Содержание:

Любовь делает нас смелыми и уязвимыми одновременно. К такому парадоксальному выводу приходит известный испанский психолог Хорхе Букай и продолжает: по-настоящему ощутить любовь можно, только преодолев некоторые страхи. В противном случае мы рискуем завязнуть в одиночестве.

Любовь: почему мы боимся расставаний?

Как психиатру мне известно, что чувство страха появляется в нашей жизни достаточно рано: мы ощущаем уязвимость и крайнюю зависимость от окружающих еще при рождении.

К содержанию

Причина 1. Угрозы жизни

Причины страха могут быть разными, но самая главная — это ощущение угрозы жизни.

Мы инстинктивно чувствуем, что можем выжить в этом мире только благодаря физической, материальной и эмоциональной поддержке. Отсутствие надежных поставщиков всего этого неизбежно вызывает тревогу. Очень быстро мы запоминаем, что любовь и забота спасают нас, и поэтому их отсутствие пугает. В какой-то степени мы продолжаем быть детьми и считаем, что если все нас отвергнут, мы погибнем.

К содержанию

Причина 2. Зависимость от любви других

Другая разновидность страха немного сложнее, но не менее важная. Такой страх рождается из "необходимости", которую мы бесполезно стремимся удовлетворить на протяжении всей жизни: бесконечно, постоянно и безоговорочно быть любимыми.

Исходя из этого немного нестандартного анализа перинатальной психологии, несложно понять, почему, когда любовь, внимание, нежность или признание не приходят тогда, когда мы этого ожидаем, в нас воцаряется страх, что мы не можем быть любимыми, уверенными и желанными. Этот страх накладывается на предшествующий детский ужас остаться покинутым всеми, но в данном случае ситуация усложняется из-за того, что мы уже не обладаем той открытостью и гибкостью, которые имели при рождении.

К содержанию

Как появляются маски

Мы замыкаемся. Закрываемся в раковину. Вынужденно повторяем те типы поведения, которые когда-то были эффективны. Создаем стратегии для достижения безопасности, которой, как нам кажется, недостойны.

  • Некоторые постоянно ищут в окружающем их внешнем мире подтверждения того, что они могут быть любимы.
  • Другие плачут или жалуются, чтобы привлечь к себе внимание.
  • Многие стараются доказать, что достойны любви.
  • Часть людей изолируется от внешнего мира, боясь увидеть в нем "правду": их никто не любит (хотя в любом случае они подсознательно ожидают, что кто-то докажет противоположное).

Любовь: почему мы боимся расставаний?

Таким образом, мы создаем свою личность, законченную структуру, маскарадный костюм, стену, которая призвана нас защитить, но, как всякое защитное сооружение, она же нас и изолирует.

Не осознавая того, мы открываем путь нашим самым невротическим и противоречивым чертам. В конфликт вступают две силы:

  • одна олицетворяет наше желание открыться, расправиться, быть самими собой и установить глубокие контакты с жизнью;
  • другая соответствует маскарадному костюму, тормозу, заученным ролям, которые формируют нашу личность, маскам, за которыми мы чувствуем себя уверенно.

Такими мы вступаем в отношения с партнером, и в этих отношениях, если и не обнажается страх быть уязвимым, то его присутствие становится более явным.

Парадоксально, но это неприятное ощущение является следствием одного из лучших свойств любви: ее способностью пробуждать нашу истинную сущность, включая и стремление сбросить с себя все маски.

"С тобой я могу быть тем, кто я есть" — эту фразу мы все хотим произнести, и она же больше всего услаждает наш слух.

Когда двое любят друг друга, между ними растет стремление открыться и показать себя такими, какие они есть на самом деле.

Это не значит, что любовь делает нас такими смелыми, просто само ее присутствие лечит душевные раны и заполняет пустоты, связанные с нашей уязвимостью. Но страх все еще остается, угрожающий, иногда скрытый, иногда сдерживающий любовь.

Если не удастся освободиться от страхов, то не удастся вновь почувствовать любовь, но цена кажется слишком высокой, чтобы уплатить ее без протестов. Ведь все наши сомнения обычно вызваны страхом быть покинутыми и страхом оказаться бесполезными.

К содержанию

Пары: страхи и ошибки

На протяжении многих лет я видел, что мои пациенты во время консультации в основном разделяют эти страхи, но мое внимание больше всего привлек тот факт, что очень часто в парах в одном из партнеров преобладает страх быть покинутым, а во втором — страх потери своей независимости.

Мои личные наблюдения свидетельствовали, что

  • мужчины предпочитают держать дистанцию,
  • женщины чаще чувствуют себя покинутыми.

Хотя в последнее время я все чаще сталкиваюсь с переменой ролей.

Когда один из партнеров начинает бояться отдаления, а затем чувствует, что может "быть брошенным", вместо того чтобы предложить сближение и выразить готовность пойти на все, чтобы сохранить связь, он отступает и решает уйти из страха остаться брошенным.

Еще один вариант: вы не хотите полюбить из-за того, что опасаетесь оказаться в беззащитном положении перед тем, кто любит сильнее.

Но эта маска твердости не слишком помогает: она толкает с раскаленной сковородки страданий в ад вечного одиночества.

Если мы не можем показать себя такими, какие мы есть, если не снимаем масок, любовь невозможна. Дело в том, что один партнер будет любить лишь маскарадный костюм другого, а другой будет считать, что его не любят, потому что не знают истинного лица.

Снять маску — это риск; жить и любить — тоже риск, но ничто не сравнится с болью незнания любви.

Любовь: почему мы боимся расставаний?

К содержанию

Иллюзия любви

В этом смысле интересно разобраться с феноменом первой влюбленности. И первого разочарования в объекте любви.

Пример дают наши взрослые дети. Вот как это происходило в моей семье.

Слово "влюблен" в устах сына свидетельствовало о том, что невозможно проигнорировать. Следовало проявить уважение к его чувствам, не умаляя их, но и не забывая того, чему жизнь научиламеня.

Сын, Патрисио, рассказал, что связь его с девушкой началась двадцать дней назад и что она, Лусия, внезапно прекратила с ним встречаться безо всяких объяснений.

Рассказал мне, что два последних дня он плакал не переставая, не мог спать, пребывал в отчаянии. По его словам, он отдавал себе отчет: вне всяких сомнений, она была женщиной его жизни. Что он сделал не так?

Я понимал, что с ним происходило то же самое, что однажды случается с каждым, в особенности в первый раз.

Патрисио влюбился в любовь. Но я не сказал ему этого, иначе он бы решил, что я недооцениваю его страдания.

Во время консультаций я постоянно выслушиваю подобные истории, но чаще из уст взрослых людей.

Иногда в человеке столь велико желание любить, что он готов приписывать другому те черты, которые ему необходимы, чтобы влюбиться. Станет ли возможной в таком случае связь или нет — неизвестно, но спустя некоторое время влюбленный внезапно обнаруживает реальные особенности партнера и осознает, что влюбился в плод собственного воображения, который был создан в период страстного желания быть любимым.

На самом деле это выдуманная любовь, связь между человеком, придумавшим себе партнера, и человеком, который в действительности не соответствует этому образу.

Эта связь, поддерживающая нас в неуверенном состоянии, кратковременна. В ней нет энергии страсти, только убежденность в реальности выдуманных образов. Но порой совсем нелегко показать то, как отчетливо видно выдуманную любовь со стороны, особенно, если покинутый влюбленный — это твой сын.

Юноша страдал, потому что его собственная иллюзия разрушилась еще до того, как он сумел узнать человека, который был с ним рядом.

Боль от настоящей любви гораздо сильнее, и ее труднее преодолеть, но это информация, которую не нужно знать слишком молодым влюбленным.

"Настоящая встреча с другим человеком — нелегкая задача", — сказал я себе, размышляя о сыне... о себе... и о словах Джона Велвуда:

"Страсть прежде всего ненадежна, потому что сами интимные отношения не являются крепкими — такова их природа. Они нас обнажают, выставляют на всеобщее обозрение, ставят нас лицом к лицу с жизнью, возможностями и тайной оказаться в контакте с чем-то, очень отличающимся от нас самих: другим человеком".