Лабиринт начинает цикл летних акций для всех любителей иллюстрированной детской книги. Каждую неделю мы будем «открывать» для вас одного из художников-иллюстраторов. И каждую неделю будет действовать дополнительная скидка 8% на книги этого художника. Срок действия скидки — с понедельника по воскресенье. Открывает этот цикл один из самых талантливых и необычных иллюстраторов нашего времени.

Михаил Абрамович Бычков, русский художник, иллюстратор детских книг, лауреат множества международных премий и наград, родился в 1951 году.

Лабиринт

Отличительной чертой творческого подхода Бычкова является удивительная точность и внимание к деталям. Художник не просто читает от корки до корки каждую книгу, которую ему доводится иллюстрировать. Он проводит настоящее бытовое а порой этнографическое исследование текста, скрупулезно изучает мельчайшие детали, а затем... А затем он дает волю своему воображению, вооруженному безупречными живописными техниками.

Так и появляются персонажи его книг: Пеппи ДлинныйЧулок, Питер Пэн, Ассоль, Суок. Про каждого из них хочется воскликнуть «да он же совсем живой» не из-за гиперреалистичной манеры рисования, а потому что за каждым героем Бычкова стоит история, найденная, придуманная и рассказанная Михаилом Абрамовичем.

А вот как он сам говорит о своем творческом методе: «Я не рисую иллюстрации. Я создаю пространство, населенное персонажами сказки. Я в нем живу. Я и Кот в сапогах, и Людоед, и глупая красавица, и волшебный лес. Как я себя чувствую в этом пространстве, так же в нем себя чувствует и ребенок, для которого я рисую».

Михаил Яснов, друг и поклонник творчества художника, написал о нем много теплых и удивительно правильных слов. Он же сформулировал три главных заповеди Бычкова.

Первая заповедь: иллюстрации к детским книгам должны быть узнаваемыми и в то же время познавательными.

Вторая заповедь: художник должен внимательно прочитать книгу и «доиграть» в рисунках то, о чём ведётся рассказ.

Третья заповедь: художник должен придумать всё, от начала до конца: и рисунки, и шрифт, и обложку, и каждую буквицу, и каждую цифру — и тогда книга заиграет всеми цветами радуги и всеми своими даже мельчайшими деталями!

Лабиринт

Въедливость и дотошность Бычкова-иллюстратора известны всем. А сам художник чувствует себя и исследователем, открывающим заново Николая Гоголя, Льва Толстого, Александра Грина, и персонажем, субъектом своих картин.

Например, чтобы восстановить подлинную атмосферу сказки Антония Погорельского «Черная курица», художник специально искал во дворах Васильевского острова чудом уцелевшие фасады старинных домов. Исследовал дизайны учительской и ученической формы того времени, задавался вопросом, как именно могли проходить занятия в этом пансионе.

В «Невском проспекте» художнику удается соблюсти уникальный баланс между исторической достоверностью (кажется, что ты смотришь на старинные гравюры и литографии) и традиционным гоголевским абсурдом.

Совсем по-другому выглядит одна из последних работ мастера — сказка П.Бажова «Серебряное копытце». Здесь Бычкова интересует не только волшебная история, но и бытовой пласт жизни уральских поселков.

Лабиринт

При всей почти научной строгости своего метода художник Бычков умеет по-настоящему хорошо рисовать стихию. Вот, например, морская тема. К ней иллюстратор обращался несколько раз.

«Алые паруса» Александра Грина создавались долго, десятилетиями читатели ждали эту книгу, но она того стоила.

В его «Алых парусах» нет никакой фальшивой романтики или наигранной сентиментальности. Бычков не просто создал иллюстрации, он придумал внешний вид книги, шрифты, расположение текста, который на страницах подобен парусу, наполненному ветром.

Книга Л.Толстого «Море» — это по-настоящему концептуальная работа, в центре которой портрет переменчивой водной стихии. Корабли на его волнах (у каждого, конечно же, есть свой прототип) похожи на яркие рукотворные игрушки, созданные по воле человека и отпущенные на милость стихии.

В «Питере Пэне» Дж.Барри художника интересует стихия воздуха — тот беззаботный полет, который бывает только во сне.

Взмывают в воздух и герои «Трех толстяков» Юрия Олеши. Карнавальная смелость канатоходца побеждает мир страха и насилия. И вот мы видим героев, взмывающих в небо вслед за гроздью разноцветных воздушных шаров.

Ему как никому другому удаются иллюстрации к волшебным сказкам. Тонкие изящные принцессы, замки, то ли вырастающие, то ли теряющиеся в переплетениях ветвей, волшебные огоньки, расцвечивающие ночь. Эти иллюстрации наполнены атмосферой изысканности (все-таки речь идет о европейских волшебных сказках) и загадочности. Но и здесь бытовые детали играют важную роль.