"Вот заболею и умру", - решил мальчик (а, может быть,
девочка, а, может быть, это я - маленькая
или ты, человек, читающий эти строчки).
"Умру и тогда они все узнают, как им без меня будет плохо".
(из тайных мыслей многих мальчиков и девочек,
а также - невзрослых дядей и тетей).

Наверное, у каждого человека хоть раз в жизни была такая фантазия про свою болезнь и смерть. Это когда кажется, что ты больше никому не нужен, про тебя все забыли и удача отвернулась от тебя. И хочется, чтобы все дорогие тебе лица с любовью и тревогой обратились к тебе. Одним словом, не от хорошей жизни возникают такие фантазии. Ну, разве среди веселой игры или в день рождения, когда тебе подарили то самое, о чем мечтал больше всего, разве тогда приходят такие мрачные мысли? Ко мне, например, нет. И ни к кому из моих знакомых то же.

Такие сложные мысли не приходят в голову очень маленьким детям, тем, которые еще не учатся в школе. Они про смерть еще вообще мало знают. Им кажется, что они жили всегда, не хотят понять, что когда-то их не было, и, тем более, что их когда-то не будет. О болезни такие малыши не думают, больными, как правило, себя не считают, и не собираются прерывать своих интересных занятий из-за какой-то ангины. Зато как здорово, когда мама тоже остается с тобой дома, не идет на свою работу, и целый день щупает тебе лоб, читает сказки и предлагает что-нибудь вкусненькое. А то еще (если ты девочка), обеспокоенный твоей высокой температурой папка, придя с работы, сгоряча обещает тебе подарить золотые сережки, самые красивые. И тут же бегом приносит их из какого-нибудь укромного местечка. А если ты хитрый мальчик, то возле твоего печального одра могут навсегда помириться мама и папа, которые еще не успели развестись, но уже почти что собрались. А когда ты уже поправляешься, тебе накупят всяких вкусностей, о которых ты, здоровый, даже и помышлять не мог.

Вот и думай, стоит ли долго оставаться здоровым, когда про тебя целый день никто и не вспомнит. Все заняты своими важными делами, например, работой, с которой родители часто приходят злые-презлые, и ходят по дому, и только знай себе придираются то к твоим немытым ушам, то к разбитым коленкам, как будто бы в детстве сами их мыли и не били. Это если вообще заметят твое существование. А то один под газету от всех спрятался, "мама - барыня такая" (из реплики маленькой девочки, приведенной К.И. Чуковским в книге "От двух до пяти") в ванную стирать отправилась, а тебе некому показать свой дневник с пятерками.

Нет, когда болеешь, жизнь определенно имеет свои приятные стороны. Любой смышленый ребенок может веревки вить из своих родителей. Или шнурки. Может быть, поэтому на подростковом сленге родителей так иногда и зовут - шнурками? Точно не знаю, но предполагаю.

То есть, ребенок болеет, конечно, не специально. Он не произносит страшных заклинаний, не совершает колдовских пассов, но внутренняя программа выгоды болезни время от времени самозапускается, когда другим способом достичь признания среди своих близких не удается.

Механизм этого процесса несложен. То, что организму и личности в каком-то плане выгодно, реализуется автоматически. Причем, у детей, да и у почти всех взрослых, не осознается. В психотерапии это называют рентным (т.е. дающим выгоду) симптомом. Таким способом можно получить много желанного, например, удержать мужа от попытки уйти к другой женщине "сердечным" приступом - и он останется, раздавленный, покоренный, даже научившийся быть довольным этой жизнью, пока не уйдет из жизни первым от какой-то внезапной сосудистой катастрофы. Бывают и другие судьбы.

Он оставил ее больную, с высокой температурой, с детьми на руках. Ушел и не вернулся. Она, придя в себя и столкнувшись с жестокой необходимостью жить дальше, сначала чуть не тронулась, а потом просветлела умом. У нее даже открылись способности, которых раньше не было - рисование, стихи. Муж потом к ней вернулся, к той, которую не страшно бросить, а потому и не хочется бросать, с которой рядом интересно и надежно. Которая тебя не грузит, а помогает нести.

У Агаты Кристи, по свидетельству одного из своих биографов, сложилась судьба, похожая на эту. Ее оставил муж, когда она хоронила свою мать. И, еще находясь в одном горе, она потеряла память от второго. Где она блуждала, потом сама вспомнить не могла. А, придя в себя, вспомнила детские стишки про Шалтая-Болтая:

Шалтай-Болтай сидел на стене,
Шалтай-Болтай свалился во сне.
И вся королевская конница,
И вся королевская рать,
Не могут Шалтая, не могут Болтая,
Шалтая-Болтая собрать.

Это она сама - Шалтай-Болтай. И нет никого, кто бы смог ее собрать. Собирать себя надо было самой. Вот выдержка из биографии Агаты Кристи Маргариты Ковалевой.

"И вот я осталась одна. Теперь мне следовало выяснить, что я за человек - и не стала ли я непоправимо зависимой от других, как я боялась... Теперь мне не о ком думать, не с кем считаться, кроме себя самой".

Это не приступ эгоизма. Наоборот, это признание в зависимости от других. Агата хорошо понимала себя: "По характеру я относилась к собакам: собака сама не пойдет на прогулку, если ее кто-нибудь не возьмет с собой, не выведет. Возможно, мне предстояло остаться такой на всю жизнь. Но я надеялась на лучшее".

Ее бегство из дома - поступок человека, потерявшего себя... Но она решила обрести собственный облик. Два года после смерти матери она не писала. Она собирала себя после "великого падения".

Речь шла почти что о воскрешении из мертвых. Сказать заранее - она вышла победительницей? Да, потому что она сохранила способность меняться, побеждая обстоятельства, она получила свой жизненный урок, стала сильной, и эту ее новую изменчивость я сравню скорее с умением античного божества, Протея, менять облик по собственному желанию.

Агата Кристи отлично отдавала себе отчет в своих возможностях и способностях. "Я никогда не старалась во что бы то ни стало заниматься тем, что у меня получается плохо, к чему у меня нет способностей от природы". Составила длинный список того, что не может делать и что может. Второй начинался так: "Ну что ж, я могу писать". У нее был отличный девиз: "Не можешь вести поезд - смазывай колеса!"

Так как же нам относиться к мужьям в этой ситуации? Я думаю, что дело не только в мужьях, а в той различной позиции, которую заняли женщины. Одни из них пошли по пути эмоционального шантажа, другие - использовали возникшую трудность как шанс стать самими собой, настоящими. Кстати, Агата Кристи вышла замуж потом, на сей раз счастливо. Они своей жизнью реализовали основной закон дефектологии: любой дефект, недостаток, является стимулом к развитию личности, компенсации дефекта.

Не было бы счастья, да несчастье помогло.

"Людям нужна сила трения, которая их останавливает, чтобы они хотели двигаться вперед, и сила тяжести, которая придавливает их к земле, чтобы они мечтали взлететь". (Наталья Дарьялова).

И, возвращаясь к заболевшему ребенку, мы увидим, что болезнь на самом деле может быть ему нужна для того, чтобы захотелось стать здоровым, не должна ему приносить привилегий и лучшего, чем к здоровому, отношения. И лекарства должны быть не сладкими, а противными. И в санатории и в больнице не должно быть лучше, чем дома. И маме нужно радоваться здоровому ребенку, а не заставлять его мечтать о болезни, как о пути к ее сердцу. Одна мама покончила с простудами дочери следующим образом. Ее поступок выглядел жестоко. Она просто выставила дочь на балкон, предложила постоять ей на холоде: уж болеть, так болеть, в смысле, любить - так королеву, украсть - так миллион. Болезнь очень быстро кончилась. И, вообще, дальше болела редко. Не испортило ли это их отношений? Нет, сейчас, через много лет, дочь уже взрослая, и они с мамой лучшие подруги.

А если у ребенка нет другого способа узнать о любви родителей, кроме болезни, это большая его беда, и взрослым надо хорошо об этом подумать. Способны ли они принять с любовью живого, активного, непослушного ребенка, или он, в угоду им, запихает свои гормоны стресса в заветный орган и готов будет в очередной раз сыграть роль жертвы в надежде, что палач опять раскается и пожалеет его.

Во многих семьях формируется особый культ болезни. Хороший человек, он все близко к сердцу принимает, у него от всего сердце (или голова) болит. Это как бы признак хорошего, порядочного человека. А плохой, он равнодушный, ему все, как об стенку горохом, ничем его не проймешь. И ничего у него не болит. Тогда вокруг произносят с осуждением:

- И голова у тебя ни за что не болит!

Как в такой семье вырасти здоровому и счастливому ребенку, если это как-то не принято? Если с пониманием и сочувствием относятся только к тому, кто покрыт заслуженными ранами и язвами от тяжелой жизни, кто терпеливо и достойно влачит свой тяжкий крест. Сейчас очень популярен остеохондроз, который чуть не до параличей разбивает своих обладателей, а, чаще - обладательниц. И бегает вокруг вся семья, наконец-то оценившая замечательного человека рядом с собой. Кто узнал себя и обиделся, закройте немедленно книжку - она не для вас. Кому интересно стать хорошим и здоровым и вырастить таких же детей, можете продолжать. А болеют время от времени все, в том числе и автор строк. Потому что слабаками оказались в какой-то момент. Но если живы остались, есть шанс подумать, хочется ли снова наступать на те же грабли?

Прудиус Елена,
Статья с сайта http://eprudius.narod.ru/