Время стремительно идет вперёд. Великая Отечественная война стала историей. Но она не забыта, ведь 75 лет назад лихая беда постучалась в каждый дом, в каждую семью. И моя семья не исключение...

От старших многое слышу о том жестоком времени, когда мои родные не считались ни с чем ради победы. На глаза наворачиваются слезы, и сердце сжимается в комок, бьётся так громко, будто пытается вырваться из груди. Такое впечатление производит рассказ моего дедушки, Николая Ефимовича Стасенко. Каково было ему, мальчишке, оказаться в самой гуще событий тогда, в 41-м?

Николай Ефимович Стасенко
Николай Ефимович Стасенко

«Когда фашисты напали на страну, — вспоминает он, — мне было лишь 10 лет. Отец ушёл на фронт, а две мои тети, семнадцатилетние Ульяна и Анна Шейко, оказались в партизанском отряде. Путеводной звездой для сестёр был старший брат Сергей Прокофьевич Шейко — красный командир, герой гражданской войны, кавалер ордена Святого Георгия, почётный гражданин Ставрополья.

Созданный 5 августа 1942 года партизанский отряд „Петр“ (на территории Ипатовского района Ставропольского края) назывался в честь героя гражданской войны Петра Максимовича Ипатова, соратника С.П.Шейко. Состоял он из рабочих, крестьян, партийных работников, учителей. В него входил весь райком комсомола».

Партизанский отряд «Петр»
Партизанский отряд «Петр»

Слушая дедушку, не перестаю удивляться, сколько непохожих людей с разными характерами и биографиями было в отряде. Что их объединяло? Ответ достаточно прост: «Только одно — святое чувство любви к Отчизне. Они шли воевать с врагом для спасения родной стороны и народа.

Бойцы держали связь с отрядами, ходили по сёлам, налаживали отношения с людьми, взрывали железные дороги, расклеивали листовки. Во всём нужна была бдительность, смелость и аккуратность.

Люди были тогда исключительно смелые, готовы были скорее умереть, чем встать на колени! Во время одного из боёв фашисты захватили в плен партизана Максима Железняка. Был он небольшого роста, на вид болезненный и хилый, но оказалось, что в его отнюдь небогатырской груди билось большое, горячее, храброе сердце. Фашисты истязали его, заставляли рассказать о расположении партизанских отрядов, но Железняк молчал, мужественно перенося ужасы нечеловеческих мучений. Два дня пытали его... Во одного из допросов он схватил лежавший на столе пистолет и выстрелил. Сразил немецкого офицера, а сам метнулся к окну. Понимал, что это последние минуты его жизни, но не стал на колени и не просил о пощаде...»

Военная пора словно оживает перед моими глазами. Дедов голос слегка дрожит: «Вот как храбро и безбоязненно гибли верные сыны и дочери Отечества. Тыл и фронт были едины. С уст тружеников не сходил лозунг: „Всё для фронта — всё для победы!“ Помощь приходила и от сорок четвёртой армии. Партизаны снабжали бойцов фронта лошадьми, а те — оружием и одеждой...

Анна и Ульяна Шейко
Анна и Ульяна Шейко

Домой ипатовцы вернулись в 1943 году. Все вокруг было пусто и заброшено, фрицы унесли даже одежду. Селяне встречали земляков на главной улице, радовались и плакали».

Мне очень тяжело было слушать. А каково дедушке вспоминать, рассказывать, пережив это самостоятельно! Я думаю, не обязательно иметь десяток орденов и медалей, главное совершить что-то полезное, значимое для народа, для страны, как это делали партизаны.

Сейчас дедушкины тети, а мои прабабушки, живут в городе Бердянске, на Украине. Я премного благодарна судьбе за то, что в моей семье есть такой пример, и что я о нём слышу очень часто.