет одна комната на двоих, в которой для экономии пространства будет стоять двухъярусная кровать. В-четвертых, у мальчишек будут общие игрушки - машинки на дистанционном управлении, трансформеры, конструкторы.

Последним аккордом в этой пьесе сомнений послужил приезд четырнадцатилетней двоюродной сестры. Привычным движением она открыла мой гардероб и начала исследовать его недра.

- А это ты где покупала? На распродаже? Сколько стоит? Дай надеть!!!

- А эти брюки ты еще планируешь надевать? Да? Да пока ты родишь, пока опять в форму войдешь - они уже из моды выйдут. Подари мне!!!

Потом сестренка переключилась на бижутерию и косметику.

- А эта помада так здорово подходит к моему цвету лица. А тебя, по-моему, бледнит...

Закончив с разбором моих вещей, мы приступили к чаепитию. Как бы между делом сестра вспомнила: "А у тебя мальчик будет, да?"

- О, да! - не скрывая радости, воскликнула я.

Сейчас двадцать шесть недель. Осталось почти три месяца ожидания. Столько еще нужно сделать, столько всего успеть. Как замечают многие опытные мамочки, вторая беременность проходит гораздо быстрее. Меньше концентрируешься на беременных страхах и опасениях, больше внимания уделяешь себе и близким. Иначе говоря, продолжаешь жить настоящим, наслаждаясь и одновременно преодолевая момент ожидания.

Лариса Балан, la792005@yandex.ru.