Первые проявления диатеза появились у моего старшего сына в районе восьми месяцев. Блестящие красные щеки, белый язык, зудящие пятна на коже... только стул смущал. Какало мое сокровище раза по два за день, этакой неоформленной кучкой. Изредка в ней проглядывала оранжевая морковка. Ага, решили мы, так это у нас на морковку аллергия! И не стали ее есть.

Потом в каке появились вкрапленья, похожие на непереваренную картошку. Ничего себе, диатез! Я пожаловалась педиатру. "И на картошку аллергия бывает!"- заявила она мне со знающим видом.

Поразмыслив, я отправилась на прием к аллергологу. К тому времени ребятенку было года полтора, от диатеза остались чешущиеся пятна и стул... Аллерголог оказалась дама далеко запенсионного возраста. Долго расспрашивала меня о том, чем я кормлю дитя и запретила есть, как это бывает обычно, шоколад, яйца, апельсины, молоко, куру и в том же духе, велев прийти на прием через месяц.

Мы пришли. Пятна и стул были на месте. Далее были разговоры про невыносимую пыль в квартире, на улице, ит.д и т.п... Утешила она меня тем, что после трех лет диатез, обычно, проходит сам.

Ну сам, так сам. У нас прошел после двух, только вот странно, необычный стул с проглядывающей сквозь него морковкой остался...

Затем был второй ребятенок. И вновь - диатез и поносы. Все вроде бы повторялось, только младший сын стал плохо набирать вес. Если первенец в год весил 12 кг, то младшенький едва набрал 8... Как он болел! Ни одна простуда не обходила стороной моего худенького сыночка! Осложнялась аденоидитами и стоматитами! Маленький, меньше сверстников, он весело бегал по детской площадке, а я не знала, чем бы покалорийней накормить его.

"Кашей кормите дважды в день!" - советовала педиатр. Я кормила. Для калорийности и в овощи крупу подмешивала. А молоко он пил только с маслом и сахаром.

"У вас дисбактериоз хронический" - вынес вердикт педиатр.

Нет, я не хочу сказать, что она плохой специалист, загруженность на ее участке была такая, что принимать одновременно приходилось двоих мамашек с детьми. Очереди перед кабинетом отстаивали по два с половиной часа.

И мы лечили дисбактериоз. Линекс, бактисубтил пили, практически, непрерывно. Каки приобретали более-менее оформленный вид, да вот беда, в анализах так и шла непереваренная клетчатка.

"Все с вами понятно. У вас врожденная ферментная недостаточность" - новый диагноз.

Я была на взводе. Полтора годика, мы только что взвесились. 9 килограмм. Легкий, как пушинка, он сидел на моих коленях. Я вышла из кабинета, давясь слезами. И пошла к гастроэнтерологу, видимо Господь надоумил.

Врач велела раздеть малыша догола, долго и внимательно мяла наше вспученное пузо, расспрашивала, как давно и отчего поносим. И неожиданно дала направление в Генетический центр.

"У нас дисбактериоз,- бубнила я , - мы же не Дауны, зачем нам к генетику?"

"И дисбактериоз тоже."

Сдали развернутый анализ на бактерий кишечника, сеяли в Мариинской больнице. Диагноз подтвердился и я с малышом появилась на пороге Генетического центра.

Генетик мне понравилась сразу, только опасаясь, что моего сына заподозрят в чем-то вроде болезни Альцсгеймера, я хотела было возразить, что нас направили ошибочно... Врач собрала анамнез. Чем болеют все члены семьи, дальние и близские. Все, что я вспомнила. Все, отчего кто умер. Составила рисунок из квадратиков и кружочков. А потом вынесла еще один вердикт, к счастью или несчастью, тогда я не знала, последний: у нас целиакия. Врожденная непереносимость белка злаковых. И требуется всей семье сдать анализ крови на АГА.

Диагноз подтвердился у обоих моих сыновей и мужа.

Итак, из питания необходимо под страхом мучительной смерти от истощенья исключить не только хлеб, крупы, макароны, всякие пряники и пирожные, но и фасованные магазинные продукты, ибо коварный яд - глютен - может скрываться под видом консервантов.

А теперь представьте, сколько усилий пришлось затратить мне, чтобы убедить старшего сына, которому к тому времени было уже 4 года, что все вкусные булочки отныне и навсегда - вот оно ключевое слово! - запрещены! Сладкие пирожные, ненавистная манная каша, хлеб, хлебушек, ароматный хлебушек равнозначен яду! (Потерю возможности пить пиво муж встретил едва ли не слезами.) В разряд запрещенного попало и мороженое, и сырки, и магазинное молоко, и все полуфабрикаты, и почему-то конфеты - такие, как карамельки, жвачки, рекламный Растишка... Сколько крови попортил мне этот Растишка! "Мама, ты не даешь мне Растишку, потому что не хочешь, чтобы я вырос!" - упрекал меня ребенок. У меня разрывалось сердце.

А садики! Со своей едой ходить категорически запрещалось, а в целиакийную группу очередь расписана года на два вперед. В простую аллергическую не берут - вам никто отдельно готовить не будет! Да и слово - целиакия тогда, два года назад было мало употребляемо, скажешь - и ждешь, помнит ли медик, что это...

Нас никогда не возьмут в летний лагерь, нас никогда не возьмут в армию, нас никогда не возьмут в военное училище, куда я мечтала отдать сына, нам очень сложно перекусить на улице и убедить непонятливую бабушку, что навсегда это навсегда и исключений здесь быть не может!

Отныне кукуруза царствовала на нашем столе, из нее печем хлеб и варим кашу, консервированная она едва ли не лакомство. Когда я вижу чужого ребенка, кушающего хлеб, внутренне содрогаюсь - это же яд, можно умереть в прямом смысле слова!

Я сидела на диете со всеми где-то полгода, а потом не выдержала. Раз мне можно все, то я, пожалуй, вернусь к хлебушку... вот уж никогда не знала, как это сложно - отказаться от хлеба! Сперва я ела его тайком, потом заметила, что старший сын кусает от буханки и держит кусок во рту, боясь проглотить...

Сейчас ему шесть лет. Он смирился со своей диетой и не возражает против нее. Только иногда, когда телевизионная реклама слишком навязчиво убеждает его купить печенье "Юбилейное", купит на свои деньги и настойчиво потчует меня, внимательно следя, чтобы я не отлынивала и ела. Не съесть, так посмотреть...

Рындина Ольга, seremyaga@yandex.ru