Прошло почти 4 года, а я до сих пор не могу забыть наше знакомство с Леной. Мимолетное пересечение жизненных путей, посторонний мне человек, чужая судьба и чужая боль. Но эта история стала навсегда частью моей личной истории. И это не просто сентиментальность, это что-то гораздо большее.

Во время беременности у меня всегда было повышенное давление, врачи поставили гипертонию. Тогда мне было 41, и это была первая беременность. В целом, все проходило нормально, но врач решила подстраховаться и положила меня в кардиологическое отделение при роддоме. Так получилось, что в палате я осталась одна, всех повыписывали.

Погуляла по коридору, захожу в палату и вижу сидящую на кровати новую девушку. Первое, что бросилось в глаза, это то, что, здороваясь, она смотрела кудато-то мимо меня. Я поздоровалась и села на свою кровать. Пытаюсь незаметно разглядеть девушку и понимаю, что она слепая!

Соседка первая задаёт вопрос:

— Как вас зовут?

— Наталья — отвечаю я.

— Я по вашему голосу сразу поняла, что ваше имя будет непременно Наталья.

Я в смущении. Задав стандартные вопросы при знакомстве, узнаю, что девушку зовут Лена, ей 27 лет и у нее 7 недель беременности.

Беру свой мобильный телефон и звоню домой.

— У вас телефон «Сименс»?

— Да. А как ты догадалась?

— Я по звуку щелчков могу определить многие марки телефонов. Каждый телефон имеет свой неповторимый звук.

Я опять удивляюсь. По просьбе Лены я один раз проводила ее до туалета, ванной. Потом она сама находила дорогу, ориентируясь на слух и запах.

Как всегда бывает при поступлении, в палату набежали лечащий врач, заведующая отделением, акушеры и еще много врачей. Мне показалось это странным. Я начинаю прислушиваться к разговору. Лена родилась зрячим ребенком, но после болезни в первые месяцы жизни потеряла зрение. Дальше — ещё трагичнее. После полученной травмы головы у Лены начались приступы эпилепсии. Все последующие годы ей приходилось принимать очень сильные психотропные препараты каждый день. Ни о какой беременности не могло быть и речи.

Все присутствовавшие врачи убеждали девушку прервать беременность. Ребенок родится с тяжелыми пороками однозначно — из-за действия лекарств. Матери его не оставят. За ребенком-инвалидом требуется серьёзный уход, а Лена сама нуждалась в уходе. По каким-то законам матери не отдали бы новорожденного, сразу отправили бы в дом детей-инвалидов. Да и, в конце концов, Лена могла сама умереть при родах, все из-за той же эпилепсии. Врачи приводили такие жуткие аргументы, что у меня волосы шевелились, а она очень наивно твердила, что хочет родить ребенка! Вы не представляете, какие чувства на меня нахлынули! Ненависть к несчастной девушке и раздражение. Неужели она не понимает, какое будущее собирается уготовить еще не родившемуся чаду из-за своего каприза: хочу иметь ребенка, куклу. Здоровые-то матери серьёзно подходят к вопросу зачатия и вынашивания беременности. А тут такое! Врачи с уговорами прибегали весь день. К вечеру моя голова совсем распухла, меня переполняли эмоции. Своих страхов было невесть сколько. Некоторые из врачей, с которыми мне пришлось столкнуться за всю беременность, как-то очень жестоко, напрасно и нетактично пугали меня рождением неполноценного ребенка из-за возраста. Я попросила было перевести меня в другую палату, но почему-то осталась с Леной.

На следующий день пришла Ленина мама. Она показалась мне очень уставшей, замученной проблемами женщиной. Все те же уговоры, доводы. Но все напрасно. Так и ушла ни с чем. Чтобы избежать молчания и пустоты в палате, я начинаю по чуть-чуть налаживать контакт с соседкой. После более спокойного общения вижу, что Лена очень интеллигентна девушка, начитанная, любит и чувствует музыку. С ней становится интересно беседовать. Мы немного сблизились. Мне тоже было, что интересного ей рассказать. Жизненный опыт достаточно большой. Мое раздражение к ней немного утихло.

День шел за днем, решение Лены не менялось. И тут ко мне обратилась заведующая отделением:

— Наталья, у нас к Вам большая просьба. Надеемся на вашу мудрость и такт. Попробуйте поговорить с Леной и убедить её прервать беременность. Альтернативы быть не может. Мы в ответе за девушку и за её будущего ребенка. А исход известен. Нужно избежать новой трагедии.

Мама Лены тоже обратилась ко мне с такой же просьбой. Она каждый день уходила со слезами. Больше всего она боялась потерять дочь!

— Господи! Ну, зачем мне чужие проблемы,— думала я.

Дождавшись вечера, когда больничная суета понемногу улеглась, и всё готовилось ко сну, я очень осторожно начала разговор.

— Леночка, ты умная и серьёзная девочка, и все понимаешь...

Не хочется пересказывать весь разговор, смысл и так понятен. Я старалась очень мягко довести до Лениного ума, что ребенку будет очень плохо без матери в доме малютки; что Ленина мама очень боится за жизнь дочери.

— Подумай, что будет с мамой, если с тобой что-нибудь случится? Она не переживет. Ведь твоего ребеночка ещё нет, а у нее уже есть ты.

Лена молчала, она была поникшей. А потом тихо сказала:

— Но ведь мне тоже хочется иметь что-то человеческое, нормальное. Я очень хочу растить ребеночка. А получается, что впереди только пустота.

И тут во мне что-то щелкнуло. Все эмоции повернулись в другую сторону. Я вышла из палаты и долго плакала у окна. Господи! Да её поймет любая женщина, которая носит под сердцем своё дитя.

Я не спала всю ночь. О том, что Лена не спит — догадаться было не трудно. Утром она сидела на кровати спокойная и какая-то отрешенная. На утренний обход к ней как всегда пришел целый консилиум.

— Я согласна,— это все, что она им сказала.

Врачи посмотрели на меня. Гора свалилась с их плеч.

В этот день меня выписали. Но в понедельник утром мне пришлось приехать в больницу за документами. Я тихо вошла в палату. Лена ещё спала после наркоза, рядом сидела мама.

— Слава Богу, все прошло нормально. Спасибо Вам.

Да не хотелось мне слушать эту благодарность.

Я шла до автобусной остановки и ревела. Плакала в метро. Не могла сдержать слез ещё долгое время после нашей встречи с девушкой Леной. Чем я могу ей помочь!? Честно говоря, это стало для меня испытанием. Я переоценила все, что случалось со мной в жизни. Эта встреча помогла мне понять, что такое счастье на примере чужого несчастья. Нужно по настоящему ценить то, что дается тебе свыше. Вот и получилось так, что я никогда не смогу забыть Лену.

Белый Ветер, bunal@mail.ru