Содержание:

Кохлеарная имплантация — метод, позволяющий вернуть слух людям, потерявшим возможность слышать из-за различных заболеваний, а также от рождения глухим детям. По словам академика Юрия Янова, сейчас практически нет случаев, когда бы отечественные врачи не могли помочь в лечении глухоты — и операция кохлеарной имплантации, и реабилитация после нее проводится бесплатно. Однако вновь научиться слышать и говорить не так легко. С какими трудностями сталкиваются специалисты по кохлеарной имплантации и их пациенты?

К содержанию

Что такое кохлеарная имплантация

Что позволяет нам слышать? Ушная раковина улавливает звуки окружающего мира и передает их в среднее ухо. Там они усиливаются и преобразуются в слабые электрические сигналы. За передачу этих импульсов к головному мозгу отвечает улитка — главная часть внутреннего уха, по форме напоминающая ракушку.

Если эта система даст сбой, происходит частичная или полная потеря слуха. Но восстановить передачу импульсов способен кохлеарный имплант (от лат. сochlea — слуховая улитка). Это аппарат, состоящий из внутренней части, которая хирургическим путем помещается под кожу головы и в улитку, и наружной — речевого процессора (располагается за ухом).

Как работает кохлеарный имплант?

Как работает кохлеарный имплант?

  1. Звуки воспринимаются микрофоном речевого процессора.
  2. Речевой процессор анализирует звуки и кодирует их в последовательность электрических импульсов.
  3. Эти импульсы передатчик посылает через неповрежденную кожу к импланту.
  4. Имплант передает электрические импульсы на электроды, помещенные в улитку.
  5. Слуховой нерв воспринимает их и посылает в слуховые центры мозга.
  6. Мозг распознает переданные сигналы как звук.

— Кохлеарный имплант — самый дорогой аппарат, который вживляется в человека, его стоимость около 1 млн. руб., — рассказывает Юрий Константинович Янов, директор Санкт-Петербургского НИИ уха, горла, носа и речи — ведущей клиники в нашей стране, специализирующейся на кохлеарной имплантации. — Мы начали делать эти операции почти 30 лет назад, и сейчас в России проводится около 1000 операций кохлеарной имплантации в год.

Юрий Янов
Юрий Янов

В Санкт-Петербургском ЛОР НИИ работают хирурги мирового уровня, сюда едут учиться не только из стран ближнего зарубежья, но и из Европы, с Ближнего Востока. В мировой практике операция кохлеарной имплантации занимает обычно час-полтора, а в ЛОР НИИ от разреза до зашивания проходит около 30 минут — и это не погоня за скоростью, а высочайшее мастерство хирургов.

К содержанию

Кому и когда делают операцию кохлеарной имплантации?

Несмотря на то, что улитка взрослого человека и грудного ребенка имеет одинаковые размеры, и технически операция кохлеарной имплантации возможна в любом возрасте, ее нельзя сделать сразу после рождения.

— Сначала мы должны выявить, что ребенок или взрослый — действительно глухой, — объясняет доктор медицинских наук, отохирург Владислав Евгеньевич Кузовков. — Мы должны убедиться, что обычные супермощные слуховые аппараты ему не помогают. Что оперативное вмешательство — действительно последняя возможность вернуть слух. Ведь это операция не по спасению жизни — а по улучшению ее качества.

Так выглядит кохлеарный имплант. Фото Дарья Козинова
Так выглядит кохлеарный имплант. Фото Дарья Козинова

Кроме того, как и всегда в хирургии, есть показания и противопоказания, а также риски, связанные с проведением операции очень маленьким детям. На сегодня самые младшие пациенты Владислава Кузовкова — 6-7-месячные. Но по-прежнему часто в ЛОР НИИ обращаются с 2-летними детьми — о том, что у ребенка потеря слуха, догадываются, лишь когда он вовремя не заговорил.

— Чем раньше мы обеспечим стимуляцию слуховых центров коры мозга, тем более естественным будет развитие ребенка, тем меньше он будет отличаться от сверстников, — говорит доктор Кузовков. — Буквально за последний год мы заметили, что информированность медицинских работников и родителей выросла, и к нам обращаются все раньше и раньше.

Кроме того, обязательное условие кохлеарной имплантации — реабилитация после установки импланта. Иначе ребенок или взрослый, приобретя возможность слышать, так и не научится пользоваться слухом, а значит — не сможет общаться, обучаться, ничего не приобретет в социальном плане.

К содержанию

Зачем нужна реабилитация после кохлеарной амплантации?

— Имплант — это устройство, которое дает возможность слышать. Вы слышите китайскую речь? Отлично. Почему вы ее не понимаете? Почему вы не говорите по-китайски? Сколько времени вам понадобится, чтобы овладеть китайским языком? — так начинает рассказ о реабилитации Инна Васильевна Королева, доктор психологических наук, профессор, автор книг и пособий по реабилитации детей и взрослых после кохлеарной имплантации.

Инна Королева
Инна Королева

— Вот почему у взрослых, которые потеряли слух после овладения речью, реабилитация проходит быстро: их мозг умеет слышать, умеет говорить, в их мозге есть весь родной язык. Буквально вчера я работала с таким поздно оглохшим пациентом. Ему только что подключили имплант. Усиление пока не позволяет слышать все звуки. Но он уже после получасовой тренировки начинает узнавать слова. Через 2-3 недели человек в целом понимает речь, хотя его умение полноценно понимать и воспринимать все звуки улучшается в течение года, — поясняет Инна Королева.

С маленькими детьми, глухими с рождения или потерявшими слух до того, как научились говорить, это гораздо более сложный процесс. Мозг, который не умеет слышать и не умеет говорить, надо всему этому научить.

На первом этапе реабилитации, который занимает от 3 недель до 3 месяцев, происходит настройка импланта, чтобы слышать весь диапазон звуков. Ребенок еще их не различает. Задача специалистов и родителей, которых специально обучают, — вызвать интерес к звукам, чтобы ребенок начал сам обращать на них внимание — как это происходит с рождения у здоровых детей. Затем вызвать у ребенка голос, чтобы он научился издавать звуки и слушать их.

На втором этапе реабилитации после кохлеарной имплантации ребенок должен научиться слышать каждый звук речи и повторять любое слово, даже если оно непонятно. Этот процесс занимает год-полтора.

И, наконец, на третьем этапе происходит собственно овладение родным языком.

— У обычного ребенка овладение речью занимает 5-7 лет, — говорит профессор Королева. — И если мы хотим, чтобы ребенок после кохлеарной имплантации говорил так же, как его сверстники, это займет примерно столько же.

Так выглядит человек с кохлеарным имплантом<
Так выглядит человек с кохлеарным имплантом

Инна Васильевна подчеркивает: все детям, даже тем, кто получает имплант в очень раннем возрасте, необходима и насыщенная речевая среда (общение в семье), и специальные занятия — потому что имплант, к сожалению, не столь совершенен, как нормально работающее ухо.

— Рассчитывать, что все дети с кохлеарными имплантами достигнут уровня речевого развития сверстников, к сожалению, нельзя, — считает Инна Королева. — Потому что для овладения языком нужен не только слух. Нужна сложная работа мозга, которая зависит и от возможностей ребенка, и от усилий родителей, и от того, как мы их научили.

К содержанию

Жизнь после кохлеарной имплантации: фильм "Пусть мир услышит!"

О том, каких результатов позволяет добиться кохлеарная имплантация, рассказывает документальный фильм "Пусть мир услышит!", вышедший этой осенью. Его герои потеряли слух в разном возрасте, и на их примере можно понять, чего реально добиться с помощью кохлеарной имплантации.

У Айгерим из Казахстана потеря слуха прогрессировала и привела к полной глухоте в 13 лет. Родители не верили в успех операции, но девочка настояла. Сейчас Айгерим — молодая певица, вместе с мамой развивает бизнес по организации праздников, а также работает дефектологом — помогает учиться говорить детям с такой же проблемой, как и у нее.

Дмитрий живет в Санкт-Петербурге, он эксперт по транспортной безопасности и увлекается танцами, водит автомобиль. После потери слуха в 14 лет окончил техникум, а после кохлеарной имплантации преподавал в Горном институте. В возвращении слуха Дмитрию помогла музыка — он часами слушал любимые записи, чтобы вернуться в мир звуков.

Николай из Санкт-Петербурга в 3 года после менингита потерял и зрение, и слух. Говоривший до этого ребенок полностью отказался от речи. Он был одним из первых пациентов ЛОР НИИ с кохлеарным имплантом, методики для таких детей еще не существовало — она рождалась благодаря энтузиазму специалистов и мамы Николая, Ирины. Сейчас молодой человек учится на юридическом факультете СПбГУ, пишет стихи и прекрасно разбирается в классической музыке.

Николай с мамой Ириной Кузнецовой
Николай с мамой Ириной Кузнецовой

Истории, рассказанные в фильме "Пусть мир услышит!", вдохновляют и указывают путь для потерявших слух взрослых и детей. А также обозначают проблемы, которые еще существуют в области кохлеарной имплантации.

К содержанию

Дети с кохлеарными имплантами и общество

— Снимая фильм, мы поняли, насколько сложное и неоднозначное отношение к глухим и слабослышащим людям в нашем обществе, — делится Аркадий Яковлевич Соснов, автор идеи и сценария, главный редактор журнала "Русский меценат". — Печальные примеры — повсюду. Мама запрещает дочке дружить с девочкой, у которой установлен кохлеарный имплант: "Ты от нее заразишься". У нашей героини Айгерим был молодой человек, с которым они собирались пожениться, но когда его мать узнала, что девушка на самом деле глухая, она запретила этот брак.

Первая проблема — настороженность и банальная неосведомленность. А ведь благодаря развитию технологий людей с кохлеарными имплантами становится все больше. Они ходят в обычную школу, поступают в институты, и их окружение ничего не знает о трудностях, которые они могут испытывать. Отсюда проблема вторая: надо информировать педагогов, которые сталкиваются со школьниками и студентами с кохлеарными имплантами.

На сегодняшний день на русском языке создано такое количество материалов по реабилитации пациентов с кохлеарными имплантами, какое есть лишь на английском и немецком. Среди огромного числа пособий, которые выпускаются ЛОР НИИ в помощь родителям и педагогам (многие из них доступны на сайте), есть книга "В моем классе учится ребенок с кохлеарным исплантом" — с простыми советами, которые позволяют учителю понять трудности такого ребенка.

Новогодняя елка в ЛОР НИИ
Новогодняя елка в ЛОР НИИ

Третья проблема — обучение специалистов-дефектологов методу слуховой реабилитации, ориентация их на новые возможности детей с кохлеарными имплантами и на тесное взаимодействие с родителями.

— Прежние методики сурдопедагогики были ориентированы на зрение, на тактильные анализаторы — на то, что было сохранного у ребенка, — объясняет Инна Королева. — Педагог не вовлекал в занятия с ребенком семью. А ведь достичь такого результата, как с Николаем, без участия родителей невозможно.

А вот что говорит сам Николай Кузнецов:

— Даже взрослым, которым ставят кохлеарный имплант, нужна психологическая поддержка. А также элементарная помощь: нужен человек, который проконтролирует, все ли ты четко говоришь.

И, наконец, еще одна проблема касается эксплуатации такого сложного прибора, как кохлеарный имплант. Его внешняя часть — процессор — находится снаружи головы, и бывают случаи поломки или утери дорогостоящего устройства, особенно у детей. Родительское объединение "Я слышу мир" добивается того, чтобы была возможность застраховать эту часть импланта. Также не решен вопрос с заменой процессоров за государственный счет — это сильно облегчило бы жизнь родителям детей с кохлеарными имплантами.