О том, что мы беременны, мы знали сразу! Отчасти потому, что была безумная радость после двух вечных лет разлуки, отчасти потому, что очень хотели малыша, отчасти потому, что в этот раз все было как-то по-другому, даже и не скажешь как, но мы точно знали, что происходит...

Но отпуск закончился, и он уехал назад в Штаты, а я оставалась в России, и мне оставалось ждать свою визу еще долгих 25 дней. Проводив любимого до аэропорта, я шла по улицам Москвы и не верила, что вот уже наконец-то закончились все приключения с паспортами и визами, и скоро мы будем вместе, скоро мы будем семьей!

Нет-нет, у меня не было токсикоза и головокружений, не тянуло на сладкое или соленое, не было перемен в настроении — это был сказочный первый триместр, а не те ужасы, о которых пишут в книжках для начинающих мам. Просто в один прекрасный день не пришли месячные, и на следующей неделе тоже, и на следующей...

— Беременности нет? — спросили в кабинете рентгена на медосмотре перед собеседованием в посольстве.
— Нет, — неуверенно отвечала я, раздумывая, когда же пойти к гинекологу.

— Получила, получила! — орала я в трубку подруге, выйдя из здания на Новинском бульваре. — Дали мне визу!!

«Садко. Центр женского здоровья». Каждый день ходишь мимо него на работу. Могла бы уже давно зайти«, — корила я себя, подсчитывая недели.

— Это может быть связано с беременностью? — спросила девушка в регистратуре.
— Да, — отвечала я.
— Какой срок? — спросила она, занося мои данные в компьютер.
— Не знаю, — честно призналась я.

«Плод один, сердцебиение ровное, 162, срок примерно 5 недель, размеры...» — на мониторе УЗИ мне показали маленькую горошинку.

«Здравствуй, маленький! Эх, ну почему же папа не с нами?» — подумала я и печально вздохнула.

От врача я вышла с улыбкой. Светило яркое июньское солнце, но в воздухе пахло весной. Я все держала в руках снимок УЗИ и не могла поверить — я стану мамой, у меня будет малыш!

Весь рабочий день сидела перед монитором компьютера, читая одну и ту же страницу текста и улыбалась. Хотелось домой — рассказать маме, позвонить любимому, рассказать всему миру! Но мама возвращалась из командировки только вечером, с любимым была разница во времени в 8 часов, а мир... мир теперь подождет — ведь сейчас нет ничего важнее моего малыша!

В ответ на мою смску быстро последовал международный звонок.

— Я хочу тебе кое-что сказать, что-то важное. Я сегодня была у врача, и ... В общем, у меня теперь два сердца... У нас будет малыш...
— Я должен спросить тебя — что ты будешь делать?
— Конечно, рожать! Это же ведь наш малыш!!
— Милая, я ждал этого 18 лет!

И на другом конце провода я услышала всхлипы.

На какой-то момент все стало неважным — то, что рожать придется в другой стране, далеко от дома, то, что в семье жить мы будем только на зарплату мужа, и далеко засевшие сомнения по поводу 16-летней разницы в возрасте и второго брака с его стороны... Остались только мы трое — я, маленькое сердечко внутри и голос на другом конце телефона.

С того самого дня я стала жадно читать про беременность и роды — в интернете, в книгах, журналах. На сайтах и форумах писали, как определить пол ребенка по зачатию. Все время выходила девочка. Мне очень-очень хотелось иметь дочурку — милую блондинистую девочку с голубыми как весеннее небо глазами. В голове проносились картины, как мы с ней выбираем себе платьица, секретничаем о мальчиках, пьем кофе в ресторане. Как совсем недавно делала я со своей мамой. Но до определения пола было еще далеко.

На 10-ой неделе мне снова сделали УЗИ.

— Что-то там видно от мальчика, — сказала врач на УЗИ
— Не верь им, они всегда так говорят, — засмеялась моя гинеколог, кода я принесла ей заключение, — до 20-й недели все равно точно не скажешь.

Но почему-то именно с этого момента я стала называть малыша «он». Первое легкое разочарование быстро сменилось заботой о здоровье моего сынишки. «Ну, и пусть мальчик, главное, чтоб здоровенький был!» Любимому пока не стала говорить, пусть позже все сам увидит — ведь не последнее же УЗИ!

От гормональных таблеток, которые мне прописали, сильно хотелось спать, и работа никак не шла в голову, а нужно было заканчивать дела, собирать чемоданы. Возможно, еще и от таблеток у меня начался сильный приступ колита за 3 дня до отлета. Меня скрутило так, что я не могла сесть, не только что встать. Любимому, конечно, сказала, что просто токсикоз сильный, но втихаря уже думала, что придется сдавать купленный с таким трудом билет. Однако мама поставила меня на ноги, и на 11 неделе я сдавала свои 35 килограммовые чемоданы в «Шереметьево-2».

3 августа. Небо над Нью Йорком было ярко-голубым с легкими белыми облачками. 10-часовой перелет мы с малышом перенесли хорошо, правда, поспать так и не удалось. Хотелось плакать, но я держалась — сынишке сейчас не нужно мое волнение.

Ну что ж, таможня, иммиграционный контроль, и мы уже «ловим» свои тяжеленные чемоданы. Крепкие руки любимого...

Приехав из аэропорта, я села на диван и заплакала — от счастья и страха. Все было позади, но все было впереди. Начиналась моя новая жизнь, где я буду женой и мамой. Получится ли у меня? Получится ли у нас?

— Ну хватит, глупенькая, все закончилось, — успокаивал меня муж.

Через неделю мы поженились. В погожий августовский денек священник провел обряд гражданского бракосочетания на причале у свекров — букет цветов, обед в кругу семьи и двое друзей со стороны моего мужа. Большая свадьба была не нужна — впереди предстояли серьезные трат: ремонт в доме, мои иммиграционные документы, машина, обустройство детской.

Тем вечером, пока муж возился с машиной во дворе, у меня начался невероятно сильный спазм в правом боку. Объятая страхом, я лежала в спальне и кричала, призывая мужа на помощь, но шум двигателя и включенный телевизор в зале заглушали звук моего голоса. Боль прошла минут через 10, и я со слезами выбежала на улицу. До сих пор не знаю, что это было, но более сильного страха я за всю беременность не испытывала...

На 14 неделе мы пошли к гинекологу. Муж записал меня на прием к русскоговорящей женщине, и, хотя проблем с английским у меня нет, но зная, что гинекологи в США в основном мужчины, мне было психологически легче разговаривать с врачом. Говорили, естественно, на английском, чтобы и мужу было понятно.

— Так, ну что ж, рожать тебе 14 февраля, — и мы с мужем улыбнулись. — Эти таблетки тебе не нужны, — добавила она, даже не поглядев на упаковку «Утрожестана», — беременность не болезнь, избегай алкоголя, не кури, а в остальном наслаждайся!

И мне вручили направление на УЗИ.

После первого приема муж был очень недоволен. К сожалению, порядки здесь такие, что отделение гинекологии находится при окружной больнице, и работают в нем 6 докторов. Будущих мам заставляют посетить каждого доктора хотя бы один раз за беременность, чтобы при родах знать врача, который окажется на дежурстве. Нам же хотелось наблюдаться у одного доктора, но правила изменить мы были не в силах, и каждый раз меня осматривал новый врач. Муж ходил со мной на каждый прием. Просто для поддержки, и еще улаживать все недоразумения со страховкой, каковых возникало немало (уж так устроена здесь в США система здравоохранения).

Весь первый триместр я удивлялась — почему все считают, что он такой неприятный? Для меня это было самое «золотое» время беременности. Отличное самочувствие, лето и любимый муж — что еще надо для счастья?! Все внутри меня буквально пело, готовясь к материнству. Среди недели я будто становилась феей, летала по дому, прибирая холостяцкое жилище моего ненаглядного, готовила, ждала мужа с работы. По выходным мы выезжали на пляж, на рыбалку, я загорала, успела даже искупаться в океане чуть-чуть, пока вода не стала холодной. Вечерами часто сидели у друзей — муж с бокалом вина, я с бутылкой воды. И так хотелось поскорей увидеть малыша!

17 неделя. Встаю в 5 утра, чтобы пить воду — идем на УЗИ. Сегодня, сегодня мы его увидим.

— Может, и пол узнаем, — сказал муж.
— Нет, еще рано, — возразила я.

— Мальчик — произнесла медсестра на УЗИ.

Значит, все-таки правда мальчик! Ну что ж, главное чтоб здоровенький.

Выйдя и кабинета УЗИ, муж крепко обнял меня, и на его глазах показались слезы — он так хотел сына!

Второй триместр. Мы начали готовиться к появлению сына. Выкинули из дома старый хлам, прибрались во дворе, записались на курсы подготовки к родам, начали ремонт детской.

Дизайн комнаты выбирали недолго: муж — заядлый рыбак, поэтому для сынишки решили сделать все в морском стиле- белоснежный потолок, стены, голубые сверху (небо), темно-синие снизу (море), светлый ламинат (песочек) и яркие наклейки по стенам — дельфины, рыбы и черепахи.

Время шло, точнее летело. На 5 месяце я вдруг не влезла в свои любимые джинсы — пришлось в срочном порядке покупать беремчатые — живот появился буквально за одну ночь.

Как-то вечером, вернувшись с очередного занятия для молодых родителей, я уже лежала в кровати, а муж возился в ванной. Вдруг... О, да! Теперь это уже ни с чем не перепутаешь!

— Милый, скорее, сюда!

Муж влетел в комнату как ошпаренный, думал, со мной что-то случилось.

Я быстро взяла его за руку и приложила ее к животу. Тук-тук, тук, тук, тук — это были первые шевеления малыша. Он тоже укладывался спать.

Потом шевеления стали чаще, сильнее, превратились в пинки и толчки. Помню, на занятиях учили нас правильно дышать и расслабляться во время схваток. Надо было лежать на подушках и муже, считать «схватки» с закрытыми глазами. Я считала «схватки», а муж — сколько раз мой живот туда-сюда шатался.

На последнем занятии нас сводили посмотреть родильное отделение. Палаты и вообще все отделение было новым, с иголочки. Все очень походило на 5-звездочный отель, каждая деталь продумана до мелочей, медсестры нас всех уже знали по именам — в общем, впечатление осталось самое приятное!

Второй триместр дался мне не так легко, как первый — постоянно болела спина, кости таза, стало тяжело ходить, но я почти каждый день отправляла себя на часовые прогулки или устраивала 30-минутные занятия йогой. К вечеру наваливалась такая усталость, что зачастую я засыпала прямо на диване в зале, не дойдя до спальни.

С именем решали долго. Мне хотелось небанальное и такое, чтобы и по-русски, и по-английски звучало легко. Если бы была девочка, то назвали бы в честь моей бабушки — Лидией. А с мальчиком мучились долго — остановились на Алексее (в честь моего прадеда).

Отшумели праздники — День Благодарения, Рождество, Новый Год. Третий триместр навалился тяжестью располневшего живота, сведенными ногами, кровотечением из носа и жуткой изжогой. Приходилось ужинать часов в 5 вечера, чтобы можно было заснуть спокойно. Я сгорала от нетерпения увидеть сынишку, но еще не все было готово — уборка, поход по магазинам, стрика... Нужно было столько всего успеть до Дня Святого Валентина.

Находясь за границей, вдали от родных и друзей, я не надеялась на их помощь в подготовке к рождению малыша, потому что их тут попросту не было. Приезд моей мамы мы планировали на конец марта, а на семейство мужа я не очень рассчитывала, потому что мало их знала. И тут меня искренне порадовала американская традиция — baby shower. Праздник для будущего новорожденного и молодой мамы. Американцы всегда устраивают вечеринку-сюрприз с подарками и чаепитием незадолго до рождения ребенка. Мой праздник был назначен на 2 февраля. Дом отца мужа, где проходило торжество, был украшен шарами и ленточками, а внутри собрались все соседи, знакомые, друзья, родственники — только женщины и девочки. Это наш день! Конфеты, пирожные, улыбки, поздравления, а главное — море подарков! Дарили все — одежку, коляску, предметы гигиены, игрушки и просто деньги в открытках. Даже незнакомые мне люди присылали в подарок какую-нибудь милую, но очень необходимую вещицу. Муж мой в это время куда-то исчез, что меня немного раздосадовало — ведь все подарки и открытки были адресованы нам обоим! Как выяснилось позже, пока я пила чай и разворачивала подарки, мой любимый со своим отцом собирали детскую кроватку у нас дома. В итоге подарки увозили домой на трех машинах — теперь у нашего сынишки было все! В тот вечер я еще до полуночи отрезала этикетки на обновках, а потом еще пару часов втихаря от мужа плакала от счастья — даже не верилось, что о нашем сынишке подумало так много людей.

На следующее утро муж честно признался, что ему очень хотелось быть там, со мной, разворачивать подарки и удивляться вместе. Поэтому мы решили поехать по магазинам восполнить утраченное. Я знала, что подаренных вещей хватит как минимум на первые полгода жизни малыша, но отказать любимому не могла, и из магазина муж с гордостью выкатил две огромные тележки, до верху наполненные вещами для сына.

До родов оставалось чуть меньше 2 недель.

Понимая, что мне будет тяжело после родов управляться одной с ребенком и домом, муж взял на работе 2 недели отгулов. 12 февраля был его последний рабочий день перед отпуском, а на 13 назначен наш последний прием у врача. Предполагаемая дата родов — 14-го. Уезжая на работу в то утро, муж обещал вернуться пораньше. А я, проводив его, решила попить чая. Как ни в чем не бывало, я включила телевизор и отправилась на кухню, как вдруг... услышала запах горелой проводки и поняла, что телевизор неожиданно выключился. В доли секунды послышался стук в дверь, и встревоженный сосед спросил, все ли со мной в порядке. Открыв дверь, я увидела, что на крыше нашего дома лежит огромная 30-метровая ель, упавшая со двора соседей...

В панике позвонив мужу и пожарным, выскакиваю на улицу в чем была дома (футболка и шортики). Ветер. Меня трясет больше от страха, чем от холода. Прямо над детской, которую мы столько месяцев готовили с такой любовью и лаской, прямо над кроваткой моего сынишки, который должен родиться послезавтра, лежит громадина-ель, задевшая при падении провода... Что теперь будет с домом? Пожар? Поврежденная крыша? О размерах нанесенного ущерба и причинах случившегося можно было только догадываться.

Муж примчался через полчаса. Меня отправили в дом к его отцу, а он остался в нашем доме ликвидировать последствия ЧС — нужно было вызвать кого-нибудь, кто уберет дерево с крыши, а также починит сгоревшую систему отопления. Нужно было известить страховую компанию и позвонить электрикам по поводу проводки.

Уже вечером, лежа в постели обнявшись, мы удивлялись, как у меня только не начались схватки после всего этого, а я смеялась, что подарок на день влюбленных я хочу сделать мужу 14 февраля и ни днем раньше. Как выяснилось, корни дерева проросли в водопроводную систему и соседи, устраняя эту проблему, подкопали чуть больше положенного. Сильный порыв ветра довершил дело, и елка оказалась на нашей крыше. Крыша осталась цела, только вот электроприборы в результате замыкания сгорели — отопление, компьютер, факс... Но главное, что все остались целы и невредимы!

На следующее утро мы пришли на наш последний прием к гинекологу. Осмотр показал раскрытие 1 см и никаких других признаков родов. Что ж, возможно, придется делать стимуляцию на следующей неделе — и нам дали направление на УЗИ на 16-ое число. Мы отправились домой. От стресса и всего пережитого меня сморило в сон в 3 часа дня.

В 2 часа ночи я проснулась. Я знала — начались схватки. Разбудила мужа, и мы стали считать — засекали время между и продолжительность схваток. В 3 позвонили в больницу, нам объяснили, когда нужно приезжать, и мы потихоньку стали собираться. В 10 я уже была в больнице, и мне ставили капельницу с антибиотиком.

С самого начала я решила, что буду рожать сама, без эпидуральной анестезии. По крайней мере, решила попробовать — ведь порог болевой чувствительности у всех разный, и, быть может, я справлюсь сама. Теперь, когда вспоминаю, думаю, что капельница с антибиотиком была больнее, чем схватки. Так что рожала я сама. Боль была, и достаточно сильная, но очень помогал муж и заботливый персонал больницы. Дышали, расслаблялись, ходили, сидели на кресле-качалке, но дальше 5 сантиметров раскрытие не шло. Прокололи пузырь. 7 сантиметров. Наконец, врач решила сделать стимуляцию, потому что сердечко у маленького начало замедляться. Со стимуляцией схватки пошли сильнее. И я со страху попросила добавить в капельницу немножко обезболивающего.

Еще 20 минут, и...

— Девочка! — произнесла врач радостно.

Девочка? Девочка... Девочка!!

Когда мою крошку положили мне на грудь, я не могла поверить! Красивая, чудная, милая блондистая девочка с небесно-голубыми глазами! Моя дочка, моя девочка!

Пока муж перерезал пуповину, а врач накладывала мне швы, я пыталась осознать, что же все-таки со мной случилось. Как чувствует себя женщина, когда самые сокровенные мечты и желания вдруг становятся реальностью?

Еще в середине беременности мы с мужем рассуждали, что бы мы стали говорить и делать, если бы оказалось, что у нас не мальчик...

— Ошибаются обычно наоборот, — говорил он, — а нам точно показали, что это мальчик!

Как оказалось, то, что на УЗИ приняли за «мальчика» была пуповина, которая обвилась вокруг ножки моей дочурки.

Через пару недель я сидела в кресле-качалке и плакала от счастья, потому что тот маленький комочек, что прижимался сейчас ко мне, был моей крохотной доченькой, моей заинькой, самым лучшим сюрпризом мне и мужу на День влюбленных!

Лидочка родилась 3 кг 10 г, 48½ см, 9 по шкале Апгар! Нашей крошке уже 3 месяца, весит больше 5 кг, и нет ничего прекраснее в этом мире, чем видеть, как она улыбается!

miss_sunshine, svetanan@rambler.ru