Во время беременности мне почему-то запомнилось два эпизода. Беременность проходила не так уж и плохо — без токсикоза и прочих неприятностях, но и не так уж хорошо, если учесть, что время от времени я проводила в больнице на сохранении.

Первый раз я туда попала в первом триместре. Такая совдеповская палата в нашей городской больнице на шесть человек, пружинные кровати, плохая кухня. И аспирантка-студентка в качестве врача. На которых мне так везёт. Пришла она в одно прекрасное утро, расспросила, сделала назначения. Назначила комплексные витамины. Кроме всего прочего. На мой вопрос, если препараты горстями пить, то не будет ли передозировки, был оригинальный ответ: "Ну, не пейте".

Девчонки попались общительные. Одна, которая, кстати, из-за токсикоза ела только семечки и запивала всё это кефиром, рассказывала, как ей один раз довелось увидеть, как стряпают копчёную колбасу (с крысиными коготками и т. д.), вторая рассказывала про свою жизнь. Ну да я не о том.

В то время у меня было обострение гастрита. Ну, естественно, в таком положении пить химию вредно. И вот моя мама решила меня лечить народной медициной. По утрам натощак я пила столовую ложку водки (совсем "с ума"), а затем запивала облепиховым маслом. Но если водка (на удивление) всегда проходила, то масло иногда выходило обратно. И у моих соседок неизменно поднималось настроение, когда они лицезрели, как я заливаю в себя масло.

Второй вклинившийся в мою память эпизод был уже в роддоме. Вены у меня слабые, поэтому после первой внутривенной инъекции они у меня "уходили" вглубь. После отчаянных попыток медсестёр воткнуть в меня иглу вены у меня стали искать на запястье. После этого у меня неизменно возникали синяки, и исследования проводились до самых пят. Вот тут я не далась. Тогда позвали медсестру из анестезиологии. А я лежала и внутренне смеялась над ней, когда она осматривала мои руки на наличие вен. Хотя я не мазохистка, и издевательство надо мной не приносит мне удовольствия. С тех пор я стала проще реагировать на уколы.

А вот роды... Моя сестра мне так рассказывала: "Нас готовили разговорами о запоре, когда очень хочешь, но не можешь". И я убедилась сама. Во время родов у меня впервые поднялось давление. После родов во мне "убивали бактерии" (как известно, они погибают при низких температурах, и я лежала в холодном коридоре на металлической каталке, на одной простынке).

А сейчас, когда моя дочь спрашивает у меня о беременности или родах, я ей рассказываю правду, ничего не прикрашивая. Так что она уже не хочет в далёком будущем сделать меня бабушкой. Даже если и так, я не буду ныть о том, как я хочу внуков. Ведь каждый имеет право выбора.