Когда я вышла на работу, Марине исполнилось полтора года. Благо, рабочий день короткий (так как вышла я на полставки), а с доченькой оставалась моя мама, которая так удачно пошла в отпуск. В общем, август стал для нас периодом адаптации. Маришка привыкала к отсутствию мамы и "тити", я — к совмещению кучи обязанностей (мамы, жены, учителя, подруги). В это время мы стали целенаправленно вести разговоры с девочкой о том, что все члены семьи работают: папа, бабушки, дедушки; о том, что и маме надо работать, чтобы покупать Марине гостинчики, обновки. Не знаю, насколько она понимала, но, видимо, суть улавливала, потому что повторяла: "Папа работает, баба работает, деда тоже".

Как мы учились без истерик прощатьсяПервого сентября мы вместе пришли на праздник Первого звонка, посмотрели концерт, походили по кабинетам, выбрали огромный букет гладиолусов и пошли домой. После дневного сна Марина вспомнила про мамину работу, нарядных детей, стала рассказывать, что ей понравились воздушные шары. Я подумала: "Пора". И начала рассказывать, что завтра мне на работу, что Марина останется с бабушкой, что им будет весело... Конечно, я понимала, что капризов при расставании не избежать, но будет лучше, если дочка будет знать, что работать родителям необходимо, что ее любят, и обязательно после рабочего дня будет радостная встреча.

Еще я понимала, что уходить на работу "тайком" нельзя, поэтому при выходе из дома говорила короткими фразами, куда и зачем пошла мама, что Марина в это время будет делать (читать книжки с папой, играть с дедом в кубики или укачивать куклу с бабушкой). Обязательно ждала ответа или комментария на каждую фразу — убеждалась, что дочка меня поняла. Старалась не говорить банальностей, типа: "Ты же большая, не плачь", или "Не будут мама работать — не будет новой куклы", или "Будешь реветь — вообще не приду". Ведь такие фразы ухудшают ситуацию прощания: ребенок боится, что ему будет плохо без мамы, что маме будет плохо без него — вот и капризничает.

Как мы учились без истерик прощатьсяВ общем, на случай расставания больше, чем на полчаса, мы с доченькой завели "ритуал прощания": за пять-десять минут до выхода из дома мы садились на диван, обнимались, немного "дудонили". Я говорила доченьке, что пойду на работу. Старалась просто объяснить ей свои обязанности, чтобы дочь понимала, чем именно занимается мама на работе ( "Учу детей читать и писать"), обещала, что вернусь скоро: "Ты погуляешь, поспишь, поиграешь в кубики, почитаешь книжку — и мама придет". Обязательно вовлекала в процесс бабушек (они по очереди оставались с капризулей): отмечала их любовь к малышке, их желание играть вместе, говорила, что им вместе будет очень интересно. Марина на своем языке комментировала каждое высказывание, ждала повторения — мол, вы меня поняли, а я — вас. Потом мы дружно обнимались втроем, бабушка брала на руки наше сокровище, я шла обуваться, а мои любимые — махали мне "пока-пока", и... спокойно уходили в комнату. Иногда дочка убегала, едва махнув ладошкой. И весь день без мамы бабушки спокойно занимаются воспитанием: ни капризов, ни истерик. Игры, сон и спокойное ожидание мамы: "Мама придёт с работы" — вот и весь комментарий ребенка на долгое отсутствие мамы.

Думаю, что именно благодаря привыканию к ситуации разлуки, введению "ритуала" прощания, разговоров с дочкой в режиме вопрос-ответ, мы легко переживаем разлуку в течение рабочего дня: нет ни воплей, ни истерик. Приходя с работы, я вижу счастливые глазки, улыбку Мариночки. Она бежит ко мне и кричит: "Мама пришла с работы", — она понимает всю ситуацию, она взрослеет, становится самостоятельнее, ну а в ответ — нежность, любовь и внимание!